Вы здесь

Газета Своими Именами №13 от 29.03.2011

Газета Своими Именами №13 от 29.03.2011


ГОРОД


Голос Русской Православной Церкви и Компартии Российской звучит, нередко сливаясь.

Г. Зюганов

Рассмотрим историю РПЦ с начала ХХ века.

К 1900 г. численность православных россиян составляла 87,3 млн. из 127 млн. населения, т.е. 69,5%; действовало 48375 церквей, 267 мужских и 208 женских монастырей, 4 академии, 57 семинарий, 184 училища; выходили «Церковные ведомости» и «Епархиальные ведомости»; в школах и гимназиях преподавался «Закон Божий». Т.е. РПЦ имела все возможности для воспитания мирян в духе божьем.

Однако с 1905 по 1917 гг. в России произошли одна за другой три революции. В чём же дело?

Дело в том, что церковники имели уровень жизни, десятикратно превышающий общенародный. Например, в петербургской епархии из 572 священнослужителей 368 имели годовой доход до 2 тыс. рублей, 201 - до 5 тыс. рублей, 3 - свыше 5 тыс. рублей. Среднегодовой заработок петербургского квалифицированного рабочего был 366 рублей. А церковные проповеди призывали: богатых - к благотворительности, бедных – к труду в поте лица. Церковников было 123 636 человек. Бедных – около 80 млн. человек.

Грянул гром: Первая русская революция (1905 – 1907). Церковники осознали необходимость обновления… проповедей. А что кроме этого, они могли осознавать? Все привилегии РПЦ остались. Она продолжала сохранять режим религиозного крепостничества. Ленин в это время как раз говорил о «крепостной зависимости русских от господствующей церкви».

В Отчёте обер-прокурора Синода за 1910 год констатировалось:«Рабочие чрезвычайно невосприимчивы к церковно-монархическим проповедям… Именно рабочие составляют главный контингент последователей социализма». В том же Отчёте сообщалось и о крестьянах: «Крестьяне снижают плату за венчание, крещение, панихиду… В дни религиозных праздников при обходе дворов священниками крестьяне нарочно закрывают перед ними ворота… Крестьяне захватывают церковные земли». Всё это говорило о нарастающей отчужденности народа от церкви.

Но церковники сие игнорировали. Для них революция была «забавой людей, начитавшихся запрещённых книг». Поэтому борьбу с «этой ересью» они видели в повышении роли религии, а, значит, и в сохранении привилегий, предоставленных им монархическим («патриархальным») строем. Они не понимали своей реакционной сути и даже после Третьей русской революции 1917 г. продолжали воевать с народом за свои привилегии, выдавая это за борьбу в защиту религии. То, что это так, вот факты.

20 января (2 февраля) 1918 г. вышел ленинский декрет «Об отделении церкви от государства и школы от церкви». Патриарх Тихон назвал его «актом гонения на религию» и начал борьбу с Советской властью, забыв, что, по религии, «всякая власть от бога». Он предал анафеме членов Советского правительства, забыв, чтоанафема – отлучение от церкви членов церкви, коими члены Советского правительства не являлись. Но главное не в этом.

Главное то, что декрет не содержал ничего дискриминационного по отношению к РПЦ. Просто она превращалась из государственной организации в частную организацию и поступала на содержание её членов. В декрете говорилось, что граждане могут обучать и обучаться религии частным образом.

В феврале 1919 г. в «Проекте Программы РКП(б)», опубликованном во всех газетах, говорилось о том, чтобы «заботливо избегать всякое оскорбление чувств верующих».

В апреле 1921 г. в циркуляре ЦК о праздновании 1 Мая была фраза «разоблачать ложь о религии». Ленин её исправил, комментируя: «Это нетактично… Надо: не разоблачать, а избегать безусловно всякого оскорбления религии». И т.д. Примеров тому множество. По-иному не могло быть.

Советская власть отделила церковь от государства. Но она не отделила верующих от религии. Компартия поставила долговременную задачу воспитания народа в духе научно-материалистического мировоззрения.

Приход Советской власти ознаменовался ДОБРОВОЛЬНЫМ массовым отходом верующих от церкви, потому что за многие годы крепостного гнета в народе накопились горы ненависти к крепостникам. Отход был бурным и, увы, сопровождался местами разрушением церквей и даже расправами над некоторыми священниками. И советские власти, и коммунисты на местах не везде смогли сдержать этот буреворот, хотя он и шёл вразрез с указанием сверху. А РПЦ это было на руку: она лелеяла надежду на поражение революции и вносила свою лепту в разжигании религиозных чувств народа, тормозила его путь к духовному обновлению. Это поняла часть РПЦ – «обновленцы», что заставило в 1923 патриарха Тихона обратиться к мирянам с раскаянием – чистосердечным, как показала жизнь.

Свобода совести была правом не только верующих, но и неверующих. И если неверующие, которым годами зажимали рот церковники, тоже воспользовались этим правом, то ПОЧЕМУ ЭТО НАДО РАСЦЕНИВАТЬ КАК «ГОНЕНИЯ НА РЕЛИГИЮ»?! Да к тому же приписывать это инспирированию со стороны руководства большевиков! Это не соответствует действительности. Вот факты.

В 1918 г. Наркомат просвещения разрешил открыть в Москве Богословско-пасторское училище, а в 1919 г. – Богословский институт.

В 1925 г. «староцерковники» (противники «обновленцев») открыли в Ленинграде Высшие богословские курсы.

Страницы


В нашей электронной онлайн библиотеке вы можете бесплатно и без регистрации прочитать «Газета Своими Именами №13 от 29.03.2011» автора Газета на телефоне, андроиде, айфоне, айпаде. Сейчас вы находитесь в разделе „ИСТОРИЯ“ на странице 1. Приятного чтения.