Вы здесь

Генеральный штаб в предвоенные годы

Генеральный штаб в предвоенные годы

Генеральный штаб как центральный орган в системе высшего военного управления государства окончательно сложился во второй половине XIX века, то есть в период бурного роста капитализма, перерастания его в империализм. С зарождением массовых армий, появлением машинной техники и более эффективного оружия увеличился пространственный размах боевых действий, возросла необходимость более широкой экономической подготовки войны, усложнилось проведение операций, Все это потребовало централизовать управление и создать в ряде крупных капиталистических стран, в частности в Германии, Австро-Венгрии, Франции, Японии, Англии, авторитетные органы командования и руководства вооруженными силами - генеральные штабы, способные увязывать и согласовывать усилия и работу всех звеньев сложной машины войны в государственном масштабе. Их основная задача в мирное время заключалась в том, чтобы подготовить вооруженные силы к войне, разработать ее планы, а во время войны - изучать обстановку, собирать и обобщать данные, необходимые для принятия решения главным командованием, проводить это решение в жизнь. Уже до первой мировой войны существовали две ярко выраженные системы военного управления - германская и французская. Первая характеризовалась исключительным влиянием генерального штаба не только на решение оперативных, организационных, мобилизационных, но и всех других вопросов, связанных с подготовкой к войне. В германский большой генеральный штаб сходились все нити, касающиеся подготовки вооруженных сил, их вооружения и обеспечения на случай войны. Генштаб был совершенно независим от военного министра, он подчинялся непосредственно императору{2}. Военное министерство же занималось лишь административными делами и текущей жизнью армии и являлось, по существу, исполнителем директив генштаба в области накопления мобилизационных запасов и обеспечения будущей войны. Таким образом, германский генеральный штаб, наделенный, по сути дела, диктаторскими полномочиями, с момента своего возникновения являлся организатором агрессивных войн и оказывал большое влияние на всю внутреннюю и внешнюю политику Германии. Такую же роль играл и генштаб Австро-Венгрии, деятельность которого столь глубоко и всесторонне исследована Б. М. Шапошниковым в труде "Мозг армии".

В отличие от Германии и Австро-Венгрии французский генеральный штаб, хотя и пользовался широкими правами в отношении подготовки армии к войне, тем не менее был подчинен военному министру, то есть лицу, выдвигаемому парламентом и ответственному перед ним. Такое же положение занимали генеральные штабы и некоторых других стран.

В России с 1865 года центральным органом военного министерства был Главный штаб, в состав которого входило Главное управление Генерального штаба, ведавшее так называемой службой Генерального штаба во всех звеньях армейского аппарата.

После поражения в русско-японской войне 1904-1905 годов царское правительство, стремясь перестроить военное управление по германскому образцу, ввело номенклатуру начальника Генерального штаба; это должностное лицо подчинялось непосредственно царю и имело такие же права, как и военный министр. В связи с этим Главное управление Генерального штаба было выведено из состава Главного штаба и подчинено начальнику Генерального штаба, который одновременно возглавлял и это управление.

В марте 1909 года по представлению пришедшего к руководству военным министерством В. А. Сухомлинова начальник Генерального штаба и его аппарат, а также Главный штаб стали подчиняться военному министру.

Аппарат начальника Генерального штаба должен был решать следующие задачи: разрабатывать соображения по подготовке к войне; руководить службой и научной работой офицеров, причисленных к Генеральному штабу; заниматься организацией и службой войск, перевозкой формирований и военных грузов, производством топосъемочных работ; управлять железнодорожной и технической службой связи. Начальнику Генерального штаба, возглавлявшему одновременно и Главное управление Генштаба, были подчинены управление генерал-квартирмейстера и четыре отдела (по устройству и службе войск, мобилизационный, военных сообщений и военно-топографический), военная академия и военно-топографическое училище. Главный же штаб ведал личным составом армии, местными военными управлениями и генерал-губернаторствами.

