Вы здесь

Знамения времени, битва Михаила и ее отражение на Земле

Знамения времени, битва Михаила и ее отражение на Земле

В настоящее время тяжелых испытаний должно быть совершенно естественным для каждого, кто имеет искренний интерес к устремлениям антропософской духовной науки, поразмышлять над взаимоотношениями, существующими между тем фактом, что духовно-научное движение стало в начале двадцатого столетия посылать свои импульсы в эволюцию человечества, и тем другим фактом, что человечество в настоящее время поглощено пучиной катастрофических событий. Насколько эти события катастрофичны для человечества, еще не полностью понято, так как люди сегодня привыкли к жизни без духа. Однако жить без духа значит жить поверхностно, а поверхностная жизнь заставляет человека проспать важные впечатления от событий, происходящих вокруг него. Проспать все важные события — это особо характерно для людей нашего века. Мало людей в наше время приходят к надлежащему пониманию суровости и остроты событий современности. Большинство из них живет изо дня в день. Если делается попытка говорить о грядущем, то люди, и во многих случаях именно те, от кого зависит ход событий, яростно отвергают эти попытки. Если среди многих своих задач духовная наука достигнет успеха в развитии более энергичной, более бодрствующей человеческой души, то она выполнит важную для настоящего времени задачу; духовно-научные концепции требуют большего напряжения мышления, большей интенсивности чувствования, чем это требуется для усвоения других концепций, особенно ходячих в наше время.

Важно познакомиться сегодня с теми концепциями духовных исследований, которые могут направлять вести нас к пониманию современности в самом широком смысле. Сегодня я разовью несколько основных концепций, опираясь на которые мы на нашей следующей лекции обоснуем в идеи, что бросят свет на важные факторы современности. Я буду исходить из более общих мыслей, касающихся личного в человеке, что, с определенной точки зрения, составит основание для наших последующих духовно-научных рассмотрений.

Мои дорогие друзья! В ходе наших духовно-научных исследований мы должны снова и снова подчеркивать тот факт, что смена состояний нашего сознания проходит через всю нашу жизнь между рождением (или, вернее, зачатием) и смертью: смена сна и бодрствования. В общем смысле мы знаем разницу между сном и бодрствованием, но только духовно-научное познание в состоянии показать человеческой душе более внутренним образом истинную разницу между сном и бодрствованием. В обычной жизни мы верим, что мы спим с момента засыпания до момента пробуждения, и что мы бодрствуем с момента пробуждения до засыпания. Но это только приблизительно верно. В действительности эта граница между сном и бодрствованием проведена неправильно. Ибо то состояние неясного сознания, которое во многих отношениях бессознательно, и через которое мы проходим в состоянии сна, простирается также и на нашу дневную жизнь; частью нашего существа мы находимся в этом состоянии также во время между пробуждением и засыпанием. Мы никоим образом не бываем полностью бодрствующими всем нашим существом между пробуждением и засыпанием; мы пробуждены только частью его, а другая часть продолжает спать, хотя мы и считаем себя бодрствующими. Мы всегда, в некотором отношении, спящие человеческие существа. Это действительно так. Мы действительно пробуждены только в отношении наших восприятий внешних чувств и мышлений. Воспринимая внешний мир через наши органы чувств (слыша, видя и так далее), мы бодрствуем в слухе, зрении и в осознании их. Здесь мы полностью бодрствуем. Мы также бодрствуем, хотя и в меньшей степени, в мышлении, в вызываемых представлениях: когда мы образуем мысли, когда возникают в нас представления, когда воспоминание всплывает из темных тайников нашей душевной жизни. Мы бодрствуем в отношении опыта внешних чувств. Мы бодрствуем в отношении процессов восприятия внешних чувств мышления.

Вы знаете, однако, что кроме восприятий внешних чувств и мышления наша душевная жизнь содержит также чувствования и воления. В отношении чувствований мы не бодрствуем, хотя и верим, что бодрствуем. Степень и интенсивность сознания, которые мы имеем при чувствовании, равнозначны степени и интенсивности сознания, которые мы имеем при сновидениях. И как сновидения возникают картинами из бессознательных глубин нашей души, так и чувствования возникают в нас как силы. В чувствовании мы бодрствуем в той же самой степени, как в сновидении; единственная разница в том, что мы приносим наши сновидения из сна в обычное бодрствующее сознание, вспоминая их и тем отличая их от бодрствующего состояния, в то время как в случае чувствования все это происходит одновременно. Чувствование само снится нам, но мы сопровождаем наше чувствование нашими понятиями. Чувствование не содержится в понятиях, но мы взираем из понятий на чувствования так же, как мы оглядываемся после пробуждения на наши сновидения. И так как в случае чувствования мы делаем это одновременно, то мы и не замечаем того факта, что мы имеем только понятие чувствования в действительном сознании, в то время как чувствование само остается в области сновидений как любое сновидение.

