Вы здесь

Агнец Божий

Агнец Божий

     Посылая семьдесят Своих учеников «по два пред Лицем Своим во всякий город и место, куда Сам хотел идти» (Лк 10, 2), Христос сказал им: «жатвы много, а делателей мало; итак, молите Господина жатвы, чтобы выслал делателей на жатву Свою» (там же). Так кто же Он этот Господин жатвы? Кто есть Тот, Который призывает делателей в виноградники Христа? Не кто другой, как Дух Святой, Которого обещал низпослать сам Христос (ср. Ин 15, 26) и Который действительно низошел в день Троицы на апостолов и учеников и ожидающих Его в горнице в Иерусалиме (ср. Деян 1, 13; 2, 1-4). Этот Дух Истины должен был, как сказал Христос Своим ученикам, возвестить им все, что они еще не могли вместить (ср. Ин 16, 12), когда Христос пребывал на земле. Иначе говоря, Он должен был довершить созревание Церкви на ее историческом пути. С другой стороны, Дух Святой, как сказал Господь, «от Моего возьмет и возвестит вам» (Ин 16, 15). Следовательно, Святой Дух должен был продолжить и дополнить явление Христа. И, наконец, Он должен был наставить апостолов «на всякую истину» (Ин 16, 13), что означаетруководить Церковью в ее росте.

     Эти, указанные Самим Христом, задачи Духа Святого – довершить созревание Церкови, руководить и продолжить явление Христа – показывают, что Церковь не только вечное, до скончания веков присутствие одного Христа, но и присутствие Духа Истины, как принципа действия в мистическом Теле Христа. Господин жатвы есть «огонь и любовь», как Он назван в гимне «Veni Creator». В Его руках загрязненное становится чистым, заживает израненное, увлажняется иссушенное. Он – «Дух Святый Свет и Живот, и живый Источник умный, Дух премудрости, Дух разума, Благий, Правый, Умный» (Пятидесятница, стихиры на хвалитех, глас 4).[293] Он – великий Утешитель, «Сокровище благих» и жизни Податель, дающий успокоение в работе, прохладу в жаре, успокоение в молитве. Иначе говоря, преобразующее значение Церкви сокрыто в действии Св. Духа. История после Христа есть развитие и совершение искупления. Это великая жатва, урожай которой вырос на Крови Христовой. Господин этой жатвы, о созревании урожая которой, как совершении искупления в истории, заботилась Церковь, есть Дух Святой. Таким образом нельзя закончить книгу о Христе, не задав себе вопроса, кто же Он есть этот Дух Истины, этот Утешитель, Который был прислан Христом и Который теперь действует не только в сердце отдельного человека, но и в жизни всего общества.

1. SPIRITUS  CREATOR

     Христианская философия и богословие утверждают, что Божественное творчество никогда не прекращается. Это надо понимать не в том смысле, что будто бы Бог сотворяет все новые и новые миры. Божественное творчество не прекращается, ибо существование однажды сотворенной твари есть постоянное творение этой твари. Всякая тварь возвратилась бы в небытие, если бы Господь хоть на мгновение приостановил бы Свой творческий акт. Божественный Промысл, Который все вещи держит на их пути, есть не что иное, как продолжающийся акт творения, которым все вещи были призваны быть. И именно поэтому вещи состоят в удивительно тесной связи с Богом. Вещь, будучи постоянно сотворяемой, несома Божественной силой и во всякое мгновение получает свое бытие от Бога также, как и лучи получают свет от своего источника. Образно говоря, мы все несомы Божественной Творящей Рукой, мы все в ней «живем и движемся и существуем» (Деян 17, 28).

