Вы здесь

Воспитателю о сексологии

Воспитателю о сексологии

Выход из безвыходной ситуации бывает обычно там, где был вход.

Ст.-Е. Лец

В процессе психосексуальной дифференциации возникают не только критические периоды, связанные с ее собственными, внутренними закономерностями как процесса, но и острые ситуации, связанные с теми или иными средовыми воздействиями, неожиданными поворотами жизни, особенностями личностного реагирования и т. д. Полностью избежать их, как бы мы этого ни хотели, нереально, но многие можно предупредить. Нередко перед взрослыми встает задача, направленная на то, чтобы помочь пережить ту или иную травмирующую ситуацию с минимальными потерями. Как бы то ни было, воспитатели должны быть готовы к неожиданностям.


Сексуальная стимуляция


Практически каждый ребенок в течение своей жизни сталкивается с обстоятельствами, которые могут оказывать сексуально-стимулирующее влияние. Этот «фоновый уровень» сексуальной стимуляции возникает в повседневной жизни: не предназначенные для детских ушей и глаз обрывки разговоров и проявления ласки взрослых; встречи с «сексуальным фольклором» в разных его видах — шутки, анекдоты, рисунки, надписи и проч.; наблюдения совокуплений животных; случайно обнаруженные вещи и предметы, связанные с сексуальной жизнью взрослых; «взрослая» литература, эротические грани искусства и т. д. Их стимулирующее влияние во многом зависит от того, воспринимает ли ребенок увиденное и услышанное как сексуальное, а если — да, то может ли он осознать это сам или обсудить с кем-то из старших.

В незначительных дозах и при надлежащей помощи взрослых все это обычно переживается детьми достаточно безболезненно. Критические ситуации возникают там, где «фоновый уровень» таких влияний высок и они не ослабляются в общении. Риск больше для детей впечатлительных и чувствительных, а также для тех, кто недостаточно хорошо контактирует со сверстниками, ибо детские группы имеют, как уже отмечалось, свою потаенную сексуальную субкультуру, одновременно и вводящую в психосексуальный мир на соответствующем возрасту уровне, и выполняющую функции групповой психологической защиты от слишком будоражащих переживаний.

Вместе с тем детская группа, как уже отмечалось, может оказывать и сексуально-стимулирующее влияние. Чаще всего оно обязано наличию в группе сексуально возбудимого или чересчур «опытного» ребенка и бесконтрольности со стороны взрослых. Как уже отмечалось, решающее значение для разрешения ситуации такого рода имеет такт воспитателей. Подобная группа будет требовать внимания и некоторое время после нормализации ситуации, так как благодаря особенностям групповой динамики место прежнего «сексуального лидера» может занять новый.

Источником сексуальной стимуляции могут стать и некоторые моменты в детской жизни, которым взрослые не придают сексуального значения. Один из них — физические наказания. Мало кто из родителей время от времени не подшлепнет ребенка. Но наказания со «специальной» подготовкой — обнажением, принятием определенной позы, растягиванием процедуры, эмоциональным напряжением входящих в раж родителей, чередование причинения боли и бурных «извиняющихся» ласк, особенно со стороны родителя другого пола, могут приводить к ассоциациям чувства боли и возникающих сексуальных ощущений.

Часть детей после наказания ищет и находит утешение в мастурбации. Ребенок, в переживаниях которого ощущения при наказании ассоциировались с сексуальными, может потом и сам провоцировать родителей на экзекуции. Сексопатологи сообщают о связи мазохистской окраски сексуального поведения с подобным опытом в детстве.

Весьма напряженный психологический климат может создаваться в семьях, обнаруживающих «сверхбдительность» по отношению к ребенку и придающих сексуальное значение любому шагу. Если в семье есть душевнобольные, то такая «сверхбдительность» может диктоваться и болезненными соображениями.

В некоторых семьях, склонных в воспитании детей бездумно следовать очередной «научной новинке», могут возникать откровенно стимулирующие ситуации. Услышав или прочитав, например, о движении за свободную телесную культуру, снимающую запрет на обнажение, либо о нежелательности возникновения у детей чувства постыдности своего тела, семья резко меняет свое поведение. Один из отцов, затеяв совместное мытье в ванной с 9-летним сыном, был крайне смущен поведением мальчика, принявшегося играть с его половыми органами и оторопевшего перед результатом своей игры.

Особо сложные ситуации возникают, когда воспитатели используют обращение к сексуально стимулирующим действиям и высказываниям в сугубо негативном стиле, преследующем цель наказать или пристыдить. Это прежде всего не столь редкое, как принято думать, наказание публичным обнажением. Переживается оно крайне тяжело и в одних случаях приводит к протестно-негативистическому поведению (циничным высказываниям, мастурбации, агрессии к девочкам — нередко с сексуальной окраской), в других — к неврозу. Важно подчеркнуть, что это оказывает и крайне нежелательное влияние на всю группу детей, испытывающих смешанное чувство стыда и любопытства и выступающих в роли моральных «палачей» по отношению к товарищу; несколько раз мне пришлось столкнуться с неврозами, развившимися у невольных участников таких наказаний. Особого внимания в этом плане требуют воспитатели детских учреждений для детей 3—7 лет, часто полагающие, что дети еще слишком малы. Беседуя с учительницей первоклассника, прибегшей к такому, наказанию на уроке физкультуры (у мальчика впоследствии развился тяжелый невроз), я услышал: «Должна же я была как-то призвать его к порядку!»