Во время войны 1914-1917 годов функции Генерального штаба расширились, а численность его аппарата резко возросла. К концу первой мировой войны военное и морское министерства русской армии имели соответственно Генеральный и Морской генеральный штабы как органы оперативного руководства, а также Глазные штабы в качестве административного органа. Кроме этого существовала Ставка Верховного Главнокомандования, учрежденная в 1914 году для управления полевыми войсками. Ставку возглавлял царь и его личный представитель. При Ставке кроме царской свиты функционировал штаб Верховного Главнокомандующего. Он состоял из пяти управлений: генерал-квартирмейстера, дежурного генерала, начальника военных сообщений, военно-морского, коменданта и дипломатической канцелярии. Всего в штабе было 7 генералов, 30 штаб-офицеров, 33 обер-офицера и 16 чиновников.

Несмотря на организационное несовершенство этого военного бюрократического аппарата, Советское правительство, руководствуясь суровой необходимостью, на первых порах после победы Великой Октябрьской социалистической революции было вынуждено использовать его для обслуживания старой армии и руководства в последующем ее демобилизацией.

Из многих важнейших задач, стоявших перед только что родившимся государством нового типа, первостепенной являлась организация военной защиты завоеваний рабочих и крестьян России. В условиях демобилизации прежней армии, сопровождавшейся ломкой старого аппарата военного управления, в тяжелейшей обстановке хозяйственной разрухи и невероятной усталости народных масс от империалистической войны, в условиях контрреволюционных мятежей и военной интервенции нужен был новый аппарат военного управления, созданный на совершенно новых началах. Эта задача, как и строительство социалистической армии в целом, для молодого Советского государства была одной из самых сложных. "Вопрос о строении Красной Армии, - говорил В. И. Ленин, - был совершенно новый, он совершенно не ставился даже теоретически... Мы брались за дело, за которое никто в мире в такой широте еще не брался"{3}.

Исторические документы свидетельствуют о том, что партия большевиков и Советское правительство прошли сложный путь исканий организационных форм центральных органов военного управления, в том числе и органов оперативного руководства, отвечающих в той или иной мере задачам Генерального штаба.

Коммунистическая партия, возглавляемая В. И. Ленивым, творчески подошла к положению марксизма о необходимости слома старой армии, ее высших органов военного управления, оставшихся в наследство от Временного правительства Это был, как уже указывалось, огромнейший бюрократический аппарат с офицерами и генералами, в большинстве своем враждебно настроенными к Советской власти.

В условиях состояния войны с Германией и ее союзниками в обстановке развала фронтов, стихийной демобилизации многомиллионной старой армии и злостного саботажа части ее высшего командного состава Совет Народных Комиссаров (СНК) принимал энергичные меры к тому, чтобы овладеть военным и морским ведомствами и провести их реорганизацию. Для этого во все звенья военного аппарата назначались преданные Советской власти комиссары, создавались коллегии проводилась демократизация армии, основанная на выборности командного и начальствующего состава до полкового звена - на общих собраниях, а выше, вплоть до Верховного Главнокомандующего, - съездами или совещаниями при соответствующих комитетах.

Принцип выборности командного состава и уравнение всех военнослужащих в правах лишили реакционных генералов и офицеров власти, а следовательно, и возможности использовать ими армию в контрреволюционных целях. Вместе с тем демократизация позволила выдвинуть на командные должности немало талантливых организаторов из среды солдат, матросов и офицеров, перешедших на сторону Советской власти.

26 октября 1917 года II Всероссийский съезд Советов принял постановление образовать во всех армиях временные революционные комитеты, на которые возлагалась ответственность "за сохранение революционного порядка и твердость фронта"{4}. Главнокомандующие фронтами обязаны были подчиняться распоряжениям этих комитетов.

Съезд объявил о смещении всех комиссаров Временного правительства и замене их комиссарами Всероссийского съезда Советов.