А сама воля, мои дорогие друзья? Что знаете вы о происходящих процессах, когда вы решаете взять книгу, и затем ваша рука действительно схватывает книгу? Что вы знаете о том, что происходит между вашей сознательной мыслью: «Я хочу взять книгу!» и таинственным процессом, который затем происходит в вашем организме? Мы знаем, что мы думаем относительно воления, но воление само остается неизвестным для обычного сознания. В то время, как мы «видим» в сновидениях наши чувствования, мы «просыпаем» истинное, основное содержание нашего воления. Как воспринимающие, мыслящие человеческие существа мы бодрствуем, но как чувствующие и волящие человеческие существа мы «видим» сновидения и спим даже в бодрствующем состоянии. Таким образом, в чувствовании и волении состояние сна простирается в бодрствующее сознание. То состояние, в котором мы находимся между засыпанием и пробуждением в отношении всего нашего существа в целом является состоянием, в котором мы живем в нашем бодрствующем сознании в отношении нашего чувствования и воления.

Посредством восприятия внешних чувств и мышления мы научаемся познавать мир вокруг нас, который мы обозначаем как физически-чувственный мир; посредством чувствования и воления мы не научаемся познавать этот мир, в котором мы существуем как чувствующие и волящие человеческие существа. Мы находимся постоянно в сверхчувственном мире, силы нашего чувствования и воления порождаются этим сверхчувственным миром так же, как наше восприятие и мышление порождаются физическим миром. Мы не имеем телесных органов для чувствования и воления, мы имеем телесные органы для восприятия и мышления. Многие физиологи верят, что органы для чувствования и воления существуют, это показывает, что они не знают о чем они говорят. Физиолог, который действительно мыслит, не верит этому.

То, что я описал сейчас, является определенным состоянием, в котором мы живем между рождением и смертью, — состоянием, в котором мы бодрствуем в отношении восприятия и мышления, но спим в отношении чувствования и воления, Иные условия — во времени между смертью и новым рождением, в некотором смысле, они противоположны. Мы начинаем тогда быть пробужденными в отношении наших чувствования и воления, и мы спим в отношении восприятия и мышления, хотя сон является иным состоянием в том мире, в котором мы тогда пребываем с нашими душами. Из того, что я только что сказал, вы видите, что так называемые живые, просыпают то, что так называемые умершие, в действительности, испытывают. Так называемые живые просыпают чувствование и воление, которые постоянно струятся через их существа, умершие находятся внутри этих чувствований и волений. Вам не трудно понять, что умершие пребывают в том же самом мире, в котором пребываем и мы, как, так называемые живые. Мы отделены от умерших только потому, что мы не воспринимаем мира, в котором они живут и творят. Умершие всегда вокруг нас, мы окружены, таким образом, теми существами, которые живут, не будучи физически воплощенными. Мы только не можем воспринять их.

Мы должны только образовать идею человеческого существа, спящего в комнате: вокруг него предметы, но он не воспринимает их. Тот факт, что что-то не воспринимается, не является доказательством, что этого нет. В отношении мира умерших, мы в том же самом положении, в котором мы находимся в отношении мира физических существ, когда мы спим. Мы живем в том же самом мире с умершими и с высшими духовными иерархиями: они находятся среди нас и мы отделены от них только благодаря природе нашего сознания.

Мои дорогие друзья, из этого следует, что человеческое существо воспринимает и понимает только часть той реальности, внутри которой оно действительно существует. Если бы человеческое существо овладело полной реальностью, его познание было бы совершенно отличным от сегодняшнего. Его познание тогда охватывало бы не только силы, которые приходят из царств природы, известных нам, но также силы высших духовных существ и силы, которые приходят из царства так называемых умерших. Сегодня такие факты кажутся поразительно нелепыми большинству людей. Однако, для все более широких кругов человечества и, особенно, для тех, чьей заботой является заинтересованность в эволюции и прогрессе человеческой жизни, эти идеи станут предметом, который должен быть познан. Ибо более или менее, вплоть до нашего времени, человеческое существо было руководимо темными, неведомыми силами в отношении всего, чего оно не могло воспринять в своем окружении. Водительство этими темными, неведомыми силами более или менее прекратилось в наше время. (Мы будем говорить об этом в нашей ближайшей лекции). Ныне человеческие существа должны войти в сознательные взаимоотношения с некоторыми силами, которые достигают нашего мира из царства так называемых умерших. Нелегко привести человеческие существа к сознанию этих вещей в степени, необходимой для замены истинной реальностью фантастической неадекватности, которая преобладает в современности и принесла столь великие катастрофы. В этом отношении я хочу привлечь ваше внимание к одному только моменту, к одному факту.

