Вы здесь

Раскопанная Библия. Новый взгляд археологии

Раскопанная Библия. Новый взгляд археологии

В книге Хроник повествуется о том, что кампания Иосии по культовому очищению и территориальных завоеваниях распространялась далеко на север и на юг, в «города Манассии, Ефрема, Симеона, и даже Неффалима» (2 Паралипоменон 34:6). Соответственно, многие библейские археологи давно приняли сообщение автора Хроник за чистую монету и считали, что царство Иосии распространялось на большую часть территории Западной Палестины, от нагорья Негева на юге до Галилеи на севере. Согласно этой точке зрения Иосия захватил большую часть территории бывшего северного царства, а также распространился на юг и запад, в районы, которые никогда ранее не контролировались Иерусалимом. Однако новые археологические исследования показывают, что территориальные успехи Иосии были гораздо более ограниченными.

Старая, максималистская точка зрения о северных границах Иудеи во времена Иосии была основана на находках в Мегиддо. После падения северного царства ассирийцы сделали Мегиддо столицей своей провинции в северных долинах и Галилеи. Они отстроили город в совершенно новом виде, с двумя типичными ассирийских дворцами и новой планировкой прямоугольного города с множеством параллельных улиц, пересекающихся под прямым углом. Этот город (слой III) - это лучший археологический пример ассирийского административного центра в западных провинциях империи. Он функционировал до ухода ассирийцев из Палестины в конце седьмого века до н.э.

Следующий слой в Мегиддо (слой II) во многих частях кургана является простым продолжением предыдущего города с минимальными реконструкциями и дополнениями. Но существуют два основных различия между городами слоя III и  слоя II: в более позднем уровне, городская стена вышла из употребления, а массивное здание, которое командой из Чикагского Университета было определено как форт, был построено на восточной стороне холма. Там он возвышался над долиной и международной дорогой из Египта в Месопотамию. Слой II этими же археологами был приписан Иосии "в его попытках объединить два царства", а его частичное разрушение было приписано схватке, которая в конечном итоге привела к гибели Иосии.

Поэтому крепость Мегиддо, вероятно, предоставляет недостающее звено, объясняющее схватку с Нехо. Было отмечено, что Иосия захватил все горные территории бывшего северного царства, а затем распространился дальше на север к Мегиддо и сделал его своим северным стратегическим форпостом. Контроль над всем районом от Иерусалима до долины Изреель позволял Иосии выступить со своей армией к Мегиддо, возможно, пытаясь не дать Нехо оказать помощь ассирийской армии в войне против вавилонян.

Что касается предполагаемой западной границы Иудейского царства во времена Иосии, наградой для максималистов стал Мецад  Хашавьяху - небольшой участок на побережье в 24 км к югу от Тель-Авива. Это скромное здание, которое было определено как крепость (отсюда и название на иврите, мецад, или "крепость"), выдало две интересные находки. Первая – набор керамики, который надежно датирован седьмым веком до н.э., включал импортированную греческую керамику. Вторая – ряд остраконов, найденных в этом месте и написанных на библейском иврите. Они упоминают яхвистические имена с окончанием -яху: Хошаяху, Обадияху, Хашавьяху. Поэтому это место было отождествлено как крепость, построенная Иосией на побережье с целью предоставить Иудее доступ к морю. Он был укомплектован иудейским командиром и греческими наемниками, служившими в иудейской армии, в том же качестве, в котором они служили в египетской армии того времени. Остраконы того времени, найденные в иудейской крепости Арад в долине Беэр-Шевы, казалось, поддерживают эту идею. Они упоминают распределения продовольствия среди людей по имени киттим (термин, обозначающий "греки"), то есть, среди контингента греческих наемников в иудейской армии.

Обсуждение границы царства Иосии на юге сосредоточилось на двух больших крепостях седьмого века - Кадеш-Барнеа и Хацева, раскопанных израильским археологом Рудольфом Коэном в пустыне далеко к югу от южной линии иудейских городов долины Беэр-Шевы. Кадеш-Барнеа господствует над крупнейшим оазисом на важном торговом пути из южной Палестины к Акабскому заливу и далее на юг к Аравии. Согласно мнению археологов, в этом месте был построен ряд иудейских крепостей. Последняя из этого ряда была построена во времена Иосии и разрушена вавилонянами в 586 году до н.э. Это последнее сооружение было определено в качестве иудейской крепости из-за определенного сходства с иудейскими крепостями в долине Беэр-Шевы, и потому что там было найдено несколько остаконов на иврите, а также потому что общая историческая оценка царствования Иосии предполагала вероятность иудейской экспансии в этой области. В Хацеве, примерно в 32 км к югу от Мертвого моря, массивное квадратное казематное сооружение, площадью в 1 гектар, с искусно сделанными четырехкамерными воротами, было датировано девятым-восьмым веками до н.э. Его сменила несколько меньшая крепость конца седьмого века до н.э., связанная с деятельностью Иосии. Клад из разбитых эдомитских культовых сосудов, зарытый в яму рядом с крепостью также относят к седьмому веку и связывают с религиозными реформами Иосии.

