Вы здесь

Юность науки

Юность науки

Гений из Сити: Давид Рикардо


В 1799 г. молодой состоятельный делец с лондонской биржи жил на курорте Бат, где лечилась его жена. Зайдя в публичную библиотеку, он случайно перелистал «Богатство народов» Адама Смита, заинтересовался и попросил прислать книгу ему на квартиру. Так впервые пробудился интерес Рикардо к политической экономии.

Эта история рассказывается со слов самого Рикардо, ею она все же анекдотична, как рассказы о яблоке Ньютона и чайнике Уатта. Будучи образованным человеком, он едва ли мог не знать о книге Смита. Рикардо имел уже обширные практические познания в экономике, а также известный навык к абстрактному мышлению, ибо интересовался науками. Тем не менее находка в библиотеке Бата могла, конечно, послужить толчком.

Рикардо продолжал делать деньги, а для души занимался минералогией. Но вскоре главным его делом, трудом, отдыхом и отрадой стали занятия политической экономией. Среди достоинств, которыми обладал Рикардо, пожалуй, больше всего поражает эта самозабвенная увлеченность наукой, постоянная и бескорыстная погоня за истиной. Рикардо был скромный человек и всю жизнь считал себя в науке немного дилетантом. Но этот «дилетант» завершил создание английской классической политической экономии.

Важной заслугой Рикардо была разработка методов научного исследования в экономической науке. Уже современники говорили о вышедшей из-под пера Рикардо «новой науке политической экономии» и в известном смысле были правы: действительно, в его работах политическая экономия в значительной мере впервые обрела черты науки как системы знаний об экономическом базисе общества. Рикардо пытался найти ответ на вопрос, всегда волновавший и волнующий Экономистов,— каковы общественные условия производства и распределения, в наибольшей степени благоприятные (оптимальные) для роста материального богатства общества. По этой проблеме он высказал ряд идей, не потерявших своего значения до наших дней. Важным отличием теоретических взглядов Рикардо было наличие единой общей концепции, лежащей в основе научного истолкования всего огромного многообразия фактов экономической действительности. Рикардо стремился исследовать экономику как сложную систему и определить основные условия равновесия. Это было связано у пего с уверенностью в том, что в экономике действуют объективные законы и существуют механизмы, обеспечивающие действие этих законов как преобладающих тенденций. Проблема «механизмов саморегулирования» в экономике сохраняет свое теоретическое и практическое значение.

Большую роль сыграли труды Рикардо в развитии таких конкретных областей экономической науки, как денежное обращение и кредит, международные экономические отношения, налоги. По теории земельной ренты и международного разделения труда Рикардо высказал идеи, вошедшие в золотой фонд экономической мысли. Глубокий теоретик, Рикардо вместе с тем близко стоял к экономическим проблемам своего времени и своей страны. Он был искусным полемистом и талантливым публицистом по экономическим и социальным вопросам. Рикардо были свойственны высокие принципы научной этики, заслуживающие уважения и подражания.

Даже для той эпохи, когда жил Рикардо и когда профессии экономиста фактически еще не существовало, его путь в науку был необычен и вызывал изумление. Один из последователей Рикардо восторженно писал в 1821 г.: «Возможно ли, что один англичанин, и притом не из мира академической науки, а стесненный коммерческими и общественными заботами, совершил то, что не могли продвинуть на волосок все университеты Европы и целое столетие научной мысли»[133].


Промышленная революция


Англия воевала четверть века. Сначала с якобинцами, потом с генералом Бонапартом, наконец, с императором Наполеоном. Война кончилась летом 1815 г. победой при Ватерлоо. Теперь Англия могла пользоваться плодами победы. Рухнула континентальная блокада, которой Наполеон надеялся удушить английскую торговлю. Европейские рынки открылись для английских товаров — самых лучших и разнообразных в тогдашнем мире.

Война шла вдалеке от берегов Англии, на континенте Европы, в колониях, на морях и океанах. Она не мешала Англии богатеть. Последняя треть XVIII в. и первая треть XIX в.— это эпоха промышленной революции в Англии. Капитализм из мануфактурной стадии вступил в стадию машинной индустрии. Место кустарных мастерских стали занимать фабрики, на которых работали сотни людей. Как грибы вырастали мрачные, закопченные фабричные города. В центре промышленного переворота находилась хлопчатобумажная промышленность. Вместе с тем развивались отрасли, производившие для нее машины и топливо. Начался век угля и железа. Пар становился главным источником двигательной силы. В поездку на континент в 1822 г. Рикардо отправился уже на пароходе, а через два года после его смерти впервые пошел по рельсам паровоз.

Менялась сельская Англия. Мелкие независимые крестьянские хозяйства на своей или арендованной земле исчезали, уступая место крупному землевладению и хозяйству капиталистических фермеров-арендаторов. Формировался сельскохозяйственный пролетариат, который вместе с тем пополнял ряды шахтеров, землекопов, каменщиков, фабричных рабочих.