Среди многих, так называемых «научных» направлений, имеются также исторические исследования. Историю учат и изучают ее в школах. Но что такое эта история? Любое хорошо осведомленное лицо, знакомое с литературой прошлых времен, знает, что то, что сегодня называется наукой истории, не старше ста лет. Я ничего больше сказать об этом не хочу. Люди изучают и пишут историю с теми же самыми мыслями и концепциями, которые они применяют в обычной, внешней жизни, наблюдая природу. Но никто не спрашивает допустимо ли наблюдать историческую жизнь тем же путем, каким наблюдают внешнюю природу? Это недопустимо. Ибо историческая жизнь человечества управляется импульсами, которыми нельзя овладеть, пользуясь концепциями нашего бодрствующего сознания. Каждый, кто действительно изучал историю, знает, что мы в исторической жизни управляемы импульсами, которые для обыкновенного сознания доступны только в состоянии сновидения. Также как человечеству снится (видится в сновидении) жизнь чувствований, также снятся ему и импульсы истории. Если мы пытаемся наблюдать историческую жизнь человечества путем концепций, которые великолепны для естественных наук, то мы не можем верно постигнуть ее: мы тогда наблюдаем ее только на ее поверхности. Чему учат и что изучают как историю в школах? В отношении к истинной истории это не более как описание трупа в отношении к целостному человеческому существу. История, как ей обучаются сегодня, это изучение трупа. Изучение истории должно претерпеть полное превращение. В будущем будут понимать, что постигать историю возможно только при помощи инспирированных концепций, при помощи инспирации. Тогда мы будем иметь истинную историю. тогда мы будем знать, что именно управляет человечеством, что проникает из исторической жизни в жизнь социальную.

Мои дорогие друзья, то, что я здесь высказываю, имеет очень глубокое значение. Люди думают, что они понимают социально-историческую жизнь. Но они не понимают ее, так как пытаются постичь ее посредством обычных понятий повседневной бодрственной жизни. Это не становится очевидным потому, что история пишется так, что кажется мало что зависит от того, верны ли в действительности приводимые факты или же нет. Я хочу дать вам пример этого. Мы узнаем из исторических книг, что Америка была открыта в 1492 году. Вообще говоря, это правильно, но из того, как это описывается в исторических книгах, мы образуем представление, что до 1492 года Америка была полностью неизвестна, как бы далеко мы ни заглядывали назад в историю. Но это не так. Америка была неизвестна только в течение немногих столетий. Еще в двенадцатом и тринадцатом столетиях существовала оживленная торговля между Исландией, Ирландией и Америкой. В Европу из Америки импортировались медицинские травы и другие товары. По некоторым причинам, связанным с внутренней кармой Европы и прежней ролью Ирландии, Рим приложил все возможные усилия, чтобы отсечь Европу от Америки так, чтобы Америка была забыта. Эти усилия со стороны Рима не были вредны для Европы того времени, имелись ввиду благие намерения.

Я хочу показать вам на этом примере только то, что факт не обязательно должен быть историческим фактом, — то, что мы можем быть полностью несведущи исторически в отношении важных вещей.

Иметь историческое познание или быть исторически невежественным в отношении социальной жизни человечества, с другой стороны, имеет очень большое значение.

Как часто мы слышим сегодня людей, говорящих: «Мы должны думать о разных событиях таким образом потому, что так учит нас история». Возьмите современную литературу, особенно современные журналы и газеты, и вы увидите, как часто употребляется фраза: «История учит нас таким образом». Человеческое существо частично просыпает исторические события, среди которых оно живет, но тем не менее оно образует суждение о них, или оно прививается ему. Фраза «История учит нас так.» очень часто слышится, и в начале этой войны значительные люди утверждали, что история учила их относительно длительности войны. Это было честное убеждение так называемых «умных людей» что, согласно общим социальным и экономическим условиям на земле, война не может длиться более четырех — шести месяцев. Многие утверждали это, многие пророчили: самое большее от четырех до шести месяцев! Результат этого пророчества был подобен другому историческому пророчеству, сделанному, безусловно, великим умом, но который образовал его, пользуясь обычными понятиями повседневного сознания. А этим можно овладеть только с помощью великих концепций. Когда Фридрих Шиллер стал профессором философии в Йенском университете, он произнес свою всемирно-известную вступительную речь об изучении истории. Это было незадолго перед взрывом Французской революции. Он высказал свое убеждение, извлеченное из истории, но полученное при помощи обычных концепций. Я не цитирую буквально, но вот что сказал Шиллер, который безусловно не был незначительной личностью, выдвигая свое убеждение: «История учит, что много распрей и войн случалось в древние времена, и, исходя из того, что имело место тогда, мы могли бы ожидать дисгармонии среди европейских народов в будущем. Однако, они будут рассматривать себя как членов одной большой семьи и не станут больше рвать друг друга на части», так сказал Фридрих Шиллер. Вскоре после этого в 1789 году разразилась Французская революция. Все, что выпало на долю европейской семье народов в девятнадцатом столетии, и что происходит теперь, много лет позже, безусловно уничтожает так называемое историческое суждение Шиллера самым основательным образом.