     В этом как раз и сокрыта, говоря философским языком, основаимманентности Бога. Отношение Бога с Им сотворенным весьма своеобразно. Бог неизмеримо выше всего Им сотворенного, выше не только по Своему совершенству, но и по самому Своему существованию. Творения в сравнении с Богом, как говорит бл. Августин, ««не так прекрасны, не так добры», как «их Творец». Это известно всем. Однако бл. Августин тут же добавляет, что творения по сравнению с Богом, даже «и не так существуют(выделено автором – А. М.)», как «их Творец». Пред Лицом Бога существование творений гаснет: «nec sunt – их не существует», говорит бл. Аугустин[294] Их существование в свете Божественного существования весьма хрупкое. В этом смысле Бог, как говорится, трансцендентен по отношению ко всему Им сотворенному. Он возвышается над ним – и не только абсолютным Своим содержанием, но и самим Своим существованием. Однако с другой стороны, Бог необычайно близок ко всему Им сотворенному. Он живет в нем как Творец его существования, как Вседержитель и как первоначало его действований. Его сила пронизывает творение до самых онтологических глубин. Ведь творение не имеет абсолютно ничего своего, что было бы у него не от Бога. Поэтому Бог ближе нам, нежели мы сами по отношению к самим себе. Бл. Августин эту близость к нам Бога пытается выразить в образах вне и внутри. Человек по отношению к самому себе живет словно вне себя, а Бог – внутри: «intus eras et ego foras». Бог настолько мне близок, словно Он живет внутри меня, а я живу вне себя – за своими собственными дверями, скрывающими меня от меня самого. Эта близость Бога и называется имманентностью Бога или Его пребыванием в глубинах творений, как их онтологической основы.

      Но Бог по отношению к Им сотворенному имманентный только потому, что Он его Творец. Акт сотворения есть своеобразное вхождение Творца в творение, вселение в него. Каждое творение есть отражение и выражение Творца. Поэтому, глядя на творение, мы можем в большей или меньшей степени судить и о его творце, ибо творец всегда оставляет в творении свои следы, свои отпечатки. В этом и кроется подоплека суждения, почему мы, глядя на мир, можем познавать Бога. Всматриваясь во всякое творение, мы находим, говоря словами Linne, только что прошедшего Иегову, точнее говоря, не прошедшего, но всегда сущего, ибо он непрерывно творит и потому постоянно заявляет о себе. Акт творчества, будучи постоянным, приводит к тому, что и для вещей Бог всегда постоянный. Бог Творец есть сущностно имманентный Бог. Это наш внутренний Бог. Он есть Господин нашей души и нашего сердца, по Которому мы тоскуем и единственно в Котором успокоится смятенная душа наша, созданная по Его образу и всегда обращенная к Нему. Смятенность человека в Его устремленности к Богу есть не что иное, как трепет Творца в своем творении, как сила модели в портрете.

      Этот Бог Творец, этот внутренний Бог, пребывающий в глубинах творений есть Дух Святой. Откровение свитетельствует, что всякое созидающее действие связано с действием Духа Святого. Это Он носился над водой, когда земля была «безвидна и пуста» (Быт 1, 2). Это Он приводил все в порядок и призывал к бытию новые формы, это Он есть Spiritus Creator, к Которому взываем, готовясь что-либо совершить, ибо ведь каждое дело человека есть творчество. Поэтому в каждом этом деле участвует Дух Святой. Но если Божественный Промысел, как говорилось, есть продолжающееся творчество (creatio continua), то Дух Святой есть принцип Промысла. Будучи силой, которая творит бытие, Дух Святой делает, чтобы сила поддерживала это бытие в его бывании. Дух Святой есть имманентный Бог. Бог живет в вещах через Дух святой. С другой стороны, если Бог сотворил вещи по образу вечных, в Нем самом имеющихся первообразов, как об этом говорит бл. Августин, то эти первообразы также сокрыты и в Духе Святом. Дух есть носитель первообразов бытия. Он есть то царство идей, о котором говорил Платон, хотя и не смог соединить это царство с Творцом мира – Демиургом.

