Вы здесь

Учение о цвете. Теория познания

Учение о цвете. Теория познания

Никогда не обращают достаточного внимания на то, что всякий язык в сущности только символичен, образен и рисует предметы не непосредственно, а только в отражении. В особенности приложимо это к тому случаю, когда речь идет о вещах, которые только подступают к опыту и находятся все время в движении, так что их скорее можно назвать деятельностями, чем предметами. Их нельзя Фиксировать, и все — таки нужно о них говорить; и вот, отыскиваешь всевозможные Формулы, чтобы хоть символически выразить их.

Метафизические Формулы обладают большой широтой и глубиной; но чтобы подобающим образом заполнить их, необходимо богатое содержание, иначе они остаются пустыми. Математические Формулы допускают во многих случаях очень удобное и удачное применение; но в них всегда остается что — то натянутое и неуклюжее, и мы скоро чувствуем их недостаточность, так как уже в простейших случаях мы рано подмечаем несоизмеримые моменты; кроме того, они понятны лишь в кругу лвдей со специальным образованием. Механические Формулы больше говорят обыденному уму; но зато опп и сами вульгарнее, и в них всегда есть что — то грубое. Живое они превращают в мертвое; они убивают внутреннюю жизнь, чтобы внести жизнь извне. В близком родстве с ними стоят корпускулярные Формулы; подвижное становится благодаря им косным, представление и выражение — аляповатым. Моральные же Формулы, выражающие более тонкие отношения, являются простыми подобиями, и, в конце концов, вырождаются в игру остроумия.

Однако, если бы можно было сознательно пользоваться всеми этими видами представления и выражения, и многообразным языком передавать свои воззрепия па явления природы, если бы не вдаваться в односторонность и живое содержание облекать живым выражением, то удалось бы сообщить не мало ценного.

Но как трудно пе ставить знака на место вещи, все время не упускать из глаз живого существа и не убивать его словом! В новое время мы подпали при этом еще большей опасности, заимствуя из всех познаваемых областей выражения и терминологию, в которые мы облекаем наши воззрения па более простую природу. На помощь призываются астрономия, космология, геология, естественная история, даже религия и мистика; и как часто общее и элементарное больше прикрывается и затемняется частным и производным, чем выясняется и раскрывается! Мы отлично знаем потребность, из которой возник и распространяется такой язык; мы знаем также, что он становится в известном смысле неизбежным: однако, лишь умеренное, непритязательное и сознательное пользование им может принести нам пользу.

Но желательнее всего было бы, если бы язык, которым хотят обозначить отдельные стороны известного круга, брали из этого самого круга, простейшее явление рассматривали бы как основную Формулу, а отсюда выводили и развивали бы явления более сложные.

Необходимость и удобство такого языка знаков, где главный знак выражает само явление, вполне сознали, распространив Формулу полярности, заимствованную у магнита, на электричество и т. д. Можно поставить на место ее плюс и минус, что тоже удачно применялось к очень многим явлениям; и даже музыканта, вероятно, вовсе и не думавшего об этих специальных областях, природа побудила выразить основное различиё тональностей словами: majeur и mineur.

Так и мы уже давно желали ввести в учение о цветах выражение «полярность»; с каким правом и в каком смысле — пусть покажет настоящий труд. Быть может, в будущем мы найдем время, пользуясь таким методом и символикой, которая должна бы все время вызывать наглядное представление, на свой манер об’единить элементарные явления природы, и таким путем яснее представить то, что высказано здесь лишь в общих чертах и, может быть, не достаточно определенно.

Следующий раздел:

Физиологические цвета


В нашей электронной онлайн библиотеке вы можете бесплатно и без регистрации прочитать «Учение о цвете. Теория познания» автора Гёте Иоганн на телефоне, андроиде, айфоне, айпаде. Сейчас вы находитесь в разделе „Заключительное замечание относительно языка и терминологии“ на странице 1. Приятного чтения.