Вы здесь

Воспитателю о сексологии

Воспитателю о сексологии

Наука выражается в изъявительном наклонении: она говорит о бытии. Мораль же выражается в повелительном наклонении: она говорит о должном… Хотя мораль нельзя вывести из науки, это еще не значит, что она не может находить в знании обоснование, подкрепление или ограничение. Прежде всего ее требования не должны противоречить реальным возможностям, иначе желание добра может обернуться злом.

А. Д. Александров, академик

Горизонты научной сексологии никогда не были безоблачно ясными. Тем больше сегодня потребность в действительно научном, объективном изучении пола и сексуальности, которое избегало бы искушения «…приспособить науку к такой точке зрения, которая почерпнута не из самой науки (как бы последняя ни ошибалась), а извне, к такой точке зрения, которая продиктована чуждыми науке, внешними для нее интересами…»[5]. Наука свободы, если свободу понимать не как анархию и произвол, а как творческую и ответственную произвольность в противовес исполнительскому автоматизму, и свобода науки в понимании К. Маркса продолжают свой диалог и в наше время.

По самому своему существу это диалог науки и морали. Он начал оживляться у нас в стране в конце 60-х — начале 70-х гг., когда стало ясно, что мы не располагаем научными знаниями, необходимыми для решения все более настойчиво заявляющих о себе семейных и демографических проблем. Несколько десятилетий подмены нравственных ценностей идеологическими и неизбежного при этом вырождения морали в суррогат морализирования не могли не сказаться на восприятии психосексуального мира человека. Реанимация сексологии давалась большим трудом. За последние два десятилетия дело, безусловно, продвинулось вперед, но обольщаться успехами рано. Многое стало даже сложнее в силу более открытого и демократичного обсуждения, высветившего то, что раньше было скрыто. Научное изучение пола и сексуальности может казаться ненужной и даже вредной новацией на том основании, что, мол, множество поколений прекрасно обходились без него. Эта точка зрения жива и поныне, с ней нельзя не считаться, но ее надо уметь опровергать. Подобно тому как, например, знание педагогом математики не может ограничиваться пределами школьного учебника, половое воспитание и просвещение требуют более глубокого знакомства с сексологией.


Предмет сексологии


Сексологию часто отождествляют с сексопатологией — разделом медицины, изучающим нарушения и отклонения сексуальных функций. На самом деле это не так. Сексология — одна из новейших наук. И предложивший в 1907 г. ее название немецкий венеролог Иван Блох, и один из немногих до недавнего времени советских психологов, изучавших проблемы пола и половой дифференциации, — Б. Г. Ананьев, и основатель теоретической сексологии у нас в стране И. С. Кон едины в мнении, что сексология — синтетическая, междисциплинарная отрасль знания, изучающая поведение человека, связанное с вопросами пола.

Междисциплинарную сексологию сравнивают с равносторонним треугольником. Одну его сторону образуют биомедицинские, другую — социокультурные, третью — психолого-педагогические исследования. Каждая из этих сторон может изучаться отдельными науками. Нейрофизиологу, исследующему различия функций анализаторов у мужчин и женщин, нет дела до их взглядов на добрачную сексуальную жизнь, а интересующемуся именно этими взглядами социологу — до функций анализаторов. Педагог имеет дело не с отдельными функциями, явлениями или взглядами, а с живой, реальной личностью, всегда ищущей и так или иначе находящей свое место в жизни, ограниченное ее биологической природой, психологией и социокультурными влияниями. Понять специфику полов можно лишь во взаимосвязи различных наук. По самым скромным подсчетам, к сексологии имеют отношение более сорока областей человекознания — от биологии и медицины до педагогики, социологии, криминологии, истории культуры и т. д.

Предметом детской сексологии является междисциплинарное изучение закономерностей и динамики психосексуальной (биологической, психологической и социальной) дифференциации и функционирования на дорепродуктивных этапах развития человека.


Об истории сексологии


Исчерпывающий исторический очерк читатель найдет в книге И. С. Кона «Введение в сексологию», мы же коснемся лишь некоторых важных для дальнейшего рассмотрения моментов.

Многие вещи и понятия настолько привычны для современного человека, что ему может казаться, будто знание их возникло едва ли не с возникновением человечества. В действительности же пол стал предметом науки сравнительно недавно. Лишь в 1677 г. Датчем и Левенгук наблюдали под микроскопом сперматозоид. Пройдет еще полтора столетия, прежде чем фон Баеру в 1827 г. удастся увидеть под микроскопом яйцеклетку млекопитающих. Уже в нашем веке — в 1902 г. — в научный обиход вошло слово «гормон», а зоолог из Филадельфии Мак-Кланг описал полотипизирующие хромосомы Х и У. Лишь немногим больше 20 лет назад Уильям Мастерс и В Джонсон в книге «Человеческая сексуальная реакция» описали результаты проведенных ими лабораторных исследований человеческой сексуальности как функции взаимодействия пары, а не просто свойства мужчины или женщины.

