Вы здесь

СССР: логика истории.

СССР: логика истории.

Итак, анализ современного состояния капитализма показал, что:

— капитализм сумел обеспечить высокий темп развития производительных сил и на этой основе повысить уровень жизни населения;

— основная причина роста производительных сил при капитализме заключается в присущей им способности к саморазвитию, главным источником которой является конкуренция независимых производителей в рыночной экономике;

— капитализму удалось обуздать тенденцию монополизации производства и сохранить конкуренцию. Монополизация, а также переход государства к политике активного вмешательства в процесс управления экономикой внесли элементы планирования в рыночную экономику и способствовали ослаблению циклического характера развития капиталистического производства и смягчению кризисов;

— побудительной причиной “гуманизации” капитализма и ограничения степени эксплуатации наемных работников стал изменившийся характер труда.

Таким образом, мы вплотную подошли к ответу на поставленный ранее вопрос, главный с точки зрения обоснования перспектив социалистического развития: в чем заключается тормозящее влияние капиталистических производственных отношений на развитие общественных производительных сил? Ответ подсказывает проведенный в предыдущих главах анализ.

Дело в том, что перед современным капитализмом во весь рост встала та же проблема, которую так и не сумел решить советский социализм (вульгарный коммунизм), — проблема трудовой мотивации, то есть создания работнику наилучшего стимула к высокопроизводительному труду. Эта проблема не была актуальной в эпоху варварского капитализма при преобладании неквалифицированного труда, поэтому основоположники марксизма не уделили, к сожалению, ей того внимания, которого она заслуживает. С развитием производительных сил и изменением характера труда ситуация в корне изменилась. Теперь человек превратился в главную составляющую общественных производительных сил. Зависимость эффективности производства от “человеческого фактора” еще более увеличилась в связи с научно-технической революцией, ведущей к повышению сложности и интеллектуализации труда. Эффективность современного производства в огромной степени определяется полнотой использования потенциала каждого работника, его инициативой, предприимчивостью и ответственным отношением к делу. Значение “человеческого фактора” по мере дальнейшего развития производительных сит будет только возрастать. Поэтому в конечном итоге историческую победу одержит тот способ производства, который создаст наилучшую систему мотивации к труду.

Капитализм вынужден постоянно приводить систему мотивации к труду в соответствие с изменяющимися условиями. Причем в силу своих специфических особенностей он достигает этого лишь через столкновение интересов и пережив катаклизмы классовой борьбы. Периодически изменения, происходящие в обществе, производительных силах и характере труда вызывают обострение основного противоречия капитализма, которое проявляется в виде вспышки классовой борьбы. Люди осознают несправедливость старых условий труда и выдвигают требование их пересмотра. Трудовые конфликты реализуются в различных формах, вплоть до забастовок. В результате работодатели оказываются вынужденными идти на уступки, увеличивать зарплату и расширять систему социальных прав и гарантий, повышая тем самым стимулы к труду. Но достигнутый компромисс неизбежно носит временный характер и заканчивается очередным социальным конфликтом. Таким путем при капитализме через механизм классовой борьбы реализуется процесс взаимовлияния производительных сил и производственных отношений, в том числе и в части, касающейся корректировки системы стимулирования труда.

Вместе с тем капиталистический способ производства по ряду направлений ставит преграды реализации наивысшей трудовой мотивации. Прежде всего ограничение накладывает сам факт наличия эксплуатации наемного труда.

Капиталист, оплатив стоимость рабочей силы, стремится к повышению интенсивности труда. Наемный работник, наоборот, не заинтересован в интенсификации своего труда, так как она ведет лишь к увеличению неоплачиваемой прибавочной части его труда, результаты которой присваиваются не им, а капиталистом. Поэтому в общем случае он стремится не выходить за пределы той интенсивности труда, которая, по его мнению, соответствует оплате. Это касается как физического, так и интеллектуального труда.

Аналогичная ситуация складывается и в отношении продолжительности рабочего дня: наемный работник совершенно не заинтересован трудиться за пределами оплачиваемого рабочего времени, даже если его продолжительность существенно меньше той, которую он может выдержать без ущерба для своего здоровья.

Незаинтересованность работника в интенсификации своего груда представляет собой серьезную проблему для его нанимателя. Работодатель может заставить работника трудиться интенсивнее, например, под угрозой увольнения и потери средств к существованию, но страх — не лучший стимул. Коллизия может быть разрешена только путем повышения, то есть увеличения стимулирующей роли, оплаты труда. После этого на некоторое время может установиться период “классового мира”, когда наемный работник удовлетворен заработной платой, и эффективность его действий повышается.

