Вы здесь

СССР: логика истории.

СССР: логика истории.

В настоящее время распространено мнение, что Советский Союз был “последней империей”. Этот тезис выдвигают в качестве объяснения его распада, поскольку подразумевается, что крушение любой империи является неизбежным. Ложность исходной посылки очевидна для всех, кто жил в СССР. Безусловно, Советский Союз не был империей. В СССР представители разных народов пользовались равными правами, тогда как понятие “империя” предполагает наличие господствующей и угнетенных наций. СССР — не больше “империя”, чем любое другое многонациональное государство, например, Бельгия, Канада или даже США (последние, кстати, значительную часть своей нынешней территории получили в результате захватнических войн). Если СССР и был империей, то Империей Дружбы Народов.

И все-таки Советского Союза больше нет. Была ли гибель СССР неизбежной?

В предыдущих главах показано определяющее влияние, которое существовавший в нашей стране способ производства оказывал на политику и экономику. Кризис СССР как государственного образования в период перестройки был отражением кризиса способа производства, который общественным сознанием был воспринят как кризис коммунистической идеологии. В исторической перспективе вульгарно-коммунистический способ производства в силу его неадекватности современным реалиям был обречен, но это обстоятельство отнюдь не обязательно должно было привести к прекращению существования СССР. Переживаемый страной экономический и социально-политический кризис не должен был непременно закончиться гибелью державы. Логичным продолжением истории СССР как единого государства должно было стать дальнейшее его развитие на основе новой концепции социализма. Для выработки этой концепции необходимо было освободить марксизм от накопившихся за десятилетия наслоений догматизма. Но догматизм пустил настолько глубокие корни в теории, практике и в сознании партийных идеологов, что КПСС потеряла способность к самообновлению и развитию. Результатом того, что новая концепция социализма так и не была разработана, стал крах социалистического строя и гибель СССР.

Казалось бы, судьба СССР как государственного образования не должна зависеть от типа социального устройства общества. На самом деле существует прямая связь между отказом от коммунистической идеи и распадом Советского Союза.

СССР представлял собой уникальное государство — многонациональное, объединяющее древние народы с тысячелетней историей и несхожими культурными традициями, разбросанное на огромной территории, состоящее из нескольких государств-республик, обладавших самодостаточными экономиками. Существовавшего в рамках СССР разнообразия языков, религий, культур хватило бы на целый континент. Различие и противоречивость интересов неизбежно должны были вызывать центробежные тенденции. Для того, чтобы столь различающиеся между собой народы, объединившись, вместе жили в едином государстве, недостаточно объективных факторов — взаимозависимости экономик, традиции совместного проживания в составе Российской империи. Сплотить их могла только общая для всех цель — государственная идея.

Такой государственной идеей для СССР был коммунизм. По отношению к советскому народу как единому целому можно говорить о коммунизме и как о национальной идее. Конечно, каждый человек понимал идею коммунизма по-своему, часто это понимание не имело ничего общего с официальной идеологией. В идее коммунизма “светлого будущего” человечества нашла свое воплощение извечная мечта всех народов о социальном равенстве и справедливости, братстве всех людей. Для многих эта идея соответствовала народным и религиозным представлениям о справедливом устройстве общества.

В силу своей интернациональной сути коммунизм объединял людей и народы вне зависимости от этнической, религиозной или социальной принадлежности. Только светлая мечта о будущем справедливом и счастливом обществе могла захватить людей настолько, что они отодвигали на второй план различия в языке, вероисповедании, культуре и обычаях. Особенно это было характерно для убежденных коммунистов. В советские времена любой член КПСС, искренне веривший в коммунизм, считал себя в первую очередь “солдатом партии”, а уж только потом — представителем того или иного народа. И с другой стороны, как только коммунист отдавал приоритет национальным проблемам, он переставал быть коммунистом, — в качестве примеров можно привести добрую половину президентов нынешних независимых государств на просторах бывшего СССР.