Биологические открытия, с одной стороны, воспринимаются как приближение к «разгадке тайны пола» а с другой, благодаря своему объективному характеру выглядят как свидетельства «бесстрастной» науки. Однако дорога даже к биологическим открытиям в области пола и сексуальности далеко не всегда легка и безопасна, тем более в тех областях сексологии, где результаты исследований нельзя «потрогать» или «увидеть», но где выводы из них ставят людей перед необходимостью менять взгляды, убеждения, привычки, стиль отношений.

Проще всего было бы «осудить» и «заклеймить» антисексуальные установки и разгул моральной цензуры конца XIX — начала XX в. Однако если вспомнить, что их аргументация едва ли не дословно воспроизводится сегодняшними противниками психосексуальной демократизации (например, «Лолита» В. Набокова даже вполне просвещенными людьми нет-нет да и воспринимается как порнография), то полезнее задаться вопросом о причинах и движущих силах этих позиций. Люди чувствуют себя уверенно, когда стабильность и изменяемость жизни находятся в некоей оптимальной пропорции, когда можно двигаться по жизни, ориентируясь по стандартным приметам: мало изменений — возникают чувства от элементарной скуки до экзистенциального тупика, слишком много изменений — появляются тревога, страх, растерянность, паника. Мир психосексуальных переживаний, семьи и родительства — наиболее интимные и значимые сферы жизни каждого человека; в них оптимальность пропорций особо важна. Оптимальным же представляется человеческому сознанию чаще всего то, что выдержало испытание временем, подтвердило свою полезность и действенность, освящено традициями. Социальная и экономическая раздробленность, расшатывание, а то и разрушение вековых традиций ставили людей перед многими трудноразрешимыми конфликтами, часто неосознаваемыми и потому неподвластными «сильной воле», а связанное с ними эмоциональное напряжение фокусировалось в личностно наиболее значимых сферах интимной жизни, семейных устоев, преемственности поколений и т. д. Первыми, кто рискнул взяться за объективное, а не обслуживающее традиции изучение психосексуального мира человека, были врачи, имевшие дело с патологией, а потому вроде бы и не вторгавшиеся в мир переживаний обычного, здорового человека. К тому же норма — более трудный объект для изучения, чем болезнь, и многие стороны здоровой человеческой жизни начинали изучаться как раз с отклонений. В числе родоначальников сексологии назовем венского психиатра Р. Крафт-Эбинга (1840—1902), швейцарского психиатра, невропатолога и энтомолога А. Фореля (1848—1931), немецких психиатров А. Молля (1862—1939) и М. Хиршфельда (1868—1935), немецкого дерматолога и венеролога И. Блоха (1872—1922), основоположника психоанализа австрийца 3. Фрейда (1856—1939), английского врача и публициста Х. Эллиса (1859—1939).

Это были люди разных взглядов и убеждений, но общим в их судьбах было то агрессивное возмущение общественности, с которым встречались их заходящие «слишком далеко» научные труды. Р. Крафт-Эбинг по цензурным соображениям многие места своей вышедшей в 1886 г. книги о сексуальных психопатиях написал по-латыни, что не помешало окружающим обвинить его в смаковании грязных деталей и поставить вопрос о лишении его звания почетного члена Британской медико-психологической академии. И. Блох, которому принадлежит термин «сексология», преобладающую часть своих трудов вынужден был публиковать под псевдонимом. X. Эллис — автор семитомного исследования по психологии пола, сегодня признанного классическим, подвергался судебному преследованию за «непристойность» его работ, причем ни один авторитетный ученый не рискнул выступить с публичной его защитой. М. Хиршфельд основал первый в мире сексологический журнал и сексологический институт — впоследствии его разгромили нацисты.

Ниже мы сможем убедиться, что драматическая, а нередко и трагическая линия истории сексологии на этом не обрывается. В некоторых странах и сегодня заниматься сексологией — значит рисковать.

