Вы здесь

Авиация и время 1997 02

Авиация и время 1997 02

Продолжение. Качалов "АиВ", №№6'96, 1'97

"Птенцы Геринга" наносят ответный удар

Дмитрий П.Калькой/ Полтава, Андрей Ю.Совенко/ "АиВ", Валерий Д.Романенко/ Киев Фото из архива Полтавского музея авиации и космонавтики

Итак, мы приступаем к описанию самой запутанной части нашей полтавской истории. Речь пойдет о событиях ночи с 21 на 22 июня 1944 г., ставших роковыми для всей операции "Фрэнтик". К сожалению, советские архивные источники, серьезные немецкие и американские печатные работы, а также свидетельства очевидцев дают настолько разную картину происшедшего, что воссоздать абсолютно достоверную и полную цепь событий оказалось невозможно. Изложенное ниже представляет собой лишь наиболее вероятную их версию, построенную авторами на документальной основе.

Когда американские бомбардировщики второй раз вместо того, чтобы лечь на обратный курс, направились на советские базы, специально выделенные экипажи немецких стратегических разведчиков уже подкарауливали их, чтобы точно установить место базирования и подготовить сокрушительный удар. Почти каждый день после завершения "Фрэнтик I" в ранние утренние часы они пытались прорваться к известным им аэродромам в Миргороде и Полтаве, однако летчики 802-го ИАП не допускали этого. [1] Тем не менее, 21 июня лейте-•нант Ганс Мюллер и его экипаж дождались своего часа: пристроившись к группе "Крепостей", они "дотопали" с ними до Полтавы и, пролетев достаточно низко над аэродромом, сделали снимки такого качества, что командование IV корпуса люфтваффе просто не смогло отказать себе в удовольствии разбомбить все напрочь, и немедленно*. Почему же советские истребители не сбили Мюллера? Одно из объяснений этому непонятному многим исследователям факту дает бывший летчик 802-го полка Н.М.Фадеев, живущий ныне в Полтаве. В тот день он с лейтенантом Д.П.Бояринцевым находился в воздухе, прикрывая посадку американцев. В это время полк инспектировал представитель штаба ПВО округа. Проверяющий, листая летные книжки, обратил внимание, что у Фадеева нет соответствующих записей и приказал отстранить его от полетов. Командир полка майор Жукоцкий тут же дал команду на приземление, однако другую пару в воздух не поднял. В этот момент и появился немецкий разведчик. Зенитчики открыли огонь, но Мюллер успел вновь набрать высоту.

В штабе "Флигеркорпс IV" в Брест-Литовске закипела работа. Это единственное в люфтваффе соединение бомбардировщиков дальнего действия было образовано в конце 1943 г., когда стратеги из штаба Геринга пришли к простой мысли, что силы противника выгоднее уничтожать на коммуникациях, в эшелонах, на станциях выгрузки и т.п. В его состав вошли бомбардировочные эскадры KG 27 "Boelke", KG 53 "Legion Kondor", KG 55 "Greif"**, а также специальная эскадра KG 4 "General Wever" самолетов-прокладчиков маршрута ("следопытов"), отыскивавших, обозначавших и подсвечивавших объекты удара. Корпус предназначался исключительно для действий ночью без истребительного прикрытия. Его командир генерал Рудольф Майстер (Rudolf Meister) доложил о готовности соединения к боевой работе в марте 1944 г. Базируясь на варшавском и минском аэроузлах, это соединение с начала мая регулярно по ночам злодействовало над железнодорожными станциями: Киев-Дарница, Сарны, Проскуров, Бахмач, Ровно, Шепетовка, Жмеринка, Фастов.

* Зарубежные источники дают три варианта типа их самолета: Не 177, Ju 188 и Ju 88, в советских документах наиболее часто фигурирует Не 111. Но, поскольку известен номер эскадрильи - 2./FAGr. 100 (2-я эскадрилья 100-й авиагруппы стратегических разведчиков), которая в мае 1944 г. перевооружилась с Ju 88 на Ju 188, то наиболее вероятно, что это был именно Ju 188.0 разведывательных вариантах Не 177'авторам неизвестно, а распространенная ошибка может быть связана с 100-й бомбардировочной эскадрой KG 100, действительно оснащенной Не 177.

