Вы здесь

Адольф Гитлер. Жизнь под свастикой

Адольф Гитлер. Жизнь под свастикой

К началу 1932 года число безработных в Германии превысило 6 миллионов человек. Безработные устраивали многочисленные демонстрации, осаждали продовольственные магазины. В качестве последнего средства Шлейхер попытался расколоть НСДАП. Шлейхер установил связи с бывшим лидером левого крыла партии Г. Штрассером, которому за отказ от поддержки Гитлера обещал кресло вице-канцлера и пост прусского премьер-министра.

Однако об этом узнал Гитлер и добился изгнания Штрассера из партийного руководства. За Штрассером никто не пошел. 8 декабря 1932 года на совещании гаулейтеров, депутатов рейхстага и центрального руководства НСДАП Гитлер получил единодушную поддержку. Руководители партии чувствовали, что с Гитлером они сейчас близки к власти, как никогда, и не собирались менять коней на переправе.

Тем временем в начале января в Дюссельдорфе в резиденции К. фон Шредера состоялись переговоры Франца фон Папена с руководством НСДАП в составе Гитлера, Гесса и Гиммлера. Папен представлял президента Гинденбурга и вместе со Шредером выступал за скорейшую передачу власти нацистам. Следующая встреча состоялась 17 января уже с участием Гугенберга, который вместе с Гитлером и Папеном занялся предварительным распределением министерских портфелей. Папен стал вице-канцлером и возглавил МИД, а Гитлер — рейхсканцлером.

28 января по требованию Гинденбурга Шлейхер подал в отставку. 30 января президент назначил Гитлера рейхсканцлером. В этот день он принес присягу: «Я отдам все свои силы на благо немецкого народа. Я буду стоять на страже конституции и прав немецкого народа, добросовестно выполнять свои обязанности и действовать во благо всех, невзирая на партийную принадлежность». Это были пустые слова. Уже через несколько месяцев новый канцлер установил режим диктатуры и террора.

Правительство было коалиционным. НСДАП поддержала партия Гугенберга. Но уже в июне 1933 года ее штаб-квартира была разгромлена штурмовиками, и Немецкую национальную народную партию вынудили к самороспуску.

Часть ее членов влилась в НСДАП, а Гугенберг перестал играть какую-либо политическую роль.

Первоначально кроме Гитлера в составе кабинета было лишь двое нацистов. Геринг возглавил министерство внутренних дел Пруссии и стал комиссаром Рейха по делам авиации. Лидер парламентской фракции нацистов Вильгельм Фрик возглавил министерство внутренних дел Рейха. Этого оказалось достаточно для полного захвата власти. Ведь нацисты контролировали главные силовые структуры страны, за исключением рейхсвера, и имели мощную военизированную организацию — более 400 тысяч штурмовиков Э. Рема. Использовав в качестве провокации пожар рейхстага (до сих пор неизвестно точно, был ли он организован Г. Герингом, президентом рейхстага, или стал результатом действий психически ненормального одиночки — голландца Маринуса Ван дер Люббе, члена левацкой коммунистической группы), нацисты развернули террор против коммунистов и социал-демократов, которых обвинили в поджоге. Впоследствии доказать эти обвинения в суде не удалось, но дело было сделано. 1 марта 1933 года специальным законом «О защите народа и Рейха» было приостановлено действие статей конституции, гарантирующих основные демократические права и свободы, при этом Гитлер наделялся чрезвычайными полномочиями. Некоторые депутаты рейхстага от левых партий были арестованы, в том числе лидер коммунистов Эрнст Тельман.

5 марта 1933 года в атмосфере всевозможного запугивания противников нацистов прошли выборы в рейхстаг. Геббельс объявил этот день «днем пробуждения нации». Ко дню выборов 51 противник национал-социалистов был убит и несколько сотен ранены. Потери среди национал-социалистов составили 18 убитых и более сотни раненых.

Выступая в Кенигсберге накануне голосования, Гитлер обратился к немецкому народу с патетическим призывом: «Теперь вы должны снова высоко и гордо держать свою голову! Больше ты не порабощен и не закабален, германский народ, ты опять, с Божьей помощью, обладаешь свободной волей».

НСДАП получила около 44 процентов голосов. Компартия была запрещена и в выборах не участвовала, но за поддерживаемый ею список проголосовало почти 12 процентов избирателей. Социал-демократы получили 18 процентов голосов. Партия Гугенберга получила около 8 процентов голосов, и вместе с ней у нацистов оказалось наконец абсолютное большинство. У НСДАП стало 288 мандатов, Партия центра имела 73, СДПГ — 120, коммунисты — 81, партия Гугенберга, выступавшая как Черно-бело-красный боевой фронт (с привлечением сторонников Папена, отколовшихся от Партии центра), — 52 мандата.

