Вы здесь

Газета Своими Именами №13 от 29.03.2011

Газета Своими Именами №13 от 29.03.2011

В соответствии со ст.8 упомянутого федерального закона №3-ФЗ от 08.05.1994, несмотря на отмену выборов по мажоритарным округам, депутат обязан поддерживать связь с избирателями: существует система закрепления депутатов за территориями. Но если раньше на слуху была известная фамилия, найти приёмную депутата не составляло особого труда, то сейчас первая трудность – выяснить, к кому обращаться. Для этого надо смотреть общефедеральный и региональный партийные списки, и по ним определять, кто из депутатов должен поддерживать связь с избирателями на интересуемой территории. Может такое случиться, что данная территория региональным списком не охвачена. В этом случае надо будет каким-то образом выяснить, кому из депутатов фракция поручила поддерживать связь с избирателями на этой территории. Как это сделать? Вы выбирали в Думу политические партии?! Ищите в Интернете адреса их приемных и идите туда. Там вам всё расскажут.

Успешности в обращении найденные адреса не гарантируют. Телефоны могут быть отключены, а отправленные письма вернутся с пометкой «адресат не значится». Либо вам сообщат, что ваше обращение получено, но нужный вам депутат настолько истязает себя в неустанной службе народу, что ему даже поспать некогда, не то что со всякими там встречаться. От необходимости дать письменный ответ, содержащий минимум формальной информации, обслуживающий депутата персонал будет отказываться всеми силами.

Мажоры

Зато не составит особого труда найти приемную «Единой России». Это помещение в центре города, украшенное пафосной табличкой «Приемная председателя партии «Единая Россия» В.В. Путина» (Даже ради академического интереса не захотелось выяснять, существуют ли в природе приемные не председателя партии, а просто приемные партии, и какая между ними разница). Там вас нелюбезно встретит какая-нибудь юная особа, всем своим видом показывающая, что вы ей необыкновенно мешаете заниматься чрезвычайно важным делом – считать себя офис-менеджером господа бога.

Поскольку депутатов от округов в природе более не существует, то общаются с ходоками депутаты, дежурящие в приёмной по графику. Это не обязательно депутаты Государственной Думы. Приём может вести и депутат местного законодательного собрания. Разумеется, тоже член руководящей и направляющей.

Для нас передача обращения через депутатов особого смысла не имела, кроме слабо обоснованной теоретической надежды на то, что депутат, даже будучи не согласным с нашей идеей, останется верным принципам открытой борьбы идей, и приложит все свои возможности, чтобы организовать дискуссионную площадку в рамках Думы. Обратиться к лидерам фракций мы могли и через интернет-приёмную, и обычной почтой, но не могли же мы оставить рядовых депутатов без знания общественных идей! Иначе как они смогут руководить сложными общественными процессами?! Для депутатов факт нашего обращения был более необходимым, чем для нас.

Дежуривший в тот день в приемной депутат законодательного собрания Челябинской области Лемешевский С.А. согласился, что ничего вызывающего в нашем обращении нет, а дискуссия – вещь весьма полезная, и обещал передать это обращение Грызлову.

Лемешевский наврал. На исходе пятого десятка лет, будучи директором серьёзного оборонного предприятия, депутатом Законодательного Собрания Челябинской области, президентом Ассоциации предприятий оборонно-промышленного комплекса Челябинской области, он засомневался в своей компетентности в этом несложном деле. И побежал советоваться к заместителю председателя законодательного собрания области Брагину. 2,5 месяца они чесали репы, после чего сообщили, что регламентом Государственной Думы не предусмотрено проведение общественных слушаний (Регламентом Государственной Думы предусмотрено проведение парламентских слушаний, и если бы депутаты избирались населением, а не начальством, включающим их в партийные списки, они бы поправили эту неточность избирателей, не знакомых с терминологией.). После этого, сославшись на действующее законодательство, Лемешевский поведал, что ответственность депутатов законодательством и так предусмотрена, по причине чего он считает нецелесообразным направлять представленные нами материалы в Государственную Думу(Законодательство мы знаем лучше Лемешевского, и не только те статьи, на которые он сослался. Если бы речь шла о бытовых отношениях, то поведение Лемешевского иначе, как бестактностью не назовёшь: не выполнил просьбу вопреки обещанию, зато взялся за то, о чём его не просили).