      Именно здесь мы начинаем усматривать космический смысл Святого Духа. Обычно Дух Святой понимается в этическом аспекте, как сила, укрепляющая человеческую душу, ее утешающая, взращивающая благодетели и устраняющяя человеческие пороки. Действие Духа Святого действительно такое. Однако этим оно не ограничивается. Дух Святой воздействует нравственно только потому, что Он, как имманентный Бог, имеет в человеке и вообще в бытии глубокую онтологическую основу. Дух Святой, будучи божественным царством идей, по которому созданы все творения, отбрасывает свой идеальный свет на все вещи и открывает нам их истинную природу. Поэтому Он и может приводить в порядок эту природу в ее земной действительности, что означает, воздействовать этически. Этическое действование Духа Святого есть не что другое, как каждодневное проявление его онтологического действия. Святой Дух есть «lumen cordium – свет сердец» потому, что Он есть Свет бытия. Поэтому без Его знака в человеке ничего не совершается – «sine tuo numine nihil est in homine», без Его знака вообще ничего не происходит.

      Более того, Церковь даже познавание самой Пресвятой Троицы приписывает действию Св. Духа, тому «благодатному свету – lux beatissima», Который освещает нашему уму глубины Бога. В гимне «Veni, Creator» мы молимся, дабы этот творящий Дух позволил нам через Себя познать и Отца и Сына – «Per Te sciamus da patrem, noscamus atque Filium». Это означает, что Дух Святой есть принцип познания Бога и мира. Только тогда, когда Его «духовное помазание – spiritalis unctio» коснется нас, только тогда, когда Его «высшая благодать – superna gratia» укрепит нас, мы сможем проникнуть в тайны бытия, осознать подлинную природу вещей и действительные пути творений, предначертанные им Господом. Сотворяя и поддерживая все создания в их существовании, Дух Святой живет в их глубинах и светом Своим открывает их для нас, дабы мы смогли их познать. Он есть Путеводитель в глубинном смысле этого слова.

      В связи с космическим характером Духа Святого мы можем понять и тот грех, о котором говорит Христос: «И всякому, кто скажет слово на Сына Человеческого, прощено будет; а кто скажет хулу на Святаго Духа, тому не простится» (Лк 12, 10). Всякий грех есть отрицание Бога, отвращение от Него, отречение от Него. Это есть грех и по отношению ко Святому Духу. Тот, кто говорит хулу на Святого Духа, отрицает Его, отворачивается и отрекается от Него. Однако Дух Святой есть имманентный, живущий в самом бытии, его созидающий и его поддерживающий Бог. Святой Дух есть истинная наша природа, наш первообраз, наш Божественный образ и наше подобие. Согрешить пред Духом Святым значит опровергнуть живущего в нас имманентного Бога, нашего внутреннего Бога, Который ближе нам, нежели мы сами для себя. Все другие грехи противостоят Богу, как живущему по ту сторону нас, как трансцендентному Богу. Грех против Духа Святого удаляет Бога живущего в нас самих, удаляет Того, Который держит нас в нашем бытии. Если глубоко поразмыслить над тем, что означает это наше внутреннее удаление от Бога, то легко можно понять, что это удаление созидающего и поддерживающего нас Бога предполагает усилие встать в своем бытии, как говорится, «на свои ноги», попытаться опереться на самого себя и самому держать себя в своем бытии. Бог бесконечно нам близок как имманентный Бог, то есть как Бог нас творящий и держащий. Однако, согрешив пред Духом Святым, мы как раз и отвергаемся этого имманентного Бога. Совершая грех, мы Его вытесняем из себя. Грех пред Святым Духом приводит к тому, что человек остается абсолютно один, ибо он сам уничтожил те внутренние связи, которые соединяли его с Богом. Совершая грех пред Духом Святым, человек отрицает Бога Творца и Держителя, отрицает Божественный Промысл и свой первообраз, признавая только свою повседневную действительность, какая она есть в себе. Совершая этот грех, тварь пытается освободиться от Творца. Грех, совершенный пред Святым Духом, всегда имеет люциферский характер:не служить, то есть не признавать себя творением и пытаться вознести трон своего собственного бытия выше звезд.