Англия богатела, но вместе с богатством росло неравенство в распределении. Классовые различия становились резче и определённее. Для рабочих это был чудовищно жестокий мир — тот мир, который потряс молодого Энгельса, когда он в 1842 г. впервые попал в Англию. Рабочий день продолжался 12—13 часов, а иногда и больше. Заработная плата обеспечивала пропитание буквально не выше голодного минимума. Безработица или болезнь обрекала рабочего и его семью на голод. Машины позволяли фабрикантам широко использовать еще более дешевый женский и детский труд, особенно в текстильной промышленности.

Любые объединения и союзы рабочих были запрещены законом и рассматривались как мятежные. Первые выступления рабочих против ужасных условий жизни были стихийными вспышками отчаяния и ярости. Луддиты разрушали машины, наивно считая их виновниками своих бедствий. В 1811—1812 гг. их движение приняло довольно большие размеры. Байрон поднял в палате лордов свой одинокий голос в защиту отчаявшихся бедняков. Рикардо не мог, конечно, одобрять действия луддитов, но он выступал за легализацию рабочих союзов и впервые дал в своих сочинениях трезвый анализ социальных последствий применения машин. В 1819 г. войска расстреляли в Манчестере большую демонстрацию рабочих.

И все же классовый антагонизм буржуазии и пролетариата в начале XIX в. еще не был столь острым, как в последующее время. Буржуазия была еще восходящим классом, ее интересы, в общем, соответствовали интересам развития производительных сил. Рабочий класс был слаб и неорганизован. Он являлся, скорее, объектом, а не субъектом в общественных отношениях и в политике.

Интересам буржуазии пока серьезно угрожали посягательства землевладельцев. Повышение цен па хлеб принесло им рост земельной ренты, и они после войны добились от торийского парламента принятия хлебных законов, которые резко ограничивали ввоз иностранного зерна в Англию и способствовали сохранению высоких цеп на хлеб. Это было невыгодно фабрикантам, так как им приходилось платить более высокую денежную заработную плату своим рабочим, чтобы они не умерли с голоду. Борьба вокруг хлебных законов была важнейшей частью политической жизни Англии в течение всей первой половины XIX в. и в немалой степени определяла теоретические позиции экономистов, в частности Рикардо. В этой борьбе интересам землевладельцев в известной мере противостояли тогда совместные интересы промышленной буржуазии и рабочего класса.

Такова была историческая обстановка, в которой сложилось учение Рикардо и своей высшей точки достигла английская классическая школа. Эта обстановка отчасти объясняет, почему Рикардо мог с большой научной объективностью и беспристрастием анализировать коренные социально-экономические проблемы, в особенности отношения между капиталом и трудом. Разумеется, огромное значение имела притом и личность Рикардо как ученого.


Самый богатый экономист


Есть такая английская шутка. Кто такой экономист? Человек, который не имеет ни гроша в кармане и дает другим такие советы, что если они будут следовать им, то окажутся тоже без гроша. Однако нет правил без исключений. Рикардо составил себе миллионное состояние и порой давал друзьям, в частности Мальтусу, такие советы насчет помещения денег, что те не имели оснований жаловаться.

Предки Рикардо, испанские евреи, бежали от преследований инквизиции в Голландию и осели там. Отец экономиста в 60-х годах XVIII в. перебрался в Англию, где сначала занимался оптовой торговлей товарами, а потом перешел к торговле векселями и ценными бумагами. Давид был третьим из его 17 детей. Он родился в Лондоне в апреле 1772 г., обучался в обычной начальной школе, а затем был отправлен па два года в Амстердам, где начал постигать в конторе своего дяди тайны коммерции.

Страницы


Разделы

  • Раздел без названия (1)

  • Введение

  • Глава первая.У истоков

  • Глава вторая.Золотой фетиш и научный анализ: Меркантилисты

  • Глава третья. Достославный сэр Уильям Петти

  • Глава четвертая.Буагильбер, его эпоха и роль

  • Глава пятая.Джон Ло – авантюрист и пророк

  • Глава шестая.До Адама.

  • Глава седьмая.Франклин и политическая экономия за океаном

  • Глава восьмая.Доктор Кене и его секта

  • Глава девятая.Мыслитель, министр, человек: Тюрго

  • Глава десятая.Шотландский мудрец: Адам Смит

  • Глава одиннадцатая.Создатель системы: Адам Смит

  • Глава двенадцатая.Гений из Сити: Давид Рикардо
  • Глава тринадцатая.Завершение системы: Давид Рикардо

  • Глава четырнадцатая.Вокруг Рикардо и после

  • Глава пятнадцатая.Экономический романтизм: Сисмонди

  • Глава шестнадцатая.«Школа Сэя» и вклад Курно

  • Глава семнадцатая.Экономический национализм: Фридрих Лист

  • Глава восемнадцатая.Прекрасный мир утопистов: Сен-Симон и Фурье

  • Глава девятнадцатая.Роберт Оуэн и ранний английский социализм

  • В нашей электронной онлайн библиотеке вы можете бесплатно и без регистрации прочитать «Юность науки» автора Аникин Андрей на телефоне, андроиде, айфоне, айпаде. Сейчас вы находитесь в разделе „Глава двенадцатая.Гений из Сити: Давид Рикардо“ на странице 1. Приятного чтения.