Вы здесь

Раскопанная Библия. Новый взгляд археологии

Раскопанная Библия. Новый взгляд археологии

Йехуд оставался в руках персов в течение двух столетий, вплоть до завоевания Александром Македонским в 332 году до н. э. Затем он был включен в состав империй, основанных преемниками Александра, сначала вошел в состав Египта Птолемеев, а потом — в состав Сирии Селевкидов. На протяжении более 150 лет после завоевания Александра Македонского жреческая элита провинции, теперь известной как Иудея, сохраняла обычаи и соблюдала законы, впервые сформулированные во времена царя Иосии, а в дальнейшем систематизированные и усовершенствованные в пленный и послепленный периоды. В самом деле, именно из эллинистического периода (около 300 года до н. э.) мы получаем первое подробное описание библейских законов и обычаев от стороннего наблюдателя. Греческий писатель Гекатей Абдерский, который путешествовал по Ближнему Востоку вскоре после смерти Александра, дает представление об этапе еврейской традиции, в которой авторитет жречества и власть социального законодательства Второзакония полностью затмили традицию монархии. Говоря о законах, установленных "Человеком по имени Моисей, выдающимся благодаря своей мудрости и своему мужеству", Гекатей отметил:

Он выбрал из людей самых совершенных и с наибольшей способностью возглавить весь народ, и назначил их жрецами, и он предписал, что они должны заниматься храмом и почестями и совершать жертвоприношения своему Богу. Этих же людей он назначил судьями во всех крупных спорах, а также поручил им попечительство над законами и обычаями. По этой причине, евреи никогда не имели царя.

Иудеи, или евреи, стали известны во всем Средиземноморье как сообщество с уникальной преданностью своему Богу. В ее основе лежали не только общие своды законов и правила жертвоприношений, но и сага о национальной истории, которая начиналась призванием Авраама в далеком Уре и заканчивалась восстановлением храмовой общины Ездрой и Неемией в послепленный период. С отказом от монархии и рассеянием евреев по всему греко — римскому миру, священный текст еврейской Библии в третьем и втором веках до н. э. был постепенно переведен на греческий язык и стал главным источником идентичности сообщества и руководством для всех тех членов дома Израиля, которые жили далеко от Иерусалимского Храма. Его сага об Исходе и завоевании Земли Обетованной предлагает общее видение солидарности и надежды для каждого человека в сообществе — таким образом, которым царская или героическая мифологии не могли.

Во втором веке до н. э. противостояние жреческого руководства Иудеи с эллинистической культурой и религией приведет к драматическим изменениям. Радикальному движению сопротивления Маккавеев (во многом напоминающему идеологию Девтерономического движения времен Иосии) удалось подчинить большую часть традиционной земли Израиля и навязать законы его жителям. Но самая большая сила Библии не было руководством для военных завоеваний или политических побед, предназначенных только для повышения состояния конкретного правителя или династии.

В первом веке до н. э., так как Хасмонейские цари из рода Маккавеев вследствие династических дрязг, в конце концов, пришли в упадок, и к власти в Иудее пришел римский васал Ирод, Библия стала объединяющей силой и священным центром угнетенного сообщества. Истории об освобождении из египетского рабства и завоеваниях Иисуса Навина придали особую эмоциональную силу народному движению сопротивления против местных тиранов и римских повелителей в течение первого века до н. э., а также первого и второго веков нашей эры. Нигде в древнем мире не была создана такая мощная, коллективная сага: греческий эпос и мифы говорили только метафорами и примерами; месопотамский и персидский религиозный эпос выражал космические тайны, но не земную историю или практическое руководство к жизни. Еврейская Библия выражает и то, и другое, обеспечивая повествовательную систему, в которой каждый еврей мог определить как родовую, так и национальную историю. Короче говоря, сага об Израиле, который впервые сформировался во времена Иосии, стала первым в мире полностью сформулированным национальным и социальным договором, охватывающим мужчин, женщин и детей, богатых, бедных и обездоленных всего сообщества.