      И если бы мы все другие грехи отнесли бы к грехами нравственного порядка, то грех пред Святым Духом мы назвали бы онтологическим грехом, ибо совершитель этого греха покушается на онтологическую структуру бытия, поменяв местами Творца и творение. Вот почему этот грех не прощается Богом. Что же касается человека, то – совершивший грех пред Духом Святым не просит прощения. Утратив Бога внутри себя, он удаляется в свое беспредельное одиночество. Когда человек утрачивает Бога, ему уже не к кому обратиться. В этом глубинное значение так называемой «окаменелости», которая должна страшить всякого, кто хоть немного задумывается о последствиях греха. Окаменение в грехе не означает упорства или повторения тех же самых греховных деяний, это означает – удерживание себя в своем одиночестве – без имманентного Бога, следовательно, без Духа Святаго. Это именно то, наполненное печалью, состояние, которое свойственно демоническому существованию. Лермонтов, назвавший демона «печальным», выразил тем самым всю глубину греха пред Духом Святым: творение, согрешившее пред Святым Духом, живет в печали, ибо оно живет в одиночестве без своего Бога и без себя самого, как подобия Божия. Оно – это просто будни, серые и печальные в своем существе.

2. SPIRITUS  PARACLITUS

     Однако Святой Дух есть имманентный Бог не только в природном порядке:ordo naturae. Он живет не только в космосе, не только в природе вещей, но Он есть Бог порядка, рожденного искуплением: оrdo gratiae. Уже один только тот факт, что Мария зачала Иисуса, когда Дух Святый нашел на Нее (ср. Лк 1, 35) показывает, насколько глубоко Дух Святой связан с подвигом искупления. И сотворение мира и его искупление Дух Святой совершал по замыслу Всевышнего. Начиная Свою общественную жизнь, Христос пришел «из Галилеи на Иордан к Иоанну креститься от него» (Мф 3, 13). И вот, когда Христос вышел из воды, «отверзлись Ему небеса, и увидел Иоанн Духа Божия, который сходил, как голубь, и ниспускался на Него» (Мф 3, 16-17). Теперь Христос, говоря обычным языком, был укреплен и окончательно подготовлен к Своей Миссии, ибо таинство Миропомазания и есть нисхождение Духа Святого в сердце человека или, говоря точнее, извлечение сердца из онтологических глубин природы человека для его экзистенциональной деятельности. Именно это происходит во время таинства. Формируя человеческое естество в утробе Марии, Дух Святой подготовил условия для того, чтобы Вечный Логос смог придти в греховный мир. Дух Святой, низошедший на Него во время крещального обряда в водах Иорданских, дал Ему силу Духа для Его великого Подвига. Теперь Христос действительно есть Помазанник (christos), действительно Мессия, возлюбленный Сын, выражение Отца (splendor Patris), Которому Он должен вернуть отдалившийся мир и Своей крестной Жертвой «примирить с Собою все … и земное и небесное» (Кол 1, 20). Началом искупления управлял Дух Святой.