В последнее время высказывается множество опасений того, что либерализация отношения общества к полу может обретать для детей и подростков значение сексуальной стимуляции. Думается, надо принять во внимание несколько соображений. Во-первых, символика сексуальной стимуляции очень условна. Сто лет назад подростка мог возбудить вид женской щиколотки. Во-вторых, стимулирует только то, что ново и необычно. Первая волна эротического искусства может сильно взбудоражить воображение, но, став обычным, оно в значительной мере утрачивает стимулирующее влияние. В-третьих, действует часто не столько сам факт, сколько стиль его подачи и отношение к нему общества. В конце прошлого века выставляемую в провинциальных городах статую Венеры Милосской одевали «в целях нравственности» (кто-то и сегодня не прочь это сделать). «Но прекрасное существует. Существует мудрый Рембрандт и неуемный Рубенс; существует грозный в своем смехе Рабле и веселый Боккаччо. И весь ужас в том, что существуют они уже задолго до того, как нашим мальчикам и девочкам стукнет по шестнадцать лет. Но если этим мальчикам и девочкам постоянно талдычить, что под одеждой все люди голые и при этом они еще делятся на мужчин и женщин (какой позор!), старик Рабле помрет, не родившись в их сознании, потому что побегут они не к нему…, а к замочным скважинам. Потому что легче всего научить человека видеть мир через замочную скважину»[22]. Ограждая детей и подростков от столкновений с бездуховностью порнографии, важно помнить, что стимулирует не само по себе виденное или слышанное, а то — кто, как и зачем смотрит и слушает.


Совращение, развращение, насилие


Эти ситуации в отечественной литературе обсуждаются мало. Специальные исследования и анализ опыта психотерапевтов, однако, говорят о том, что не менее 25% женщин в детстве переживают подобные ситуации, причем примерно в трети случаев сексуальные действия простираются достаточно далеко. Сведения о мужчинах менее определенны, но и их этот опыт в детстве не минует.

Мы не станем задерживаться на нюансах (понятно, что в завоевании доверия ребенка и склонении его к сексуальному взаимодействию совратитель проявляет чудеса изобретательности). Коснемся лишь того, что принципиально важно для предупреждения таких ситуаций и для помощи попавшему в них ребенку.

Далеко не все сексуальные злоупотребления в отношении детей совершаются лицами с педофилией или душевнобольными. Гораздо чаще это молодые люди с напряженным сексуальным влечением и трудностями установления контактов, из-за чего они не могут наладить сексуальные отношения со сверстниками, либо люди, не уверенные в своей сексуальной состоятельности, а потому не решающиеся на обычную половую жизнь. Широко бытует мнение, что угроза исходит только от чужих людей. На самом деле более чем в половине случаев это связано с членами семьи, кровными родственниками и друзьями дома. Так, среди обследованных В. В. Егоровым девушек, начавших половую жизнь до 13 лет, у части из них это было связано с насилием, каждое третье из которых — со стороны кровных родственников. Кровосмесительные отношения с детьми возникают часто по причине низкого интеллекта, психопатии, алкоголизма, психических заболеваний взрослых. Угроза кровосмесительных отношений исходит не только от отцов, но и от матерей. Выявление таких отношений затрудняется тем, что дети из страха, стыда или непонимания не раскрывают происходящего, которое обнаруживается уже по своим последствиям (жалобы на изменения половых органов, невротические расстройства, нарушения поведения).

Диапазон совращающих и развращающих действий довольно широк: замаскированные ласки, объятия, поцелуи; внимание к обнажению детей или совершению ими естественных отправлений; демонстрация ребенку половых органов или побуждение к этому его самого; организация сексуальных игр детей и наблюдение за ними; приставание с предложениями половых действий; показ порнографических картинок и т. д.

Риск совращения и развращения неодинаков для всех детей. Он больше для внушаемых и неустойчивых; воспитывающихся в условиях недостатка заботы, эмоциональной депривации; невротичных или характерологически акцентуированных детей, которые затевают сексуально окрашенные игры со взрослым, а потом наблюдают за произведенным впечатлением; побуждаемых примером уже соблазненных сверстников; любопытных, но не наученных правильному поведению со взрослыми и чужими людьми.

Реакция на совращение и развращение внутренне противоречива. Знаки внимания льстят ребенку и возбуждают его, но одновременно и вызывают тревогу, угнетают. Это противоречие усугубляется тем, что ребенок часто зависит от развратителя и не может ни искать защиты, ни самостоятельно освободиться от этой зависимости. Беспокойство может возникнуть даже у тех, кто отверг все знаки внимания, но опоздал домой к назначенному времени.

Страницы


В нашей электронной онлайн библиотеке вы можете бесплатно и без регистрации прочитать «Воспитателю о сексологии» автора Каган Виктор на телефоне, андроиде, айфоне, айпаде. Сейчас вы находитесь в разделе „ГЛАВА 8. Критические ситуации“ на странице 1. Приятного чтения.