Но эффективность современного производства зависит не только от интенсивности труда, но и от инициативы, ответственного отношения к делу, степени творческой самоотдачи работника. Проявлению этих качеств препятствует отчуждение наемного работника от результатов его деятельности. Он всегда помнит, что создаваемые им продукты принадлежат не ему, а владельцу капитала, поэтому итогом его инициативы может быть только увеличение прибавочной части его труда, присваиваемой работодателем.

Работник имеет дополнительный стимул трудиться лучше в надежде, что его индивидуальные усилия будут в перспективе отмечены его нанимателем. Однако в любом случае, даже при сдельной форме оплаты, зарплата наемного работника не полностью соответствует количеству его труда, так как часть вновь созданной им стоимости, а именно прибавочная стоимость, безвозмездно, без какого бы то ни было эквивалента для ее создателя присваивается капиталистом как собственником средств производства. По этой причине трудящийся всегда получает неполную компенсацию своих физических и интеллектуальных усилий.

Напомним, что, по большому счету, капиталист не имеет никаких фактических оснований для присвоения прибавочной стоимости, за исключением того формального обстоятельства, что капитал, который был первоначально вложен в производство, возможно, сложился в результате его личных трудовых усилий. Да и тот первоначальный капитал уже многократно окупился за счет прибавочной стоимости.

Трудящиеся рано или поздно осознают (чаще всего на уровне обыденного сознания) несправедливость присвоения капиталистом результатов чужого труда и существующей при капитализме системы распределения прибыли предприятия. Это обстоятельство не только снижает заинтересованность работника в интенсификации труда, но и препятствует проявлению инициативы и творческой самоотдачи с ею стороны. Наемный работник при капитализме сознает наличие эксплуатации труда, и это является одним из факторов, формирующих его систему интересов и ограничивающих влияние на него любой попытки стимулирования его труда. Без собственности каждого работника на результаты его труда не может быть полноценной ответственности и заинтересованности, без этого нельзя рассчитывать на полное раскрепощение творческой инициативы.

В целом отчуждение наемного работника от результатов его труда является одной из причин недостаточной эффективности системы стимулов к труду, существующей в рамках капиталистического способа производства. Причем даже такие ограниченные стимулы реализуются лишь в результате классовой борьбы между трудящимися и буржуазией. Таким образом, противоположность интересов капиталиста и наемных работников как следствие различного положения, занимаемого ими по отношению к средствам производства, неизбежно отражается негативным образом на эффективности производства, поскольку потенциал наемного персонала используется не в полной мере.

Вторая причина ограничения мотивации к труду при капитализме кроется в психологии наемного работника. Следует заметить, что эта проблема свойственна не только капитализму. В СССР при господстве общенародной формы собственности не было ликвидировано фактическое отчуждение трудящихся от средств производства. Это способствовало тому, что психология, свойственная наемному характеру труда, продолжала сохраняться и даже укрепляться. При наемном труде человек не является и не чувствует себя хозяином предприятия. Рядовой работник капиталистического предприятия отстранен от принятия решений, он является не субъектом, а объектом производственного процесса. Насколько это обстоятельство сдерживает проявление творческой энергии и инициативы трудящихся масс, видно из сравнения отношения к своему делу наемного работника и предпринимателя. Последний активно использует свое право на инициативу. Более того, результат его деятельности во многом определяется тем, насколько полно он сможет реализовать свои способности и творческий потенциал. А об ответственном и заинтересованном отношении предпринимателя к своему делу даже излишне упоминать.

Между наемным работником и его работодателем существуют отношения зависимости. Подчиненное и бесправное положение наемного труженика не позволяет почувствовать подлинную свободу, ощутить себя полноправным субъектом производственного процесса. Капиталистическое предприятие выступает по отношению к трудящимся как чуждая им машина эксплуатации. Этот факт особенно явно проявляется в моменты трудовых конфликтов. В силу отчуждения работников от собственности, от средств производства они недостаточно заинтересованы в эффективности работы всего предприятия в целом. Они не отождествляют свое благополучие с процветанием фирмы. Это обстоятельство дополнительно ограничивает проявления любой инициативы с их стороны и тем самым служит фактором, сдерживающим развитие капиталистического производства. Недаром столь огромные усилия, особенно в Японии, направляются на формирование корпоративного сознания у персонала фирмы. Система пожизненного найма, широко распространенная в Японии, призвана хоть в какой-то мере обеспечить заинтересованность наемных работников в делах фирмы. Однако эти попытки повлиять на отношение рабочих и служащих к своему труду могут привести лишь к крайне ограниченному результату, поскольку особенности психологии наемного работника отражают специфические черты капиталистического производства и потому носят объективный характер.