Несмотря на эти кажущиеся археологические признаки экспансии царя Иосии, было несколько ученых, которые считали, что некоторый географический материал в Библии ясно показывает, что территориальные приобретения Иосии были минимальными. Наиболее важным источником были списки племенных городов в книге Иисуса Навина 15-19, некоторые из них немецкий библейский ученый Альбрехт Альт предложил датировать седьмым веком. В частности, он предположил, что списки городов Иудеи, Вениамина, Дана и Симеона отражают административное деление Иудеи во времена Иосии. В то время царство было разделено на двенадцать районов, которые охватывали область от долины Беэр-Шевы на юге до плато Вениамина на севере, включая восточную Шефелу. Еще одно свидетельство пришло из списков тех, кто вернулся из вавилонского изгнания, которые находятся в книгах Ездры и Неемии. Эти списки, по-видимому, содержат селения, которые находились в пределах Иудеи до разрушения в 586 году до н.э.

Израильский библейский историк Бенджамин Мацар добавил, что описание географических границ религиозной реформы Иосии в 4 Царств 23:8 также раскрывает границы этого государства: "И вывел всех жрецов из городов Иудейских, и осквернил высоты, на которых совершали курения жрецы, от Гевы до Вирсавии». Мацар определил эту Геву с местом, расположенным в 25 километрах к северу от Иерусалима. Все это очевидно обозначало, что экспансия Иосии на север была минимальной и включала только район столь ненавистного культового центра Вефиля.

Действительно, археологические находки, которые были использованы максималистами, можно интерпретировать совсем по-другому. Для начала Мегиддо на севере. Не существует каких-либо доказательств того, что крепость слоя II относится к Иосии. В Мегиддо не было найдено ни одного иудейского предмета седьмого века (которые мы опишем ниже). Мы можем смело принимать альтернативную точку зрения, что слой II в Мегиддо представляет собой мирный захват этого города египтянами. Ассирийские дворцы, вероятно, продолжали служить египетской администрации, а на восточной окраине кургана была построена крепость. Но такая трактовка вызывает несколько похожую проблему в том, что слой II в Мегиддо не дал египетских находок. Но в седьмом веке египетское правление в Палестине было очень коротким, от десяти до двадцати лет, и оставило мало находок даже в южной прибрежной равнине.

Что касается Мецад Хашавьяху на западе, греческая керамика, которая была найдена там, теперь известна из ряда мест в южной прибрежной равнине и в долине Беэр-Шевы. Вопрос в том, следует ли понимать эту керамику как представление физического присутствия греческих купцов или наемников, или просто как результат торговых отношений с Западом? В общем, ответ на этот вопрос, среди прочих факторов, зависит от количества этой керамики, найденной на конкретном месте. Относительно высокая доля этой керамики в Мецад Хашавьяху действительно может указывать на присутствие греков. И если это место действительно было крепостью, то мы можем иметь дело с наемниками. Следующим вопросом должен быть такой: в какой армии они служили? Греческий историк Геродот рассказывает, что греческие наемники служили в армии египетского царя Псамметиха I, и что они были размещены в его пограничной крепости. Это было подтверждено во время раскопок в Египте, в том числе раскопками одного из мест, конкретно упомянутых Геродотом. Таким образом, можно вполне спокойно принять теорию, что Мецад Хашавьяху был египетской прибрежной заставой, укомплектованной, в частности, греческими наемниками.

Но возможно ли, что греческие наемники служили и в иудейской армии? В этой связи стоит еще раз отметить киттим, которые упоминаются в некоторых остраконах конца седьмого века, найденных в южной иудейской крепости Арад. Командиру крепости было поручено снабжать их продовольствием. Археолог Ахарони, раскопавший Арад, предположил, что киттим были греческими или кипрскими наемниками, которые служили в армии Иудеи. Он сделал это предположение на основании Библии, которая отождествляет киттим с греками или киприотами, а также на основании греческой керамики, найденной в Мецад Хашавьяху (который предположительно со времен Иосии был иудейской крепостью). Но другие объяснения не менее логичны. Надав Нааман предположил, что остраконы из Арада следует понимать как приказы иудейским командирам обеспечить провиантом греческих наемников армии Египта, который в то время доминировал над Иудеей. Другой библейский историк Энсон Рейни предположил, что киттим не были наемниками, а, скорее всего, торговцами, которые происходили из города Китион на Кипре. В любом случае, в отношении Мецад Хашавьяху не может быть никаких сомнений, что Египет, который в конце седьмого века расширился вдоль побережья Леванта, был достаточно силен, чтобы не допустить создания Иосией изолированной крепости в центре района, в котором Египет имел сильные стратегические интересы.

