Вы здесь

Авиация и время 1996 01

Авиация и время 1996 01

Александр А.Чечин, Николай Н.Окалелов/ Харьков

Редакция выражает признательность господам Т.Моррису и С.Ватсону (Англия) за помощь в подборе фотоиллюстраций.

AD-4 (серийный номер 128925) эскадрильи VA-65 столкнулся на посадке с истребителем F4U-4 «Корсар».Авианосец «Бон Омм Ричард», 22 января 1952 г.

Окончание. Начало в «АиВ» №№5,6'95.

Наступление американцев продолжалось, и к концу октября 1950 г. части 8-й армии приблизились к границе КНР. Казалось, победа уже близка. Однако в события вмешались китайские войска, приступившие к переправе через р. Ялуцзян. Чтобы воспрепятствовать этому, 77-е оперативное соединение получило приказ бомбить мосты,для чего планировалось использовать до 150 ударных самолетов в день.

Для налета на один мост формировалась группа из 8 «Скайрейдеров» с двумя 450-кг бомбами каждый и полным боезапасом к пушкам. Подавление ПВО в районе переправ возлагалось на «Корсары», а прикрытие ударной группы с воздуха поручалось истребителям «Пантера». Для летчиков «Скайрейдеров» уничтожение мостов оказалось трудной задачей, т.к. до цели им предстояло пролететь почти 360 км над территорией противника, насыщенной зенитными средствами. Тем не менее, в течение 12 дней палубная авиация непрерывно наносила удары, совершив 593 боевых вылета и сбросив 232 т бомб разного калибра.

Атакуют «Скайрейдеры»

Из 6 основных мостов 3 были полностью разрушены, а остальные повреждены. Однако последовавшее наступление китайских войск показало, что противнику все же удалось переправить большую часть сил на корейский берег. Вскоре ударили морозы, река начала замерзать, и смысл в дальнейших ударах по мостам пропал. Объединенные силы начали отходить на юг.

Перед палубной авиацией была поставлена новая задача - перерезать железнодорожные коммуникации в тылу северокорейских войск. Начиная с 29 января 1951 г., «Скайрейдеры» приступили к разрушению дорог и охоте за поездами. Полетам сильно мешала зима: снег засыпал палубы авианосцев, и экипажам кораблей приходилось по нескольку часов лопатами сбрасывать его за борт.

Наиболее типичным примером использования «Скайрейдеров» против транспортной сети противника в этот период могут служить бомбардировки моста на одной из железнодорожных линий северо-востока Кореи. О существовании этого 180-метрового сооружения американцам стало известно 2 марта. На его уничтожение была послана восьмерка «Скайрейдеров», которая с задачей не справилась. Утром следующего дня удар повторила 195-я штурмовая эскадрилья капитан-лейтенанта Карлсона, базировавшаяся на авианосце «Принстон». Штурмовики сбросили на цель 900-кг бомбы, обрушив один из шести пролетов и повредив два других. Для верности через пять дней налет повторили. В честь командира удачливой эскадрильи ущелье, где находился мост, летчики стали называть «Ущельем Карлсона». Корейцы, используя деревянные балки, быстро восстановили опоры и выпрямили уцелевшие покосившиеся пролеты. 14 марта фоторазведка установила, что через несколько дней мост начнет действовать. На следующий день группа «Скайрейдеров» ударила по нему зажигательными баками. Напалм сжег временные опоры, и в целости остались только два пролета. Для воспрепятствования дальнейших восстановительных работ в ущелье сбросили бомбы со взрывателями замедленного действия. Однако, несмотря на это, через две недели мост функционировал. Ответ американцев не заставил себя ждать. 2 апреля «Скайрейдеры» нанесли столь сильный удар, что мост рухнул на дно ущелья и больше не восстанавливался. Из-за частых налетов палубных штурмовиков северокорейские поезда стали курсировать лишь на нескольких участках железных дорог, причем исключительно по ночам, а войска предпочитали передвигаться пешим порядком.

Своеобразным козырем северокорейцев были шлюзы Хвачхоньского водохранилища, с помощью которых они могли поднимать или опускать уровень воды в реках Ханган и Пукханган. Это давало возможность затормозить наступление объединенных сил или облегчить переправы своих войск при контрнаступлении. Чтобы лишить противника возможности таким образом влиять на ситуацию, командование 8-й армии обратилось к адмиралу Страблу с просьбой разрушить шлюзы. 30 апреля на авианосец «Принстон» поступил приказ о немедленном вылете. Предполагалось, что «Скайрейдеры» нанесут удар торпедами, однако подготовить их не успели, и эскадрилья Карлсона вылетела с 900-кг бомбами. В 16.00 штурмовики вышли на цель. Подавление ПВО взяли на себя пять «Корсаров». Одна из сброшенных бомб попала в плотину, но шлюзы уцелели.

