Вы здесь

Авиация и времия 2006 спецвыпуск

Авиация и времия 2006 спецвыпуск

…17 декабря 2004 г. в Киеве было холодно. Дул ветер, небо застилали низкие тучи. Условия для первого взлета – на грани разрешенных. На аэродроме Святошино, неподалеку от застывшего в готовности первого Ан-148 – многие сотни его создателей и гостей, все волнуются, мерзнут. Назначенное время – 11 утра – проходит, но просвета в облаках не видно. Метеослужба еще надеется на улучшение, однако уже через час говорит о плохом прогнозе, причем на несколько дней. Но вот на аэродроме появляется Генеральный конструктор. Собравшиеся реагируют на это однозначно: раз Балабуев здесь, значит, все-таки летим. Однако он не «давит авторитетом», а подходит к экипажу испытателей и обращается к Евгению Галуненко: «КомандирВаше решение?». «Мы готовы», – отвечает летчик- испытатель 1 класса. «Тогда давайте подпишу полетный лист», – улыбается Петр Васильевич. И вот двигатели запущены, прогреты, самолет выполняет пробный разбег с торможением и вновь возвращается к началу ВПП. Новый разбег по заснеженному бетону, отрыв на отметке 1000 м, пара секунд набора высоты, и… Ан-148 исчезает в сплошной темной пелене облаков, не дав своим создателям насладиться этим долгожданным зрелищем…

Однако хватит лирики! Сотни и даже тысячи людей могут сегодня восстановить в памяти гораздо больше подробностей того холодного дня. Предыдущий абзац призван лишь напомнить главные ощущения, владевшие тогда абсолютно всеми: огромную радость, что первый полет Ан-148 прошел хорошо, и еще большую надежду, что новое детище нашей промышленности, созданное с таким трудом в столь непростых условиях, ожидает ясная перспектива… Но с того дня прошло уже полтора года. За это время самолет подвергся множеству испытаний – летных, наземных и… рыночных (употребим пока это слово, т.к. очень трудно дать название явлению, которого еще недавно у нас не было). Одни из этих испытаний он выдержал блестяще, другие – просто выдержал, третьи переросли в проблемы, над решением которых сегодня упорно трудятся сторонники Программы Ан-148.

Сегодня Ан-148 – один из главных экспонатов выставки «Авиасвит-XXI». Как и любое другое, нынешнее киевское авиашоу – это прежде всего повод задуматься над текущим этапом развития авиации, попытаться сделать какие- то обобщения, выявить тенденции, подвести итоги, да просто взглянуть на ту или иную тему чуть более широко, чем обычно. Попробуем и мы окинуть взглядом всю пока еще короткую, но, без сомнения, уже достаточно яркую биографию Ан-148.

Ты помнишь, как все начиналось?

А начиналось все с осознания трех фундаментальных явлений, характерных для авиационных перевозок на просторах бывшего СССР в период 1990-2000 гг. Первое – многократное сокращение количества пассажиров во всех секторах рынка, но прежде всего, на региональных воздушных линиях. Второе – падение объемов внутренних перевозок и рост доли международных рейсов. Третье – рост всех составляющих стоимости воздушной перевозки: аэропортовых и аэронавигационных сборов, зарплаты экипажа, страховых отчислений и т.д., но главное – четырехкратный (!) рост цены на авиационное топливо. Совместное действие этих факторов привело к фактическому прекращению эксплуатации основного советского регионального самолета Ту-134, который оказался совершенно не рентабельным на внутренних рейсах из-за большого расхода керосина и непригодным для полетов по международным трассам ввиду несоответствия современным нормам по шуму и экологии.

В то же время, вывод Ту-134 из эксплуатации оголял довольно объемную рыночную нишу, даже несмотря на общее падение объемов перевозок. К этому следует добавить, что снижение пассажиропотоков привело к тому, что более крупные и дальние Ту-154 на маршрутах протяженностью 3000-4000 км стали летать полупустыми, принося своим владельцам лишь убытки да головную боль. В общем, к концу 1990-х гг. стало очевидно, что для диапазона дальностей от 1000 до 4000 км нужен новый лайнер с пас- сажировместимостью 70-80 мест, основными качествами которого были бы высокая экономичность и соответствие всем современным международным требованиям по безопасности, экологии, точности навигации и т.д., короче – чтобы летать в Европу без ограничений. В том числе – после ввода в действие 1 января 2006 г. пресловутой главы 4 Приложения 16 к Конвенции о международной гражданской авиации по шуму на местности.

Потребность в новом самолете была очевидна не только авиакомпаниям. Об этом говорили исследования ГосНИИ ГА России. Об этом заявляли чиновники государственных авиационных администраций стран СНГ. Тему обсуждали представители авиапрома России и Украины. Причем с тем, что такой самолет нужен, соглашались все. Мнения расходились лишь в вопросе о том, где его взять.