С разрушением Второго Храма в 70 г. н. э. и возникновением христианства, независимая сила Библии зарекомендовала себя как формирующее образование, а не только как блестящее произведение литературы или сборник древних законов и мудрости. Она была основой для постоянно расширяющегося развития в Мишне и Талмуде раввинистического иудаизма и была признана как "Ветхий Завет" формирующимся христианством. Осознание духовного происхождения от Авраама и общее переживание Исхода из рабства стали общим мышлением постоянно растущей сети общин по всей Римской империи и Средиземноморью. Надежда на будущее освобождение, но уже без привязки к потухшей земной династии Давида, был сохранено в пророческих и мессианских ожиданиях иудаизма и в христианской вере в то, что Иисус был потомком Давида. Горькая смерть предполагаемого мессии Иосии много веков до этого установила шаблон, который будет жить на протяжении всей истории.

В последующие столетия Еврейская Библия будет являться беспрецедентным источником солидарности и идентичности бесчисленным общинам. Подробности ее историй, взятых из сокровищницы древних воспоминаний, отрывчатых историй и переработанных легенд, имели силу не в качестве объективной хроники событий в крошечной зеле на восточном берегу Средиземного моря, а в качестве вневременного выражения того, каким может быть божественное предназначение народа. Так же, как и подданные Карла Великого отдавали ему дань как новому Давиду — завоевателю (а последователи турецкого султана Сулеймана видели в нем мудрость Соломона), другие общины в самых разных ситуациях будут отождествлять свою борьбу с борьбой библейского Израиля. Европейские средневековые общины крестьян поднимались на апокалиптические восстания с образами и героями еврейской Библии в качестве своих боевых знамен. Пуританские поселенцы Новой Англии, воображая себя странствующими в пустыне израильтянами, зашли так далеко, что в своих новообретенных полях и лесах воссоздали Землю Обетованную — с ее Салемом, Хевроном, Гошеном и Новым Ханааном. И никто из них не сомневался, что библейский эпос был правдой.

И только тогда, когда еврейская Библия стала расчлененной и изучалась в отрыве от своих мощных функций в общественной жизни, богословы и исследователи Библии стали требовать от нее то, чем она не была. В восемнадцатом веке в эпоху Просвещения поиски тщательно точных, поддающихся проверке, исторических фактов Библии стали (и остаются) предметом ожесточенных дебатов. Понимая, что семидневное создание мира и спонтанные чудеса не могут быть удовлетворительно объяснены наукой и разумом, ученые начали отбирать то, что им в Библии казалось «историческим», а что нет. Возникли теории о различных источниках, содержащихся в тексте Библии, а археологи спорили над доказательствами, которые доказывали или опровергали историческую достоверность определенного библейского отрывка.

Тем не менее, целостность Библии и, по сути, ее историчность не зависят от послушного исторического "доказательства" любого из ее конкретных событий или личностей, таких как разделение Красного моря, рев труб, обрушивший стены Иерихона, или убийство Давидом Голиафа одним выстрелом из пращи. Сила библейской саги связана с тем, что она является убедительным и последовательным повествовательным выражением вечной темы освобождения народа, продолжающегося сопротивления угнетению, и поисков социальной справедливости. Она красноречиво выражает глубоко укоренившиеся чувства общего происхождения, переживаний и судьбы, в которых нуждается каждое человеческое сообщество для того, чтобы выжить.

В конкретных исторических условиях, мы теперь знаем, что эпическая сага Библии впервые появилась в ответ на лишения, трудности, проблемы и надежды, с которыми сталкивались люди в маленьком Иудейском царстве в течение десятилетий до его разрушения и даже крошечная храмовая община Иерусалима в послепленный период. Действительно, самым большим вкладом археологии в наше понимание Библии может быть осознание того, что такие небольшие, относительно бедные и удаленные сообщества, такие как Иудея конца монархии и послепленный Йехуд, могли создать основные контуры этого длительного эпоса за такой короткий период времени. Такое осознание имеет решающее значение, потому что только тогда, когда мы поймем, когда и почему идеи, образы и события, описанные в Библии, оказались настолько искусно сплетенными вместе, мы сможем, наконец, начать ценить истинный гений и продолжающуюся силу этого самого влиятельного литературного и духовного произведения в истории человечества.


В нашей электронной онлайн библиотеке вы можете бесплатно и без регистрации прочитать «Раскопанная Библия. Новый взгляд археологии» автора Финкельштейн Израэль на телефоне, андроиде, айфоне, айпаде. Сейчас вы находитесь в разделе „Эпилог. Будущее библейского Израиля“ на странице 1. Приятного чтения.