Вы здесь

Борьба

Борьба

В соответствии со своей натурой деятель обращается с находящейся в его распоряжении энергией бесконечно бережливо. Поэтому тот, кто стремится приблизиться к деятелям, будет критически исследовать все возможные маневры, даже если единственный путь получения выгоды с наименьшими усилиями очевиден. Этот постулат настолько прост, что он звучит банально. Тем не менее ему следуют довольно редко. Ничто другое не характеризует посредственность точнее, как ее стремление дешево сорвать куш.

Соблазн к поспешному действию бывает особенно велик, когда противник готовит нападение. В этом случае велико искушение провести маневры, обеспечивающие безопасность. Но деятель не прибегает ни к одному из них, если только угрозы со стороны противника не вынуждают его сделать это. Дело в том, что, с одной стороны, любой оборонительный маневр поглощает энергию, с другой стороны, у противника отпадет необходимость вынуждать их и при этом тратить энергию. Он сможет направить свое наступление на новую цель, так как излишние оборонительные маневры приводят к возникновению изъянов.

Первым защитным маневром каждого действа является создание вала. Как следует из предыдущих рассуждений, деятель никогда не будет строить вал крепче, чем это необходимо. На поле действа он выдвинет вал настолько далеко, чтобы он мог только немного продержаться под натиском противника, который, принеся небольшую жертву, мог бы потеснить его. Следует заметить, что жертва обязательна.

Отказ от любой обороны, пока угрозы противника будут парироваться без всяких усилий, требует мужества и осмотрительности. Грозящая опасность должна быть точно проанализирована. Необходимо исследовать, существует ли реальная опасность или она только кажущаяся, и только после этого можно начать действовать.

Если необходим парад, то, соблюдая принцип бережливости, его надо проводить с наименьшими из возможных усилии.

Деятель абсолютно свободен от ощущения панического страха. Он всегда объективен.

Даже если деятель не может избежать потерь, он должен пытаться соблюдать принцип бережливости. Не впадая в уныние от возникших напастей, он по-прежнему должен быть в состоянии точно анализировать угрозы противника и действовать так, чтобы потери его энергии лишь ненамного превышали убыток энергии у противника.

Таким образом, деятель абсолютно свободен от ощущения панического страха. Он всегда объективен.

При обобщенности понятий, используемых в учении о действе, не должно удивлять, что эти постулаты применимы шире, чем это кажется на первый взгляд.

Правила, описывающие стратегию обороны, верны не только для единоборства или борьбы нескольких противников. Они действуют также, если человек сталкивается с какой-либо задачей. Поэтому ими может воспользоваться и художник, и ученый.

Для них высказанные постулаты представляют даже особый интерес. Дело в том, что активному художнику или мыслителю они могут послужить компасом, указывающим ему путь среди бесконечного числа открывающихся перед ним возможностей. Человек, охваченный творческим пылом, борется с идеей, которая требует либо выражения языком искусства, либо строго научного исследования. Художник владеет техническими средствами своего искусства – словами, красками, звуками, образным материалом. Он намерен создать произведение, которое приведет эти чувства в определенное движение. Исследователь видит непонятное для него явление и хочет его объяснить. Поле действа – это эмоциональная или духовная жизнь общества. Если он – художник или ученый – соответствует идее в ее полном объеме, но прилагает при действе минимальные усилия, то есть действует оптимально, он создаст произведение искусства или совершит научное открытие. Любое расточительство воспринимается как уродство. Любое нерациональное или ненужное усилие уродливо. А прекрасно (и научно) и непреходяще все то, что выполнено абсолютно бережливо.

Один писатель предпочтет короткие фразы длинным, он выбирает слова и словосочетания с давней историей, а не более поздние словообразования, он использует разнообразные средства языка, не прибегая к повторениям, он находит ассоциации для перехода к новой мысли. Он будет избегать ненужной остроты образных средств. Ясно, что он таким образом очень бережливо обращается с интересом читателя. Актер, который намерен создать достоверный драматический образ с помощью слов и действий, будет резко индивидуализировать его с помощью жестов, мимики, выразительной речи только там, где это существенно облегчит зрителю понимание создаваемого образа. Если он будет делать это постоянно, он только утомит зрителя.

Кому неприятна мысль о том, что принцип прекрасного находится здесь под трибуналом анализирующего разума, того мы попросим почитать статьи признанных достойными критиков о произведениях искусства и их творцах. Критики ценят максимальную простоту средств, но одновременно полное раскрытие сюжета и требуют отсутствия всего того, что утомляет (отсюда: ясность, четкость характеров и понятность). Другие требования относятся к технике художника или к идее, на основе которой возникло это произведение искусства, но уже не к исполнению. Вместе с тем справедливым представляется вывод о том, что пропорциональность использованных средств и полученного воздействия является единственным масштабом – как этого и требует принцип бережливости, – которым творческая личность может воспользоваться в своем творчестве.

Понимание экономических произведений всегда сопровождается кипением чувств, которое бывает очень сильным, если на первый взгляд это произведение кажется не экономичным. Например, некие шутливые выражения (мнимые многозначности, кажущееся повторение слов, а на самом деле – четкость и краткость).

Если произведение грешит недостатком бережливости и благодаря этому читатель осознает часто допускаемые ошибки, то это выглядит юмористично, как клоунада, как длинные, составленные из красиво звучащих слов, но ничего не значащие фразы и карикатуры.

Несколько лет назад Вагнер написал книгу о простой жизни, которая произвела большое впечатление. Любое действие становится простым для выполнения, если оно соответствует принципу бережливости. Итак, простота – это признак объективного человека. Непростой человек либо не захочет, либо не сможет служить просто правде или делу. Его сложность – это доказательство того, что его цель состоит не в том, в чем он уверяет нас и, возможно, сам тому верит. Им движет другой мотив. Обычно сложность является следствием желания выставить напоказ, неважно богатство или красоту. Однако настоящая красота подчиняется принципу бережливости, поэтому она проста. Законы природы также просты, как было сказано в древности: simplex sigillum veri (простой знак истины. Прим. переводчика).


В нашей электронной онлайн библиотеке вы можете бесплатно и без регистрации прочитать «Борьба» автора Ласкер Эмануил на телефоне, андроиде, айфоне, айпаде. Сейчас вы находитесь в разделе „Принцип бережливости“ на странице 1. Приятного чтения.