Наиболее простым представлялось применить для решения поставленных задач самолет Ту-334 – сравнительно новую машину, постройка первого экземпляра которой завершилась в 1995 г. То есть самолет уже как бы существовал. Однако именно как бы! Ввиду плачевного финансового положения туполевской фирмы летные испытания Ту-334 начались лишь (неслыханное дело, единственный случай в мировой практике!) через 4 года после торжественной выкатки самолета из сборочного цеха. Непредсказуемость дальнейшего хода испытаний и, соответственно, сроков готовности самолета как товара практически исключила Ту-334 из числа претендентов на завоевание новой рыночной ниши. К тому же, туполевская машина оказалась несколько великоватой – вмещала 102 пассажира в экономическом классе, что на 20-30 мест больше, чем нужно. Причем уменьшить пассажировместимость было нельзя, т.к. фюзеляж Ту-334 представляет собой и без того до предела укороченный фюзеляж Ту-204. Кстати, родственная связь с более крупным по классу «двести четвертым» обусловила целый ряд других «врожденных пороков» Ту-334, в частности, сравнительно низкие весовую отдачу и аэродинамическое качество. В общем, авиакомпании продемонстрировали весьма прохладное отношение к Ту-334, впрочем, вполне гармонировавшее с отношением к машине со стороны как фирмы-разработчика, так и заводов- изготовителей.

Первый полет Ан-148 проходил в сложных метеоусловиях

Намного больший энтузиазм у авиаперевозчиков вызывали зарубежные региональные лайнеры, среди которых были уже находящиеся в эксплуатации (например, канадский Bombardier CRJ-700) и только создававшиеся (бразильский Embraer ERJ-170). Не думаю, чтобы в те годы кто-то проводил серьезную экономическую «привязку» этих машин к конкретным авиалиниям в России или Украине, просто все были уверены, что это будут качественные самолеты с продуманной системой послепродажного сервиса, и их можно будет эксплуатировать вполне уверенно и, если так можно выразиться, предсказуемо. Имеется в виду, что все их технические проблемы и необходимые денежные затраты можно предвидеть заранее и даже планировать. Однако, как и у любой медали, у этой тоже была обратная сторона. Все зарубежные машины нужного класса являются новыми разработками и на вторичном рынке практически отсутствуют. А покупать или брать в лизинг новые (т.е. очень дорогие) иностранные самолеты для региональных линий нашим авиаперевозчикам бессмысленно: бедные (в прямом смысле) пассажиры не смогут окупить их эксплуатацию.

Теоретически существовала и третья возможность – создать нужный самолет силами национальной авиапромышленности. Однако в конце 1990-х гг. в нее верили немногие, ведь государственного финансирования бывшие советские фирмы-разработчики авиатехники не видели уже 10 лет, за это время большинство из них обнищали, утратили значительную часть квалифицированных кадров и разработать новый лайнер уже просто не могли. Достаточно работоспособными остались лишь российское «ОКБ Сухого» и украинский АНТК им. O.K. Антонова, располагавшие стабильными источниками поступления средств не из бюджетов своих государств. При этом только «Антонов» обладал необходимым опытом разработки пассажирских самолетов. И только «Антонов», создавший уже в новейшее время Ан-38 и Ан-140, имел опыт такой работы в рыночных условиях.

Несмотря на это, правительство России, объявив конкурс на новый региональный пассажирский самолет, украинскую фирму в число претендентов не включило (формальный повод – другая страна). Конкурс выиграло совместное предложение «ОКБ Сухого», АК им. С.В. Ильюшина и «ОКБ А.С. Яковлева» о создании самолета RRJ (аббревиатура английских слов «российский региональный реактивный самолет»), под реализацию которого правительство обещало госфинансирование в объеме 10% от всех затрат. Внутри российского авиапрома начался длительный этап консультаций и переговоров, «Сухой» в качестве стратегического партнера привлек американскую корпорацию Boeing (заметим – на этот раз другая страна никого не смутила), это еще более затянуло процесс, бюджетные деньги не выделялись, практические работы не велись.

В этой обстановке руководство «Антонова» и, прежде всего, Генеральный конструктор П.В. Балабуев, решило не терять времени. Самолет ожидал реальный спрос, нужно было лишь первыми предложить его авиакомпаниям. Созданием и продвижением машины, получившей обозначение Ан-148, занялся альянс из многих предприятий России и Украины с «Антоновым» во главе. Никаких формальных конкурсов – достаточно реальной борьбы на рынке! Никакого бюджетного финансирования – все работы за собственный счет предприятий, разделяющих общий риск! Минимум формализма и растаскивания средств, максимум рыночных подходов и эффективности! Реализация этих принципов позволяла создать машину быстро, намного дешевле зарубежных аналогов и по своим техническим характеристикам практически идеально соответствующую потребностям авиаперевозчиков.

Но что есть идеал?

Классическая немецкая философия определяет идеал как состояние какого-либо объекта, в котором как внутренние противоречия, так и противоречия между этим объектом и внешней средой представляются окончательно преодоленными. Возьмем на себя смелость развить этот тезис в приложении к пассажирскому самолету. Что значит нет противоречий? Прежде всего, это означает высокую степень соответствия между характеристиками самолета и потребностями тех, кто его собирается эксплуатировать. Это касается и размерности самолета, и его летных данных, и экономических показателей, и системы его техобслуживания, способов послепродажной поддержки и многого другого, за что авиакомпаниям приходится отдавать свои деньги.