Страницы


Разделы

  • СССР: ЛОГИКА ИСТОРИИ

  • ВВЕДЕНИЕ

  • ГДЕ ИСКАТЬ КЛЮЧ К ИСТОРИИ СССР?

  • ДВЕ ФАЗЫ КОММУНИСТИЧЕСКОГО ОБЩЕСТВА

  • ВЛИЯНИЕ СПОСОБА ПРОИЗВОДСТВА НА ИСТОРИЧЕСКИЙ ПРОЦЕСС

  • РЕВОЛЮЦИОННЫЙ РОМАНТИЗМ

  • ВЗГЛЯД БОЛЬШЕВИКОВ НА СОЦИАЛИЗМ

  • ПЕРВЫЕ МЕСЯЦЫ СОВЕТСКОЙ ВЛАСТИ

  • УЧЕТ И КОНТРОЛЬ

  • СОРЕВНОВАНИЕ

  • ТРУДОВАЯ МОТИВАЦИЯ

  • ХЛЕБНАЯ МОНОПОЛИЯ

  • СОЦИАЛИЗМ И ТОВАР

  • ГРАЖДАНСКАЯ ВОЙНА

  • ВОЕННЫЙ КОММУНИЗМ

  • НЭП

  • КООПЕРАТИВНЫЙ ПЛАН В. И. ЛЕНИНА

  • СОВЕТСКИЙ СОЦИАЛИЗМ

  • ЦЕНА ИНДУСТРИАЛИЗАЦИИ

  • ДИАЛЕКТИК И ДОГМАТИК

  • ПЛАН И ЦЕНТРАЛИЗАЦИЯ

  • ЧЕЛОВЕЧЕСКИЙ ФАКТОР

  • РАСПРЕДЕЛЕНИЕ ПО ТРУДУ

  • СОЦИАЛИЗМ И КОНКУРЕНЦИЯ

  • СОЦИАЛИЗМ И ГОССОБСТВЕННОСТЬ

  • КОММУНИЗМ

  • ВУЛЬГАРНЫЙ КОММУНИЗМ

  • КОЛЛЕКТИВИЗАЦИЯ

  • ТОТАЛИТАРИЗМ

  • СТАЛИНИЗМ И ФАШИЗМ

  • РЕФОРМЫ И РЕФОРМАТОРЫ

  • СОЦИАЛИЗМ И ДЕФИЦИТ

  • КОНЦЕПТУАЛЬНАЯ ЛОЖЬ

  • СССР И КОММУНИСТИЧЕСКАЯ ИДЕЯ

  • ЛОГИКА БУДУЩЕГО

  • СОВРЕМЕННЫЙ КАПИТАЛИЗМ:ДОСТИЖЕНИЯ И ПРОТИВОРЕЧИЯ

  • МОНОПОЛИИ И АНАРХИЯ ПРОИЗВОДСТВА

  • КЛАССОВАЯ БОРЬБА

  • КАПИТАЛИЗМ И СТИМУЛЫ
  • КОЛЛЕКТИВИЗАЦИЯ СОБСТВЕННОСТИ

  • НОВЫЙ СОЦИАЛИЗМ

  • МНОГООБРАЗИЕ ФОРМ СОБСТВЕННОСТИ

  • СОЦИАЛИЗМ И “РОДИМЫЕ ПЯТНА” КАПИТАЛИЗМА

  • ЭВО И РЕВО

  • РЕВОЛЮЦИОННАЯ АЛЬТЕРНАТИВА: ИСПОЛЬЗОВАННЫЕ И УПУЩЕННЫЕ ВОЗМОЖНОСТИ

  • МАРКСИЗМ И СОВРЕМЕННОСТЬ

  • КОММУНИСТЫ И МАРКСИЗМ

  • ВЫВОДЫ

  • ЗАКЛЮЧЕНИЕ

  • В нашей электронной онлайн библиотеке вы можете бесплатно и без регистрации прочитать «СССР: логика истории.» автора Александров Юрий на телефоне, андроиде, айфоне, айпаде. Сейчас вы находитесь в разделе „КАПИТАЛИЗМ И СТИМУЛЫ“ на странице 1. Приятного чтения.