Вы здесь

Юность науки

Юность науки

У истоков


Когда первобытный человек впервые сделал каменный топор и лук, это ещё не была экономика. Это была, так сказать, только техника. Но, имея несколько топоров и луков, группа охотников убила оленя. Мясо этого оленя было поделено между ними, по всей вероятности, поровну, иначе если бы одни получали больше, чем другие, то последние просто не могли бы выжить. Постепенно жизнь общины усложнялась. Возможно, в ней появился мастер, который изготовлял для охотников хорошее оружие, но сам не ходил на охоту. Добытые мясо и рыба распределялись между охотниками и рыбаками, выделялась доля «оружейнику» и т. д. На какой-то стадии развития появился обмен продуктами труда между общинами и внутри общин.

Это была, хотя и примитивная, неразвитая, но уже экономика, ибо речь шла не только об отношениях людей к вещам — луку, топору, мясу,— но и об их отношениях между собой в обществе. И не об отношениях вообще, а о материальных отношениях, связанных с производством, а затем с распределением благ, необходимых для жизни людей. Эти отношения Маркс назвал производственными отношениями. Экономика есть общественное производство, обмен, распределение и потребление материальных благ и совокупность возникающих на этой основе производственных отношений. В этом смысле экономика так же стара, как человеческое общество. Экономика первобытной общины была, разумеется, предельно проста, так как предельно просты были орудия, которыми пользовались люди, и до крайности ограниченны были их трудовые навыки. Иначе говоря, были слабо развиты производительные силы, которые и определяют производственные отношения общества, его экономику и другие стороны жизни.


Кто был первым экономистом


Когда человек впервые задумался над тем, почему горит огонь или гремит гром? Вероятно, много тысяч лет назад. Столь же давно он, может быть, задумался над явлениями, составлявшими экономику первобытнообщинного строя, который постепенно разлагался и превращался в первое классовое общество — рабовладельческое. Но эти раздумья не были и не могли быть наукой — системой знаний человека о природе и обществе.

Наука появляется лишь в эпоху зрелого рабовладельческого строя, опиравшегося на гораздо более развитые производительные силы: Познания людей древних государств — Шумера, Вавилонии, Египта, существовавших 4—5 тыс. лет назад, в математике или медицине выглядят порой очень внушительно. Высшие из известных нам образцы древней науки дали античные греки и римляне.

Определённое осмысление фактов экономической жизни началось задолго до того, как в XVII в. выделилась особая область науки — политическая экономия. Ведь многие экономические явления, которые стали объектом исследования Этой науки, были известны уже древним египтянам или грекам: обмен, деньги, цена, торговля, прибыль, ссудный процент. И прежде всего люди начинали осмысливать, конечно, главную черту производственных отношений той эпохи — рабство.

Экономическая мысль первоначально не отделяется от других форм мышления об обществе. Поскольку это так, точно определить её первые проявления невозможно. Неудивительно, что отдельные историки экономических учений начинают с разного. Советский учёный Д. И. Розенберг в книге, вышедшей в 1940 г., начинал с древних греков, а в некоторых наших послевоенных курсах корни экономической мысли ищутся глубже: в древнеегипетских папирусах, в каменной клинописи законов царя Хаммурапи, в древнеиндийских «Ведах».

Немало экономических наблюдений имеется в той сложной мозаике, которую представляет собой библия. Она содержит известное толкование экономической жизни древних евреев и других народов, населявших Палестину и окрестные земли во II и I тысячелетиях до нашей эры. Как правило, это толкование дано в форме заповедей, указаний о поведении людей.

Однако тот факт, что, например, американский историк экономических учений профессор Дж. Ф. Белл посвящает библии большую главу, а все другие источники тех же времён полностью игнорирует, объясняется, надо полагать, обстоятельствами, не имеющими отношения к науке. Дело в том, что библия — это священная книга христианства, с детства известная большинству американских студентов. Наука слегка приспосабливается к этому факту современной жизни.