То есть прежде всего при создании нового самолета нужно как можно точнее понять потребности авиаперевозчиков. Увы, эта азбучная на сегодняшний день истина при прошлой плановой экономике отнюдь не была актуальной. И к чести «Антонова» нужно признать, что эта фирма первой построила систему контактов с авиакомпаниями, сформировав в 2002 г. Совет партнеров по Программе Ан-148. В этот орган вошли ведущие авиакомпании России и Украины (в частности, «Аэрофлот», «Пулково», Utair, «Красноярские авиалинии», «Аэросвит», «Международные авиалинии Украины», всего 11 авиакомпаний), финансовые и лизинговые компании, а также промышленные предприятия. На заседаниях Совета, проходивших по секциям, определялся технический облик самолета, оценивалась его эксплуатация на реальной маршрутной сети, учитывались конкретные пожелания перевозчиков по составу бортового оборудования, дизайну интерьера и т.д. П.В. Бала- буев как-то сказал об этом этапе: «Мы работали вместе с авиакомпаниями, начиная с осевых линий». Важным результатом деятельности Совета стало заключение с рядом авиакомпаний соглашений о партнерстве по Программе Ан-148, в которых была документально зафиксирована их потребность в этом самолете. Надо отметить, что авиакомпании очень ответственно подошли к работе в Совете и оказали заметное влияние на выбор основных проектных параметров лайнера, фактически превратившись в полноправных участников его создания. Кстати, аналогичная по функциям структура в рамках проекта RRJ, названная консультативным советом, была сформирована лишь в 2005 г.

Кабина экипажа Ан-148

Салон бизнес-класса

Изучение требований авиакомпаний к Ан-148 показало, что они существенно различаются, прежде всего по дальности полета. Например, авиакомпании из Сибири нужен более дальний самолет, чем той, чья маршрутная сеть, в основном, лежит в Европе. Стремление удовлетворить индивидуальным запросам различных перевозчиков привело к выводу о необходимости создания не одного самолета, а целого семейства машин, отличающихся дальностью полета, пассажировместимостью, взлетной массой и другими важнейшими эксплуатационными характеристиками. При этом на всех самолетах семейства удалось сохранить высокую конструктивную общность крыла, оперения, фюзеляжа, силовой установки, пассажирского и самолетного оборудования, что обещает значительное снижение затрат на создание и сертификацию вариантов лайнера, а авиакомпаниям позволяет сократить затраты на его эксплуатацию, обучение персонала и техническое обслуживание.

Как легко видеть, в составе Совета партнеров по Ан-148 были российские и украинские авиакомпании. Конечно, конструкторы постарались в возможно большей степени учесть климатические особенности регионов будущей эксплуатации, состояние аэродромной сети, уровень оснащения аэропортов современным оборудованием и еще массу факторов, которым самолет должен, согласно определению идеала, не противоречить. В результате был сформирован технический облик машины, максимально ориентированный на успешную эксплуатацию в условиях современной России и других стран СНГ. «Мы делали Ан-148, как будто шили костюм под клиента, – сказал год назад в интервью «АиВ» заместитель Генерального конструктора АНТК им. O.K. Антонова А.Д. Кива. – И это вселяет уверенность, что самолет действительно соответствует тем пожеланиям, которые сегодня существуют у потенциальных заказчиков».

Вместе к общей цели!

Определившись с обликом Ан-148, «Антонов» и его партнеры очень дружно и активно взялись за решение конкретных задач по его воплощению в жизнь. «Антонов» в содружестве с рядом НИИ России и Украины разрабатывал проект в целом, выступал в роли его интегратора, комплексируя многочисленные бортовые системы и агрегаты, создаваемые предприятиями из 12 стран, включая Францию, Германию, Великобританию и США, а также строил самолеты головной партии. Запорожский двигате- лестроительный комплекс (ГП «Ивченко-Прогресс» и ОАО «Мотор Сич») создавал Д-436-148 – новую версию уже сертифицированного двигателя Д-436, ориентированную на применение на Ан-148. Харьковский и киевский авиазаводы участвовали в постройке первых Ан-148 и обсуждали долю своего участия в серийном производстве. Активно были задействованы в программе и другие украинские предприятия, среди которых «Южный машиностроительный завод», АОЗТ «УкрНИИРА», НИИ «Буран», ОАО «Авиаконтроль», Харьковское Агрегатное Конструкторское Бюро, АО «Украналит», АОЗТ «Електронприлад».

Страницы


В нашей электронной онлайн библиотеке вы можете бесплатно и без регистрации прочитать «Авиация и времия 2006 спецвыпуск» автора Автор неизвестен на телефоне, андроиде, айфоне, айпаде. Сейчас вы находитесь в разделе „Ан-148: дорогу осилит идущий“ на странице 1. Приятного чтения.