      Однако это же самое действие Духа Святого мы находим и в конце земного подвига Христа. В завершении Своей земной жизни Христос дал понять апостолам, что Его дело не единовременное, что оно никогда не будет толькобывшим. Искупление должно быть непрерывным процессом, постоянно настоящим, осуществляемым во все времена до скончания веков. Сам Христос как Мессия уже выполнил Свою задачу в земной истории. Ему надо было идти к Отцу, Пославшему Его (ср. Ин 16, 5). Но разве искупленный мир мог оставаться в одиночестве? Никогда! Во время Последней Вечери и на пути в Гефсиманию Христос сказал: «Не оставлю вас сиротами (Ин 14, 18) … «И Я умолю Отца, и даст вам другого Утешителя, да пребудет с вами вовек (Ин 14, 16) … Когда же приидет Утешитель, Которого Я пошлю вам от Отца, Дух Истины, Который от Отца исходит, Он будет свидетельствовать о Мне (15, 26) … Он прославит Меня, потому что от Моего возьмет и возвестит вам (Ин 16, 14) … Когда же приидет Он, Дух истины, то наставит вас на всякую истину» (Ин 16, 13). Эти слова свидетельствуют о том, что Христос поручает Духу Святому продолжить и завершить дело искупления мира. После вознесения Христа на небо Дух Святой наставляет человечество на Божественную истину, Он свидетельствует о Христе, от Него исходят формы прославления Христа. Христос очень ясно говорит, что действие Духа Святого будет не чем иным, как следующим действием Его Самого, но только в другом виде: Дух Святой «не от Себя говорить будет», Он «от Моего возьмет и возвестит вам» (Ин 16, 13-14). Действие Духа Святого в истории будет продолженным явлением и действием Самого Христа. Вот почему Христос, сказав апостолам, что уже «недолго» Ему быть с ними (Ин 13, 33). тут же утешает их, обещая – «приду к вам» (Ин 14, 18). Здесь речь идет не о Втором Пришествии Христа как Судии, о котором Он говорил раньше (ср. Мф 25, 31). Здесь Он говорит о Своем пришествии через Дух Святой и о пребывании в Церкви в Духе Святом. Дух Святой, наставляющий людей о Христе, свидетельствующий о Нем, Его прославляющий, ведущий человечество ко Христу как Истине, делает Христа живущим в настоящем и непреходящим, хотя лично Христос сидит одесную Отца. Вернувшись к Своему Отцу Небесному, Христос действительно не оставил Церковь сиротой: чрез Духа Святого Он живет в ней «во все дни».

      Свое обетование прислать Утешителя Христос исполнил, когда воскрес и вознесся на Небо. Апостолы, следовавшие за Христом на Елеонскую гору и видевшие, как Он вознесся к Отцу, «придя, взошли в горницу, где и пребывали» (Деян 1, 13). «Все они единодушно пребывали в молитве и молении, с некоторыми женщинами» (Деян 1, 14), ибо несколько раньше Сам Христос повелел им – «не отлучайтесь из Иерусалима, но ждите обещанного от Отца» (Деян 1, 4). И вот, «при наступлении дня Пятидесятницы … внезапно сделался шум с неба, как бы от несущегося сильного ветра, и наполнил весь дом, где они находились. И явились им разделяющиеся языки, как бы огненные, и почили по одному на каждом из них. И исполнились все Духа Святаго, и начали говорить на иных языках, как Дух давал им провещевать» (Деян 2, 1-4). Здесь совершилось то, о чем уже говорил св. Иоанн Креститель на берегах Иоардана: «я крещу вас водою, но идет Сильнейший меня… Он будет крестить вас Духом Святым и огнем» (Лк 3, 16). То, что эти слова св. Иоанна Крестителя были действительно указанием на приход Духа Святого, подтвердил сам Христос. Однажды, уже после Своего Воскресения из мертвых, Христос собрал апостолов и сказал им: «Иоанн крестил водою, а вы, через несколько дней после сего, будете крещены Духом Святым» (Деян 1, 5). День Пятидесятницы и есть день крещения Церкви или ее окончательное утверждение в мировой истории. Иисус, когда на Него во время крещения в Иордане снизошел Дух Святой, стал индивидуальным Мессией, Церковь же стала всеобщим Мессией, когда в Иерусалимской горнице Дух Святой низошел на первую христианскую общину (апостолов, учеников, женщин). Учреждение Церкви, которое началось с Боговоплощения и осуществлялось апостолами, было закончено с сошествием Духа Святого. Дух Святой, Который вел Христа от зачатия до вознесения к Отцу, теперь ведет искупленное Христом человечество. Дух Святой остается в Церкви как ее имманентный принцип, как незримая сила, дабы постоянно являть, что еще осталось сокрытым, и освящать то, что покрыто мраком и тайной.