Что думают Лемешевский с Брагиным по поводу ответственности своих более успешных партайгеноссе – это их сугубо индивидуальное дело. Ситуация же выглядит так: в отсутствие депутата, избранного большинством избирателей по одномандатному округу, нам пришлось обращаться в приемную политической партии, где с нами общался человек, даже не являющийся депутатом Государственной Думы, чтобы попросить об элементарнейшем деле – переслать наше письмо руководителю фракции, по которому тот, в соответствии с регламентом, примет решение. Лицо, не являющееся депутатом Государственной Думы, возомнило, что оно может излагать нам своё видение вопроса, который к нему не относится и о котором его не спрашивали, и более того - решать, какие письма избирателей целесообразно пересылать в Государственную Думу, а какие нет. А что ему? Во-первых, он вообще не депутат Государственной Думы, а во-вторых, даже если бы он им был, на избирателей ему в принципе плевать. Не они его в партийном списке утверждают. Такая схема общения с избирателями стала возможной благодаря отмене выборов по одномандатным округам.

Обладая определённым опытом в общении с лицами, изображающими законодателей и народных представителей, подобное отношение к незначительной просьбе не удивляет. Они же не дураки и понимают, что наша просьба только внешне незначительна, но даже малейшая их причастность к обсуждению идеи суда народа над ними - это с их стороны непростительный косяк, способный поставить под вопрос дальнейшее пребывание в партийном списке. К избирателям-то больше не обратишься, сами же своими стараниями отрезали себе возможность завоевать их доверие. Вот и приходится «ку» два раза перед каждым чатланином. И это отношение никаким образом не зависит от официальной политической принадлежности депутата, являющейся не более чем выданной ему под ответственность униформой, скрывающей его малоинтересную и непритязательную сущность. Сущность эта – заурядное кормление из того же самого корыта под названием «Государство Российская Федерация» под видом законодательной деятельности, являющейся не чем иным, как легитимизацией актов по управлению территорией, составленных корпорацией частных лиц, присвоивших власть в стране. Поэтому весь их напускной патриотизм и мнимая оппозиционность исчезают, как только им приходится оказаться причастными к закону «О суде народа». Им ли не понимать, что, инициировав хотя бы его обсуждение с думской трибуны, они поставят себя в неловкое положение?! Возражать публично против него они не смогут, ибо моментально разрушат свой имидж патриота (коммуниста, демократа). Соглашаться не смогут тем более. Тогда ведь потребуется мобилизация их парламентских возможностей для скорейшей подготовки и проведения референдума. Не своими же руками лишать себя спокойной и благополучной жизни.

Свечников

Коммуниста Свечникова найти было проще – человек в Челябинске он известный. Настороженным поведением человека, опасающегося подвоха, своими ответами, попытками отказаться от помощи, он позволил нам убедиться в том, что никакой практической пользы избирателю от депутата сейчас нет. Совет отправить обращение непосредственно в Думу и рассказ о порядке назначения парламентских слушаний – верх его компетентности. Депутаты «прутся» от своей значимости, работая только с обделёнными, «просящими» категориями населения. Когда же к ним обращается избиратель, пытающийся побудить их к какой-либо общественно-значимой деятельности, они сразу становятся убогими, что хоть милостыню им подавай или в трудоустройстве содействуй – настолько невеликими оказываются их возможности.

Через некоторое время Свечников всё же согласился передать наши материалы со своим сопроводительным письмом председателю комитета Государственной Думы по конституционному законодательству и государственному строительству Плигину. Тот до ответа Свечникову не снизошёл. Поучать депутата взялась работник аппарата Комитета, т.е. даже не депутат, Григорьева. Впрочем, она приложила к ответу копию более раннего письма Плигина по этому же вопросу, из которого очевидна позиция последнего.