На следующий день восемь AD-4 поднялись в воздух, неся по одной торпеде. Им предстояло сложное и весьма рискованное дело. После выхода на боевой курс до цели оставалась всего пара сотен метров, и у пилотов было буквально несколько мгновений для того, чтобы сбросить торпеды в нужной точке и увернуться от столкновения с бетонной стеной. К тому же плотина располагалась в узком пространстве между высоких холмов, поэтому атаковать ее одновременно могли только два самолета. В 12.00 «Скайрейдеры» парами стали заходить на Хвачхоньскую плотину. Шесть из восьми торпед взорвались у ее основания. Один шлюз оказался полностью разрушенным, в другом было пробито трехметровое отверстие. Несколько самолетов получили повреждения от зенитного огня. Это единственный случай применения торпед за всю войну в Корее.

В мае «Скайрейдеры» продолжали наносить удары по северокорейским железнодорожным коммуникациям. Так, 11 мая 32 штурмовика атаковали четыре моста на западных линиях, сбросив на них шестьдесят четыре 900-кг бомбы. Лучшее «противомостовое» средство оправдало свою репутацию - три путепровода были разрушены, а четвертый поврежден.

За успешные действия весной 1951 г. «Скайрейдеры» получили громкое прозвище «разрушители железных дорог». Заслужить его было не так уж просто. Наносить удары штурмовикам приходилось при яростном противодействии корейской ПВО. В некоторых районах плотность зенитной артиллерии в два раза превышала ту, которую создавали японцы в конце второй мировой войны. Особую опасность представляло место западнее Вонсаня, которое пилоты назвали «Долиной смерти». Даже если штурмовики прорывались через огонь зениток, то прицельно попасть бомбой прямо в железнодорожное полотно с шириной колеи всего 142 см было почти невозможно. При заходе вдоль него летчикам приходилось брать поправку не только на ветер, но и на смещение кабины относительно бомбодержателя, иначе бомбы падали по обе стороны полотна, не причиняя ему никакого вреда.

Осенью штурмовики занимались не только железными дорогами. Самым удачным налетом этого периода считается удар 29 октября «Скайрейдеров» 54-й эскадрильи по одному из домов в небольшом городке Кансань, где, по агентурным данным, проводилось совещание корейских политработников. В результате внезапного налета Северная Корея потеряла убитыми более 500 замполитов.

Новый, 1952 г., не принес особого разнообразия в повседневную боевую работу. Кампания по разрушению железных дорог продолжалась с неослабевающим напряжением. Правда, штурмовики изменили свою тактику, отказавшись от разрыва дорожного полотна через каждые 1,5 км, они стали уничтожать рельсовый путь длинными отрезками по 1-5 км. Корейцы с большим трудом ремонтировали такие участки. Работы они начинали с наступлением темноты и, если ремонт затягивался, вручную переносили грузы через поврежденные участки из поезда в поезд, которые курсировали только после захода солнца, а днем отстаивались в многочисленных туннелях. Учитывая это, командование 77-го оперативного соединения организовало в составе своих авиагрупп специальные ночные подразделения.

AD-4 (серийный номер 123933, пилот л-нт Филиппе) эскадрильи VA-195 возвратился с боевыми повреждениями после налета на один из мостов южнее Вонсаня. Авианосец «Принстон», 30 апреля 1951 г.

На каждом корабле имелось по 8 самолетов, приспособленных для действий ночью: четыре «Корсара» и четыре AD-4N. Экипажи штурмовиков прошли специальную подготовку в Сан-Диего. «Скайрей-дер» считался идеальным самолетом для ночной охоты. Его обычная боевая нагрузка состояла из одной 225-кг бомбы, шести 112-кг бомб, полного боекомплекта к пушкам и шести осветительных бомб. На каждый самолет выделялся отдельный участок железной или автомобильной дороги протяженностью 65-70 км. Вдоль него летчик вел свою машину змейкой у самой земли, тщательно просматривая местность. Автомобили легко обнаруживались по свету фар. Паровозы, передвигавшиеся без огней, найти было труднее. В одиночном полете пилоты предпочитали пользоваться пушками, в этом случае отпадала необходимость держаться минимально безопасной высоты при бомбометании. Разрыв каждого снаряда давал вспышку, по которой стрельба легко корректировалась.

Тактика менялась, если вылет выполнялся парой. Летчик одного «Скайрейдера» с малой высоты просматривал дорогу. Его коллега вел свою машину чуть выше, при обнаружении цели он сбрасывал осветительные бомбы и атаковал ее первым. За это время нижний самолет успевал набрать высоту и тоже начинал атаку. Получалась своеобразная карусель. В конце войны ночные «Скайрейдеры» с авианосца «Филиппин Си» получили на вооружение 70-мм НУР «Майти Маус». На самолет подвешивались шесть пусковых установок, по семь ракет в каждой. По заявлениям летчиков, «Маусы» оказались чрезвычайно эффективным оружием.

Страницы


В нашей электронной онлайн библиотеке вы можете бесплатно и без регистрации прочитать «Авиация и время 1996 01» автора Автор неизвестен на телефоне, андроиде, айфоне, айпаде. Сейчас вы находитесь в разделе „Корейский дебют "Скайрейдера"“ на странице 1. Приятного чтения.