      И действительно, действие Духа Святого началось в тот же самый день, когда Он низошел. В одном из псаломов говорится – «Я веровал, и потому говорил – «сredidi, propter quod locutus sum» (Пс 115, 1), ибо вера всегда многоречива; чем глубже вера, тем больше она заставляет человека говорить и возвещать то, во что он сам верит. Эта многоречивость веры проявилась уже в первый день Пятидесятницы. Десять дней сидели апостолы запершись в горнице. Они молились, избрали Матфия вместо отпавшего Иуды (ср. Деян 15-26), но они молчали. Мир, находящийся за дверями их горницы, мир, который распял Христа и который они оставили, был для них страшен: они не могли вернуться в него и говорить с ним. Вера их еще была слишком слаба, чтобы смочь завладеть миром. Правда, они не были маловерными, как те ученики, которые оставили Иерусалим и после смерти Христа решили вернуться в Эммаус (ср. Лк 24, 13- 25). Община, которая находилась в горнице, уже видела воскресшего Христа, Фома уже коснулся ран Христа и уверовал в Него. Этой веры было для них достаточно, достаточно для субъективной уверенности, дабы не сомневаться в Божественности Христа и в Его миссии. Но этой веры было недостаточно для апостольства в мире, который ненавидит Христа (ср. Ин 15, 18), а потому ненавидит и учеников Его (ср. Ин 15, 19), гонит их и убивает: «Истинно, истинно говорю вам: вы восплачете и возрыдаете, а мир возрадуется (Ин 16, 20)… В мире будете иметь скорбь; но мужайтесь: Я победил мир» (Ин 16, 33). Так вот, именно такой уверенности у апостолов еще не было, ибо Он требовал не только уверенности, но и смелости встать перед лицом мира, в нем пострадать и умереть. Поэтому они и закрылись в горнице, молились там и ожидали того, что еще может совершиться, дабы окончательно укрепить их в вере.

      То, чего они ожидали, произошло в первый день Пятдесятницы. «Когда сделался этот шум, собрался народ, и пришел в смятение, ибо каждый слышал их говорящих его наречием … Петр же, став с одиннадцатью, возвысил голос свой и возгласил им» (Деян 2, 6, 14); он говорил потому, что его вера была уже полной; говорил тот же Петр, который еще так недавно – за несколько месяцев перед этим – отрекся от Христа. Отрекся не в присутствии палачей и мучителей, но в присутствии смеющихся простых служителей (ср. Лк 22, 55-57; Ин 18, 17). Теперь же речь Петра была не чем иным, как смелым исповедованием Христа, Его защитой и призывом включиться в учрежденную Христом и крещенную Духом Святым общину: «покайтесь, и да крестится каждый из вас во имя Иисуса Христа для прощения грехов; и получите дар Святаго Духа. Ибо вам принадлежит обетование и детям вашим и всем дальним, кого ни призовет Господь Бог наш» (Деян 2, 38-39). Апостолы перешагнули порог горницы. Они покинули замкнутое пространство и вышли в мир. Церковь стала всеобщей. Когда Петр закончил свою речь, «присоединилось в тот день душ около трех тысяч» (Деян 2, 41) из той толпы, где были «парфяне, и Мидяне, и Еламиты, и жители Месопотамии, Иудеи и Каппадокии, Понто и Ассии, Фригии и Памфилии, Египта и частей Ливии, прилежащих к Киринее, и пришедшие из Рима, Иудеи и прозелиты», которые слушали апостолов, «говорящих о великих делах Божиих» (Деян 2, 9-11), на своих языках. «Они постоянно пребывали в учении Апостолов, в общении и преломлении хлеба и в молитвах» (Деян 2, 42). Они «продавали имения и всякую собственность, и разделяли всем, смотря по нужде каждого. И каждый день единодушно пребывали в храме и, преломляя по домам хлеб, принимали пищу в веселии и простоте сердца, хваля Бога и находясь в любви у всего народа. Господь же ежедневно прилагал спасаемых к Церкви» (Деян 2, 45-47).