II Всероссийский съезд Советов создал при Совете Народных Комиссаров (Совнаркоме), возглавляемом В. И. Лениным, первый орган высшей военной власти - Комитет по военным и морским делам, вставший во главе старых военных ведомств. В него вошли три профессиональных революционера: В. А. Антонов-Овсеенко, прапорщик Н. В. Крыленко, пользовавшийся большой популярностью среди солдатских масс на фронте, и матрос П. Е. Дыбенко - один из вожаков революционных моряков Балтики.

Учитывая огромный объем специфической военно-организаторской работы и необходимость усиления политического влияния партии в данной области деятельности, 27 октября по предложению В. И. Ленина в Комитет по военным и морским делам были дополнительно введены руководящие работники из состава Военно-революционного комитета и Военной организации при ЦК РСДРП (б), хорошо зарекомендовавшие себя на активной военной работе в партии: В. Н. Василевский, К. С. Еремеев, П. Е. Лазимир, Б. В. Легран, К. А. Мехоношин, Н. И. Подвойский и Э. М. Склянский. Комитет после его расширения был преобразован в Совет Народных Комиссаров по военным и морским делам{5}, 23 ноября из него выделяется Народный комиссариат по военным делам во главе с Н. И. Подвойским, при котором учреждается Коллегия, а 30 января 1918 года создается Народный комиссариат по морским делам и Коллегия при нем во главе с П. Е. Дыбенко. Возглавив армию и флот, эти органы полностью взяли в свои руки военное управление и верховное командование.

9 ноября 1917 года Совнарком сместил с должности Верховного Главнокомандующего генерала Духонина, отказавшегося выполнить распоряжение Советского правительства немедленно приступить к переговорам с германским командованием о перемирии. Вместо него был назначен большевик Н. В. Крыленко. 20 ноября Петроградский сводный отряд красногвардейцев и моряков во главе с Н. В. Крыленко прибыл в Могилев, где располагалась Ставка, и арестовал Духонина. Начальником штаба Ставки Совнарком назначил генерала М. Д. Бонч-Бруевича{6} - одного из немногих талантливых и высокообразованных генералов царской армии, перешедших сразу же после революции на сторону Советской власти.

23 ноября по указанию В. И. Ленина в Могилеве создается Революционный полевой штаб (по борьбе с контрреволюцией), во главе которого встал член Военной организации при ЦК партии прапорщик М. К. Тер-Арутюнянц. Оперативной частью штаба руководил полковник И. И. Вацетис, который с первых дней революции вместе со своим полком латышских стрелков встал на сторону Советской власти. Революционному полевому штабу поручалось руководство операциями на внутренних фронтах. Военный аппарат старой армии - Ставка, а также некоторые управления и отделы военного ведомства были временно сохранены; Советское правительство не могло ликвидировать их до создания советского военного аппарата. На эти органы под контролем комиссара возлагалась задача снабжения армии и флота.

Н. В. Крыленко, опираясь на Революционный полевой штаб и Ставку, приступил к выполнению решения ЦК партии и СНК - постепенно демобилизовать старую армию и создавать из революционных частей и отрядов новую армию армию освобожденных рабочих и крестьян. В конце 1917 - начале 1918 года происходила ликвидация центральных и местных органов военного управления старой армии. Вместо них создавались советские органы военного управления, и только некоторые учреждения старого военного аппарата частично использовались для выполнения новых задач. Так, органы воздушного флота и морской авиации были реорганизованы во Всероссийскую коллегию по управлению воздушным флотом РСФСР. Работой временно сохраненных органов старого морского министерства стала руководить Верховная морская коллегия. В январе 1918 года были реорганизованы органы местного военного управления, а приказом Верховного Главнокомандующего Н. В. Крыленко упразднена Ставка. Из бывшего военного министерства было уволено более тысячи враждебно настроенных генералов, офицеров и чиновников. Устранялась старая командная верхушка и в военных округах: командующими их назначались знающие военное дело большевики.

Страницы


В нашей электронной онлайн библиотеке вы можете бесплатно и без регистрации прочитать «Генеральный штаб в предвоенные годы» автора Захаров Матвей на телефоне, андроиде, айфоне, айпаде. Сейчас вы находитесь в разделе „читать“ на странице 3. Приятного чтения.