** KG - Kampfgeschwader - бомбардировок;:яч эскадра, примерно соответствовала советской бомбардировочной авиадивизии. В ее состав входили штабное звено (4 самолета) и три авиагруппы (Gruppe) по 30 самолетов. Авиагруппа насчитывала три эскадрильи (Staffel 3 звена по 3 самолета) и штабное звено.

Дружеская встреча союзников. В центре - А.Р.Перминов

Полтава. Роковая ночь 22 июня 1944 г.

Иногда налеты выполнялись целыми эскадрами и длились по 3-5 часов. Благодаря хорошей выучке экипажей и слабому противодействию потери были невелики: на 31.05.44 г. KG 4 и мел а 109 самолетов, из них 76 исправных, KG 27 (I и III Gruppe) - соответственно 74 и 70, KG 53 - 108 и 79, KG 55 -101 и 79. Все бомбардировщики корпуса - типа Не 111. [2]

К 15.00 штаб IV авиакорпуса издал первый приказ: "Сегодня ночью атаковать аэродромы в Полтаве и Миргороде. Речь идет о том, чтобы одновременно уничтожить американские бомбардировщики и истребители. По соображениям радиуса действия эскадры KG 27 и KG 53 должны немедленно перебазироваться на аэродромы в район Белостока и Минска. KG 55 может оставаться на своих базахвДеблине (Deblin), Улеце (Ulez) и Подлодовке". Следующий приказ в 16.00 детализировал задание: "Бомбонагрузка -легкие фугасные бомбы SC 50, мелкие осколочные SD 2, 10% зажигательных бомб. Атака - колонной бомбардировщиков. Для KG 27 и KG 53 цель удара - Полтава, для KG 55 - Миргород. Ведущим на Полтаву назначен командир KG 53 подполковник Поркрандт, на Миргород -командир KG 55 подполковник Вилли Антруп". [3] Все вылеты на "железку" в тот день были отменены.

Казалось, даже погода была на стороне немцев: метеорологи обещали на маршруте облачность на 2000 м с разрывами, однако цель -без облаков, к полуночи предсказывали ясную луну. Тем не менее, приводные радиомаяки "Egon-Minsk" и "SonneWarschau" были приведены в готовность. Начало атаки на Полтаву назначили на 00.00 по берлинскому времени, чтобы до двух утра пересечь линию фронта в обратном направлении. Атака на Миргород - на 10 минут раньше. Всего над территорией противника предстояло лететь более трех с половиной часов. Подготовка к вылету была в полном разгаре, когда внезапная низкая облачность полностью закрыла аэродром, на который перелетела KG 27, и эскадра "Белке" выпала из плана операции. Теперь на каждый объект приходилось только по одному "кампфгешвадеру".

* Здесь и далее перевод с английского Ольги К.Совенко.

** Факельное шествие (нем.).

Взлет начали в 20.30. Первыми ушли в воздух "следопыты" KG 4 из Барановичей. Следом в еще светлое вечернее небо медленно поднялись тяжело груженные бомбами и горючим машины KG 53 из Радома и Радзина. Последней стартовала наиболее выдвинутая на восток KG 55 из Деблина, Улеца и Подлодовки. Каждой эскадре были выделены по 20 "прокладчиков маршрута". Вскоре после взлета экипажи "Флигеркорпс IV" на собственной шкуре удостоверились в правоте поговорки "врет, как бюро погоды": "рваные облака" обернулись тяжелым ненастьем, а вместо "ясной луны" сверкали молнии, круги воздушных винтов светились белым светом, выступающие в поток поручни, стволы пулеметов и антенны были в "огнях святого Эльма". Насыщенный электричеством воздух мешал работе средств радионавигации. Может быть, поэтому некоторые из приданных KG 55 "следопытов" ошиблись. Заметив в 23.43 (время берлинское) вспышку первой осветительной бомбы, которую в кромешной тьме лейтенант Рауденбуш из KG 4 точно сбросил на аэродром Полтавы, они решили, что это Миргород…