Древнегреческое общество, находившееся в стадии далеко зашедшего распада первобытнообщинного строя и формирования рабовладения, получило замечательное художественное отражение в поэмах Гомера. Эти памятники человеческой культуры — подлинная энциклопедия жизни и мировоззрения людей, населявших около 3 тыс. лет назад берега Эгейского и Ионического морей. Самые различные экономические наблюдения искусно вплетены в ткань увлекательного рассказа об осаде Трои и странствиях Одиссея. В «Одиссее» содержится тезис о низкой производительности рабского труда:

Раб нерадив; не принудь господин повелением строгим

К делу его, за работу он сам не возьмётся охотой:

Тягостный жребий печального рабства избрав человеку,

Лучшую доблестен в нем половину Зевс истребляет.

Конечно, и законы Хаммурапи, и библию, и Гомера историку и экономисту приходится рассматривать прежде всего как источники сведений о хозяйственном быте древних народов. Лишь во вторую очередь можно говорить о них как о памятниках экономической мысли, которая предполагает известное обобщение практики, умозрение, абстракцию. Поэтому, например, Шумпетер назвал свою книгу историей экономического анализа и потому начал её сразу с классических греческих мыслителей.

Действительно, в сочинениях Ксенофонта, Платона и особенно Аристотеля были сделаны первые попытки теоретически осмыслить экономическое устройство греческого общества. Мы иногда склонны забывать, как много нитей связывает нашу современную культуру с удивительной цивилизацией этого небольшого народа. Наша наука, наше искусство, наш язык навсегда впитали в себя элементы древнегреческой цивилизации. Об экономической мысли Маркс говорил: «Поскольку греки делают иногда случайные экскурсы в эту область, они обнаруживают такую же гениальность и оригинальность, как и во всех других областях. Исторически их воззрения образуют поэтому теоретические исходные пункты современной науки»[7].

Слово «экономия» (ойкономиа, от слов «ойкос» — дом, хозяйство и «номос» — правило, закон) является заглавием особого сочинения Ксенофонта, где в форме диалога рассматриваются разумные правила ведения домашнего хозяйства и земледелия. Такой смысл (наука о домашнем хозяйстве, домоводство) это слово сохраняло в течение веков. Правда, оно не обладало у греков таким ограниченным содержанием, как наше домоводство. Ведь дом богатого грека являлся целым рабовладельческим хозяйством, это был своего рода микрокосм античного мира.

Аристотель употреблял термин «экономия» и производный от него «экономика» в этом же смысле. Он впервые подверг анализу основные экономические явления и закономерности тогдашнего общества и стал, по существу, первым экономистом в истории науки.

Страницы


Разделы

  • Раздел без названия (1)

  • Введение

  • Глава первая.У истоков
  • Глава вторая.Золотой фетиш и научный анализ: Меркантилисты

  • Глава третья. Достославный сэр Уильям Петти

  • Глава четвертая.Буагильбер, его эпоха и роль

  • Глава пятая.Джон Ло – авантюрист и пророк

  • Глава шестая.До Адама.

  • Глава седьмая.Франклин и политическая экономия за океаном

  • Глава восьмая.Доктор Кене и его секта

  • Глава девятая.Мыслитель, министр, человек: Тюрго

  • Глава десятая.Шотландский мудрец: Адам Смит

  • Глава одиннадцатая.Создатель системы: Адам Смит

  • Глава двенадцатая.Гений из Сити: Давид Рикардо

  • Глава тринадцатая.Завершение системы: Давид Рикардо

  • Глава четырнадцатая.Вокруг Рикардо и после

  • Глава пятнадцатая.Экономический романтизм: Сисмонди

  • Глава шестнадцатая.«Школа Сэя» и вклад Курно

  • Глава семнадцатая.Экономический национализм: Фридрих Лист

  • Глава восемнадцатая.Прекрасный мир утопистов: Сен-Симон и Фурье

  • Глава девятнадцатая.Роберт Оуэн и ранний английский социализм

  • В нашей электронной онлайн библиотеке вы можете бесплатно и без регистрации прочитать «Юность науки» автора Аникин Андрей на телефоне, андроиде, айфоне, айпаде. Сейчас вы находитесь в разделе „Глава первая.У истоков“ на странице 1. Приятного чтения.