Основоположники сексологии были детьми своего времени и, даже опережая его, не могли стать свободными от свойственной ему идеологии или неизбежной научной ограниченности. Сколь чудесными ни были открытия биологии, одними только биологическими законами объяснить поведение человека было невозможно. Сколь яркие примеры ни поставляла исследователям клиника, она скорее ставила вопросы, чем объясняла поведение людей за ее стенами. К тому же единственный «естественный» смысл сексуальности виделся лишь в деторождении: прочее для религии было греховно, для науки — ненормально, а для широкой публики — то и другое вместе взятое. Возникала потребность в соотнесении биологических и клинических данных с культурой (такие попытки предпринимал уже И. Блох), с человеческой психологией (эта линия представлена энциклопедическими работами X. Эллиса). Последователем Эллиса был Ван де Вельде (1873—1937); в 1926 г. он выпустил книгу «Идеальный брак», которая в 1967 г. вышла 77-м изданием. В этой книге едва ли не впервые женщина представлена не просто с позиций ее роли в воспроизводстве и как объект сексуальной активности мужчины, но как его равноправный, паритетный партнер. Уже на начальных этапах развития сексологии возникает интерес к реальному сексуальному поведению людей: первые массовые анкетные опросы предпринял М. Хиршфельд, который в 1903 г. разослал анонимную анкету 3 тыс. студентов, а в 1904 г. — почти 6 тыс. берлинских рабочих.

Ключевое место в сексологической теории первой половины нашего века принадлежит психоанализу 3. Фрейда. Чтобы не поддерживать печальную традицию голословного шельмования самого 3. Фрейда и его теории, я отсылаю читателя к публикующимся сейчас у нас в стране его работам и серьезному рассмотрению психоанализа отечественными учеными (В. М. Лейбиным, И. С. Коном и др.). Читателю предстоит выработать собственное отношение к этой теории.

Отмечая слабые ее стороны, обычно называют: 1) трактовку пансексуализма с его неопределенно-расширительным понятием половое и пониманием либидо как особой глобальной сущности; 2) представление о том, что все пути реализации либидо связаны с конфликтом сексуальности и культуры; 3) биологизацию половых различий; 4) теорию детской сексуальности с ее якобы универсальными комплексами; 5) сведение сложного и многомерного процесса половой идентификации только лишь к отношениям «родители — ребенок», экстраполируемым на все развитие личности. Осознание этих слабых сторон привело к тому, что с 60-х гг. психоанализ начинает утрачивать ведущее значение в современной западной сексологии, а наиболее авторитетные сексологические работы последних десятилетий написаны с не- или антифрейдистских позиций.

Сказанное, однако, не должно исключать научных заслуг 3. Фрейда, который, даже ошибаясь в выводах, очень тонко и точно чувствовал и ставил основные сексологические проблемы. Его работы опровергли однозначное сведение сексуальности к функционированию половых органов, выявили связь индивидуального полового поведения с культурными нормами, помогли понять социальные и психологические предпосылки некоторых сексуальных нарушений, сексуальных символов и запретов. Чрезвычайно важным было осмысление роли и значения сексуальности в жизни человека, необходимости ее не только для воспроизводства, но и для нормального развития личности: сексуальность непостижима вне личности, как и личность непостижима вне сексуальных переживаний. Понимание так называемых половых извращений как следствия перипетий развития личности опровергало взгляд на них как на дегенерацию и открывало новые перспективы помощи и коррекции. Фрейдовские представления о фазности психосексуального развития оказались настолько глубокими, что, например, их используют в своей практике педагоги, не только далекие от фрейдизма, но и активно не принимающие его.

Следующий крупный шаг в развитии сексологии сделан американским исследователем А. Кинзи (1894—1956). В конце 30-х гг. он начал массовое социологическое исследование, направленное на изучение фактов сексуального поведения человека, а не искажаемых многими обстоятельствами мнений о нем. Исследование завершилось публикацией «Отчетов Кинзи» (1948, 1953), посвященных сексуальному поведению мужчин и женщин. В них обобщены результаты около 19 тыс. интервью, каждое из которых вместило от 350 до 520 пунктов информации. Эти два тома, содержащие более 1500 страниц преимущественно табличного материала, принесли А. Кинзи мировую славу. О значении этой работы говорит хотя бы то, что и спустя много лет ее результаты дают материал для новых выводов (например, в исследованиях Г. С. Васильченко), а в 1979 г. Институт им. А. Кинзи опубликовал новую версию данных интервью (1938—1963), созданную на основе компьютерных пересчетов. Судьба же самого А. Кинзи не была столь успешной. С первых шагов работы он вынужден был преодолевать яростное сопротивление реакционных кругов, чинивших препятствия в проведении и финансировании исследований. В 1954 г. он стал мишенью маккартистов; комиссия по расследованию антиамериканской деятельности постановила, что «исследования института ненаучны, их выводы оскорбляют население и продолжение его деятельности привело бы к ослаблению американской морали и способствовало бы коммунистическому перевороту». В 1956 г. А. Кинзи умер от сердечного приступа.

Страницы


В нашей электронной онлайн библиотеке вы можете бесплатно и без регистрации прочитать «Воспитателю о сексологии» автора Каган Виктор на телефоне, андроиде, айфоне, айпаде. Сейчас вы находитесь в разделе „ГЛАВА 2. Мораль и наука“ на странице 1. Приятного чтения.