      Таким образом, Дух Святой есть не только имманентный Бог творения, но и имманентный Бог искупления. Он есть тот Spiritus Paraclitus (Параклет), который нисходит, дабы завершить дело искупления не только в человеке, но и в обществе и в истории. Вот почему в Христом учрежденной Церкви Крещение всегда довершает Миропомазание, из чего следует, что Крещение есть крещение Духом, дабы каждый мог лично осуществить новое бытие. Крещение включает человека в порядок искупления и благодати и открывает его душе путь к Богу. Однако, для того, чтобы этот путь открылся, чтобы он вывел человека из индивидуального пространства – из той тесной горницы, необходимо, чтобы на него снизошел Дух Святой, что означает укрепление в Духе, нужна Пятидесятница с огненными языками. И только тогда человек научается «провещевать», ибо только тогда его вера становится полной,многоречивой, делающей человека апостолом на мировых пространствах.

      Это довершающее действие Духа Святого Восточная Церковь выражает в литургическом акте, который называется эпиклезой. Эпиклеза – это молитва призывания Духа Святого во время Богослужения после консекрации. После того как священник громко возглашает вслух слова консекрации («примите, ядите… Пийте от нея вси…»), он говорит, что все это есть воспоминание страданий Христа, Его креста, воскресения, вознесения, одесную Отца седения. Дальше священник в тайной молитве обращается к Господу: «Сего ради, Владыко Пресвятый, и мы грешнии, и недостойнии раби Твои, сподобльшиися служити Святому Твоему Жертвеннику, не ради правд наших (Дан. IX, 18), не бо сотворихом что благо на земли, но ради милости Твоея и щедрот Твоих, яже излиял еси богатно на ны (Тит. III, 5-6), дерзающе приближаемся Святому Твоему Жертвеннику: и предложше вместообразная Святаго Тела и Крове Христа Твоего, Тебе молимся, и Тебе призываем, Святе Святых, благоволением Твоея благости приити Духу Твоему (Деян. XIX, 6) Святому на ны и на предлежащыя Дары сия, и благословити я, и освятити и показати» (Литургия Св. Василия).[295] Далее читается тропарь. После прочтения в трети раз тропаря, диакон показывает орарем св. Хлеб и говорит: «Благослави, владыко, Святый Хлеб». Здесь совершается преложение Даров. Священник отвечает: «Хлеб убо сей, Самое честное Тело Господа и Бога и Спаса нашего Иисуса Христа». Диакон: «Аминь». Затем диакон показывает орарем св. Чашу, говоря: «Благослови, владыко, святую Чашу». Священник: «Чашу же Сию, Самую честную Кровь Господа и Бога и Спаса нашего Иисуса Христа». Диакон: «Аминь». Священник: «Излиянную за живот мира». Диакон: «Аминь». И опять диакон, показывая орарем на два вида, говорит: «Благослави, владыко, обоя». Священник: «Преложив Духом Твоим Святым». На это диакон отвечает: «Аминь, аминь, аминь».[296]

Страницы


В нашей электронной онлайн библиотеке вы можете бесплатно и без регистрации прочитать «Агнец Божий» автора Мацейна Антанас на телефоне, андроиде, айфоне, айпаде. Сейчас вы находитесь в разделе „ЗАКЛЮЧЕНИЕ. ГОСПОДИН  ЖАТВЫ“ на странице 1. Приятного чтения.