21 марта 1933 года, выступая в соборе Потсдама у могилы Фридриха Великого на торжественном заседании рейхстага, Гитлер заявил, что ни народ, ни император, ни правительство Германии не хотели Первой мировой войны, а потому безнравственно возлагать на них вину за нее и требовать возмещения. Этот день Геббельс назвал «днем национального возрождения». Гитлер тогда утверждал, что привержен «вечным основам» жизни нации, не зависящим от периодов взлетов и падений. Он просил Провидение «укрепить то мужество и упорство, которыми веет в этом святом для каждого немца храме на нас — людей, борющихся за свободу и величие нашего народа, здесь, у могилы его величайшего короля».

А 23 марта, на следующем заседании рейхстага нового созыва, на этот раз в здании Берлинской оперы, Гитлер выступил с программным заявлением, облачившись в партийную коричневую рубашку: «Духу национального возрождения и поставленной цели не отвечал бы порядок, когда правительство просило бы одобрения своим мерам у рейхстага от случая к случаю, торгуясь и выпрашивая». И добавил, возражая лидерам социал-демократов, протестовавшим против фактической ликвидации рейхстага: «Отныне мы, национал-социалисты, откроем немецкому рабочему дорогу к тому, что он вправе требовать. Мы, национал-социалисты, будем выразителями его интересов. Вы, господа, мне больше не нужны... И не путайте нас с буржуазным миром. Вы считаете, что ваша звезда вновь может взойти! Взойдет, господа, звезда Германии, а ваша закатится... Прогнившее, старое и дряхлое в народной жизни исчезнет и больше никогда не вернется».

Таким образом, был принят закон, по которому правительству на четырехлетний срок передавались все права парламента.

За него проголосовал 441 депутат, против — 94 социал-демократа. К тому времени все депутаты-коммунисты и 26 социал-демократов были арестованы. После голосования Гитлер опять обратился к социал-демократам: «Я думаю, что вы не голосуете за этот закон потому, что вам в силу вашего склада ума не понять стремления, которое воодушевляет нас... Могу сказать вам только одно: да я совсем и не хочу, чтобы вы голосовали за него! Германия должна стать свободной, но только не благодаря вам!»

В ответ последовала овация и крики «Хайль!» со стороны подавляющего большинства депутатов и публики. Правительство так и не вернуло этих полномочий рейхстагу, отныне превратившемуся в чисто декоративный орган, вплоть до краха Третьего Рейха. По этому поводу в передовой «Фёлькишер беобахтер» с восторгом говорилось: «Исторический день. Парламентская система капитулирует перед новой Германией. На протяжении четырех лет Гитлер сможет делать все, что сочтет нужным: в плане отрицания — истреблять все пагубные силы марксизма, а в плане созидания — создавать новую народную общность. Начинается великое дело! Настал день Третьего Рейха!»

Так реализовалось то, о чем Геббельс писал еще 30 апреля 1928 года в своей газете «Ангрифф»: «Мы вступаем в рейхстаг, чтобы добыть в этом арсенале демократии оружие против нее самой. Мы становимся депутатами рейхстага, чтобы подавить веймарский дух, пользуясь его же собственной поддержкой. Если демократия настолько глупа, чтобы за эту медвежью службу снабжать нас бесплатным проездом и питанием, то это ее дело... Нам подходит любое законное средство, чтобы внести революционный дух в сегодняшнюю ситуацию... Не следует думать, что парламентаризм примирит нас... Мы приходим как враги, как волк, ворвавшийся в овечье стадо. Теперь вы уже не находитесь среди своих!» А после 30 января 1933 года волк Гитлер начал драть парламентских овечек, а затем и кое-каких волков иной масти среди своих. И жертвы, что удивительно, вели себя как настоящие овечки и практически не сопротивлялись.

За несколько месяцев были смещены правительства во всех землях, где нацисты не были у власти, и там стали править гаулейтеры НСДАП. Были ликвидированы профсоюзы, а все рабочие и служащие объединены в единый Германский трудовой фронт. Были ликвидированы и все политические партии, кроме НСДАП, которая стала частью государства. В течение пяти месяцев после прихода нацистов к власти ее численность возросла втрое и достигла 2,5 миллиона человек. К 1938 году, в канун Второй мировой войны, в Рейхе насчитывалось свыше 580 тысяч партийных работников, в том числе 41 гаулейтер (руководитель земельной парторганизации), 808 крайслейтеров (руководителей окружных парторганизаций), 28 376 ортсгруппенлейтеров (руководителей квартальных организаций) и т. д. Именно они обладали реальной властью на местах.

24 октября 1933 года, выступая в берлинском «Шпортпаласте», фюрер демагогически заявил: «Если я буду заблуждаться или если народ сочтет мои действия недопустимыми, то он может казнить меня. Я готов к этому». Разумеется, в условиях однопартийной диктатуры никто не мог даже критиковать действия первого лица в государстве, а уж тем более казнить его, какие бы преступления он ни совершил. А преступления Гитлера только начинались.

Следующий раздел:

«Ночь длинных ножей»


В нашей электронной онлайн библиотеке вы можете бесплатно и без регистрации прочитать «Адольф Гитлер. Жизнь под свастикой» автора Соколов Борис на телефоне, андроиде, айфоне, айпаде. Сейчас вы находитесь в разделе „Гитлер - рейхсканцлер“ на странице 1. Приятного чтения.