…К вечеру 21 июня, умывшись и сменив форму, полковник Олд убедился, что его люди расквартированы, а специалисты 169-й АБОН закончили обслуживание и ремонт самолетов. Некоторое количество (не все!) В-17 рассредоточили вдоль восточной и северной границ авиабазы - и это было все, что предприняло американское командование в ответ на требование Перминова вообще убрать их из Полтавы на другие аэродромы. [1,4] Очевидно, янки чувствовали себя в безопасности, т.к. немцы ни разу даже не пытались нанести удар по местам базирования 8-й и 15-й ВА в Англии и Италии, хотя они располагались гораздо ближе к линии фронта, чем Полтава. Но Александр Романович испытывал серьезную тревогу и приказал привести силы ПВО в повышенную готовность. [5]

Несмотря на тревожные ожидания, в тот вечер на авиаузле 169-й АБОН был дан торжественный ужин в честь прилета второй группы союзников. Однако тосты звучали не для всех. Отстраненный от полетов Николай Миронович Фадеев в ту ночь был назначен дежурным по аэродрому. Вот что он вспоминает: "После 23 часов меня пригласил к телефону оперативный дежурный 370-й авиадивизии и сообщил мне, что в районе Конотопа замечена большая группа немецких бомбардировщиков, которая разделилась на две: одна взяла курс на Миргород, другая - на Ахтырку и Харьков. Возможно, что она повернет на Полтаву. Аэродром не демаскировать. Принять меры к сохранению личного состава. Этот телефонный звонок врезался в мою память на всю жизнь. Командир нашего полка майор Жукоцкий тут же передал эту информацию командиру американской авиагруппы и предложил ему немедленно перегнать В-17 в Харьков и Днепропетровск. Однако американец отказался это сделать, заявив, что его люди устали и что к бомбежкам им не привыкать. К тому же, их охраняют русские летчики. Тогда Жукоцкий сообщил личному составу полка об опасности и приказал рассредоточить две эскадрильи наших истребителей, предназначенные исключительно для действий днем. Эскадрилья "ночников" нашего 802-го ИАП базировалась в Карловке в 40 км от Полтавы". [1]

Примерно в 23.35 адъютант Перминова вошел в обеденный зал и доложил генералу о немецких бомбардировщиках. Дальнейшие события американцы запомнили такими*: "Бравый генерал попросил присутствующих не волноваться, заверив, что люфтваффе никогда не летают так далеко на восток, и ужин возобновился. Лишь когда адъютант принес третье сообщение о продвижении германских самолетов, Перминов сдался: "Я думаю, нам следует пройти в бомбоубежище". Олд, Уэлш и другие офицеры поспешили за ним и подошли к убежищу как раз в тот момент, когда русские зенитки, установленные по периметру аэродрома, открыли огонь. Взглянув в небо, Олд ничего не увидел в кромешной тьме, зато он услышал гул самолетов. Внезапно вспыхнула осветительная бомба, за ней последовали другие, которые медленно опускались на парашютах, четко обрисовывая припаркованные самолеты. "Где же истребители Красной Армии?" - спросил Олд у Уэлша. Ни одного русского истребителя в небе в тот момент не было…" [6]

…Ориентируясь по подвешенным Рауденбушем "люстрам", точно в срок - к часу ночи по московскому времени - после ряда отвлекающих маневров эскадра KG 53 подошла к Полтаве. По команде "Факельцуг!"** вниз отправились новые осветительные бомбы, и в считанные секунды на аэродроме стало светло, как днем. К своей радости, немцы обнаружили, что В-17 (те, что не оттащили к окраинам летного поля) стоят в таком же порядке, что и на фотографиях. Эфир заполнился фразами типа "зеленые конфетки - на стоянке", "мои - справа" и т.п. Подполковник Поркрандт с командовал "Атака!", и мелкие осколочные бомбы типов SD 1 и SD 2 посыпались тучами вперемешку с 50-кг фугасками SC 50. Одна из них попала прямо в КП зенитчиков, и ПВО базы оказалась дезорганизованной. [7]

Страницы


В нашей электронной онлайн библиотеке вы можете бесплатно и без регистрации прочитать «Авиация и время 1997 02» автора Автор неизвестен на телефоне, андроиде, айфоне, айпаде. Сейчас вы находитесь в разделе „Полтавская история. Часть III“ на странице 1. Приятного чтения.