История выучит нас чему-нибудь только тогда, если мы окажемся в состоянии постичь ее при помощи инспирированных концепций. Ибо историческая жизнь человечества находится под влиянием не только так называемых живых, но и душ умерших, а также духов, с которыми так называемые умершие живут точно так же, как мы живем с существами животного, растительного и минерального царств. Человечество придает большую ценность просто фразам. Но оно должно отвыкнуть от этой привычки. Оно сможет сделать это только если приобретет истинные концепции — концепции, пронизанные реальностью. Очень важной концепцией является та, которая показывает нам, что мы отделены от так называемых умерших только благодаря нашему сознанию, которое является спящим сознанием в отношении мира чувствования и воления, находясь в котором умершие окружают нас. Это спящее сознание подобно тому сознанию, в котором мы пребываем между засыпанием и пробуждением в отношении физических предметов вокруг нас.

Ясновидческое сознание подтверждает шаг за шагом то, что было охарактеризовано здесь в общих чертах.

Однако, может возникнуть вопрос — как это человеческое существо ничего не знает о мире, в котором оно живет, через который оно проходит с каждым шагом своей жизни? Так вот, мои дорогие друзья, сам путь, которым ясновидческое сознание предлагает конкретную информацию относительно общения с так называемыми умершими, является живым доказательством факта. что для обычного сознания мир, в котором живут умершие, должен оставаться неизвестным. Мне стоит только привести несколько характерных черт этого общения с так называемыми умершими, которые могут иметь место при развитом ясновидческом сознании, и вы усмотрите из этого, почему мы не знаем ничего в обычной жизни относительно общения с умершими. Возможно (хотя во многих отношениях это очень тонкое дело), что мир умерших откроется для пробужденного сознания, что мир умерших может быть осознан человеческим существом, что оно сможет войти в сознательные взаимоотношения с индивидуальностью умершего. Человеческое существо должно, однако, приобрести тогда полностью иное сознание, если оно хочет войти в действительные и безопасные отношения с умершей личностью. Оно должно приобрести сознание, которое полностью отлично от применяемого в физическом мире. Разрешите мне описать несколько характерных черт его.

В физическом мире мы имеем определенные навыки в нашем общении с другим человеческим существом. Если я говорю с кем-нибудь здесь, на физическом плане, спрашиваю его что-то, сообщаю что-нибудь ему, я сознаю тот факт, что речь проистекает из моей души и через мои органы речи передается ему. Я сознаю тот факт, что я говорю. Я сознаю этот факт также в отношении внешнего восприятия. И если это другое человеческое существо здесь, на физическом плане, отвечает мне или сообщает мне что-нибудь, тогда я слышу его слова, его слова звучат от него ко мне.

Не так обстоит дело при полностью сознательном общении с умершими (в полусознательном общении дело обстоит иначе, но я говорю здесь только о полностью сознательном общении). При полностью сознательном общении с умершими все это как бы перевернуто наоборот. Оно совершенно отлично от того, что мы ожидаем. Когда я сталкиваюсь с умершим лицом, то оно говорит в своей душе то, что я собираюсь спросить его, что я хочу сообщить ему: это звучит мне от него. А то, что оно собирается сказать мне, звучит из моей собственной души. Мы должны привыкнуть к этому, мои дорогие друзья. Мы должны привыкнуть слышать то, что говорят другие звучащим из нашей собственной души и слышать то, что мы говорим звучащим как бы из внешнего духовного мира. Это столь отлично от всего, что мы привыкли испытывать здесь, в физическом мире.

Страницы


Разделы

  • I
  • II

  • В нашей электронной онлайн библиотеке вы можете бесплатно и без регистрации прочитать «Знамения времени, битва Михаила и ее отражение на Земле» автора Штайнер Рудольф на телефоне, андроиде, айфоне, айпаде. Сейчас вы находитесь в разделе „I“ на странице 1. Приятного чтения.