Григорьева сообщила Свечникову, что Государственная Дума по вопросам своего ведения проводит парламентские, а не общественные слушания, хотя Свечников, в отличие от нас, не проводивших чёткой границы между понятиями «парламентские» и «общественные», однозначно изложил в своем письме, что просит «рассмотреть возможность проведения парламентских слушаний». Тётенька явно издевалась.

К предложению Плигина организовать подобные слушания в рамках Общественной палаты вообще непонятно, как относиться: как к равнодушной шутке или как к признаку лёгкого инфантилизма. В Конституции России об Общественной палате нет ни слова. К её членам избиратели никакого отношения не имеют. Мы обратились к депутатам Государственной Думы – людям, облечённым доверием избирателей, пусть и в урезанном партийными списками виде, с предложением организовать парламентские слушания по вопросу их, депутатской, ответственности. Плигин же утверждает, что это его не касается, и предлагаете обсудить вопрос его ответственности неизвестно с кем!

Говорить о том, что вряд ли может человек, добросовестно относящийся к званию депутата и дорожащий доверием избирателей, всерьёз считать, что его деятельность раз и навсегда регламентирована, и отступать от этого регламента он не имеет права, вообще не приходится. Как же в таком случае он сможет реагировать на общественные процессы и события, о которых в момент составления регламента не было известно ровным счетом ничего? Подобное отношение к обязанностям депутата является дополнительным подтверждение того, что законодательного и представительного органа в России не осталось. За ненадобностью. Депутаты легитимизируют законодательные инициативы тех, кто допустил их к выборам, а избиратели в этой схеме не предусмотрены. Поэтому осваивать методы работы с избирателем с активной гражданской позицией в дополнение к хорошо освоенным методам работы с избирателем-просителем им смысла нет. Последними хоть тщеславие удовлетворить можно, первые же – не более чем пустая трата времени.

Позаботьтесь о тех, кто на передовой

Надо ли говорить о том, что Свечникова высокомерное отношение устроенной кем-то в штат аппарата дамочки плигинского комитета не оскорбило ни в малейшей степени? Он у себя галочку «работа с избирателями» поставил и ушёл на каникулы. Всё, что мог, «сделал».

А как должен был поступить народный избранник, обеспокоенный тем, что коварные экстремисты начали использовать особо изощрённые методы – действия в строгом соответствии с законами под прикрытием Конституции? Он должен был организовать парламентские слушания, на которых законодатели остроумно и аргументированно разгромят все наши доводы по поводу дичайшей идеи суда овец над волками и шакалами.

Этим самым прокуратуре от корпорации будет подан однозначный сигнал – деятельность по организации всероссийского референдума опасна и вредна, несмотря на её 100%-е соответствие законам. Ответственность же за насильственное изменение Конституции законодатели и видеоблогер берут на себя. А то ведь прокурорским, отважно бьющимся на передовой против Конституции, нелегко приходится. Они – солдаты этой войны, но вооружать и обеспечивать их тылы обязаны вы, г-н Свечников, чью волю они исполняют. Главный московский прокурор Сёмин, принимая решение о приостановлении деятельности АВН (Это была лебединая песня московского прокурора – «Служу фашистскому режиму!»), чтобы не подставиться, оформляя политическую волю корпорации в решение с юридическими последствиями, своё решение оформил не на бланке мосгорпрокуратуры с реквизитами и регистрационным номером решения, а на обычном листочке бумаги. Хотя до этого переписку вёл исключительно на фирменных бланках с тщательно проставленными номерами исходящей корреспонденции. Чтобы в случае чего сказать, что это просто бумажка, ни к какому исполнению не обязательная. А делает он так, г-н Свечников, потому что не уверен, что в случае опасности вы его не отдадите под суд. А там ему, ни много-ни мало, лет 20 светит по ст.278 УК РФ. Не подставляйте солдат. Дайте им сигнал – организуйте парламентские слушания.

Страницы


В нашей электронной онлайн библиотеке вы можете бесплатно и без регистрации прочитать «Газета Своими Именами №13 от 29.03.2011» автора Газета на телефоне, андроиде, айфоне, айпаде. Сейчас вы находитесь в разделе „ПОЛИТИКА“ на странице 2. Приятного чтения.