Если Мецад Хашавьяху был египетской крепостью, то мы должны спросить, что здесь делали иудеи (то есть, люди, имеющие яхвистические имена). В книге пророка Иеремии (44:1, 46:14) утверждается, что в то время иудеи жили в нескольких местах Египта. Благодаря находкам на острове Элефантина на Ниле в Верхнем Египте, в сочетании с библейскими ссылками на Сиен (Асуан), мы можем предположить, что иудеи служили в египетской армии в качестве наемников еще в конце монархического периода. Поэтому вполне естественно, что в состав подразделения, расположенного в египетской крепости Мецад Хашавьяху, входили иудейские наемники. Надав Нааман предположил, что некоторые из этих иудеев, могли быть крепостными рабочими, которые были посланы туда в качестве части обязательств Иудеи как вассала Египта. Таким образом, не существует оснований растягивать территорию Иосии на запад до побережья.

Теперь на юге. На дальнем юге две крепости седьмого века (Кадеш-Барнеа на западе и Хацева на востоке) были определены как иудейские, на основании некоторых типов керамики и (в случае первой) нескольких еврейских остраконов, но в основном в соответствии с идеей о великой экспансии Иудеи во времена Иосии. Но существует не менее привлекательная альтернатива, которая была предложена Нааманом, что обе были построены в начале седьмого века под эгидой Ассирии при содействии местных вассальных государств - Иудеи (Манассии) и Эдома, и что они были укомплектованы местными вассальными войсками. Он также предложил, что остраконы, написанные египетским иератическим письмом, найденные в Кадеш-Барнеа намекают, что в конце седьмого века этот город перешел под контроль египтян. Действительно, две крепости, особенно огромная крепость Хацева (которая, вероятно, относится к седьмому веку), несколько отличаются от иудейских фортов в долине Беэр-Шевы.

До сих пор мы имели отрицательные свидетельства. Но есть ли у нас положительный ключ, то есть археологические находки, которые могут помочь нам очертить границы Иудеи во времена Иосии? Материальная культура Иудеи в конце седьмого века имела некоторые четкие характеристики, которые можно сравнительно легко проследить в археологических данных. Они представляют собой различные аспекты жизни Иудеи седьмого века - торговли, культа, управления и повседневной жизни. Если мы начертим их распределение на карту, мы сможем  определить границы Иудеи. Хотя некоторые из них впервые появились за несколько десятилетий до царствования Иосии, они все по-прежнему использовались, и их популярность достигла пика в конце седьмого века. Другими словами, мы можем предположить, что если Иосия расширил границы Иудеи, то типичные иудейские находки также должны постепенно распространяться ширяться на новые территории.

Первой особенностью археологии Иудеи седьмого века - это маленькие именные весы, сделанные из известняка. Они использовались, по-видимому, для ежедневной частной коммерческой деятельности. В основном они появляются в центре Иудеи, от долины Беэр-Шевы на юге до области к северу от Иерусалима. Они также были найдены в большом количестве в восточной Шефеле. За пределами этих традиционных границ Иудеи в значительном количестве они были найдены только на западе, то есть в нижней Шефеле и в прибрежных равнинах. Но это может быть следствием активной торговли между Иудеей и этой областью.

Другой типичной находкой Иудеи седьмого века являются оттиски печатей в форме розетки, найденные на ручках сосудов. Эти оттиски, вероятно, играли определенную роль, которая еще не до конца понятна, в администрации Иудеи того времени. Их распределение охватывает нагорье Иудеи, от долины Беэр-Шевы на юге до района чуть к северу от Иерусалима с основной концентрацией в районе столицы.

Фигурки стоящей женщины, руками поддерживающей свои груди, также были найдены в большом количестве в Иудее конца монархии. Их можно отличить от похожих фигурок, которые появляются в соседних регионах. Почти все они были найдены в центре Иудеи, между Беэр-Шевой и Вефилем. На западе они в большом количестве появляются далеко на западе, на линии Лахиш – Бет-Шемеш. В этом регионе в позднем железном веке также был популярен еще один тип статуэтки, изображающей лошадь и всадника. И в этом случае можно отличить иудейский вариант статуэтки. Почти все фигурки последнего типа были обнаружены собственно в пределах Иудеи.

Во всяком случае, эти объекты и типичные иудейские типы керамики конца седьмого века были найдены в основном в центре южного царства. При перемещении на запад и север их число снижается. Они по-прежнему появляются в значительном количестве на плато Вефиля, но севернее их доля в наборах керамики резко снижается.

Когда все эти элементы нанесены на карту в отдельности, их распространение очень похоже. Оно простирается от долины Беэр-Шевы до плато Вефиля к северу от Иерусалима, от Мертвого моря и Иорданской долины до верхней Шефелы. Вопрос в том, является ли это границами Иудеи, и показывают ли они, что дальше на север не было никакого расширения? Или представляют ли они собой лишь основную территорию царства? В этом случае, мы должны помнить, что если кампания на севере была недолгой, она может быть недостаточно представленной в археологических данных. Но долговременное и далеко идущее присоединение новых территорий к Иудейскому царству просто не подтверждено археологическими находками.

Страницы


В нашей электронной онлайн библиотеке вы можете бесплатно и без регистрации прочитать «Раскопанная Библия. Новый взгляд археологии» автора Финкельштейн Израэль на телефоне, андроиде, айфоне, айпаде. Сейчас вы находитесь в разделе „Приложение 6. Сколь велико было царство Иосии?“ на странице 1. Приятного чтения.