Как бы теперь не старались демократы доказать обратное, у людей была вера в коммунистические идеалы, пусть даже повседневная действительность не всегда им соответствовала. Мы в самом деле долгое время верили, что наша страна прокладывает всему миру путь в “светлое будущее”. Безусловно, коммунистическая идеология и положение, которое занимала в обществе КПСС, в огромной степени способствовали тому, что народы многонационального Союза ССР осознавали себя единым советским народом. Советский народ не был мифом, он доказал это и на фронтах Великой Отечественной войны, и в трудные мирные годы, когда он как единое целое противостоял “темным силам империализма”, многократно уступая им в экономическом потенциале. Да и сейчас та боль, которую испытывает народ бывшего СССР, живое тело которого разрезано “прозрачными” границами, лишний раз доказывает, что советский народ не миф, а объективная реальность. Поэтому коммунизм, сочетавший социальное мессианство со старой имперской идеей величия России (СССР), являлся для нашего народа не только социальной, но и государственной, и национальной идеей.

Можно по-разному относиться к советскому варианту коммунизма — результату вульгаризации и догматического подхода к марксизму, но нельзя отрицать, что более 70 лет эта идеология (главным образом, именно она!) объединяла и сплачивала народы нашего государства. А. Зиновьев также подчеркивает роль идеологического фактора в истории СССР: “Будь в стране иной социальный строй, она была бы разрушена и растащена по кусочкам. Страна выжила главным образом благодаря новому социальному строю — коммунизму”[149].

Крах коммунистической идеологии в результате горбачевской перестройки означал приговор Советскому Союзу. Трескучая фраза из старой редакции гимна СССР: “… дружбы народов надежный оплот — партия Ленина” подтвердилась самым непосредственным образом. После поражения, которое потерпела КПСС в борьбе за власть, оказалось, что общности истории, экономических интересов и опыта многолетнего дружного проживания в одной стране недостаточно для сохранения государственного единства.

Инерция интернациональной, объединяющей народы коммунистической идеологии действовала до последнег о момента. Коммунистическая фракция в Верховном Совете Украины до известных событий августа 1991 г. противостояла националистам в республиканском парламенте и блокировала принятие Декларации о суверенитете. Однако уже 24 августа формально еще сохранявшие членство в КПСС депутаты взяли курс на независимость Украины. Причина, заставившая их так резко поменять свою позицию, очевидна: за те августовские дни Советский Союз перестал быть социалистической страной. Рухнула идеология, объединившая всех, независимо от национальной принадлежности, общей целью — построением общества социальной справедливости. Общество социальной несправедливости бывшие республики предпочли строить порознь.

Союз народов разрушили не национальные противоречия и не экономический кризис: в истории нашего государства случались периоды и разрухи, и голода, но они не приведи к его разрушению. С отказом от коммунистической идеологии стройное здание союзного государства лишилось главного стержня — государственной идеи.

Альтернативой коммунистическому интернационализму в большинстве бывших союзных республик стал буржуазный национализм. Причем ключевое слово в этом понятии — “буржуазный”, национализм в процессе противостояния коммунистов и местных сепаратистов играл подчиненную роль. Это только на первый взгляд кажется, что СССР пал жертвой роста национализма и усиления межнациональных противоречий. Хотя эти факторы и сыграли свою дестабилизирующую роль, они не были определяющими и решающими.

Националисты не пользовались серьезным влиянием за пределами Прибалтики, Молдавии, Грузии, Армении и запада Украины. Подтверждением этому служат результаты Всесоюзного референдума 17 марта 1991 г. Желание жить в СССР высказали от 93,3 % до 97 % голосовавших в Азербайджане, Казахстане и Средней Азии, 82,7 % в Белоруссии, 71,3 % в РСФСР и 70,2 % на Украине (это при том, что в ее затадных областях за Союз проголосовали только 16–19 % пришедших на избирательные участки). Явка избирателей оказалась очень высокой — 80 %[150]. Сегодня демократические СМИ предпочитают не вспоминать об этом, поскольку данные всенародного волеизъявления всего за пять месяцев до трагического августа 1991 г. однозначно засвидетельствовали желание подавляющего большинства советского народа жить в едином союзном государстве.

Главный удар буржуазных (подчеркнем это еще раз) националистов был направлен против коммунистов и социалистического строя и лишь во вторую очередь — против “империи”. Их целью была реставрация капитализма и буржуазных порядков, от чего они ожидали получить личную выгоду. Национализм — только следствие этой цели, так же как интернационализм — неотъемлемая черта коммунистической идеологии.

Наиболее отчетливо вторичная роль национализма по отношению к целям капиталистической реставрации видна на примере России. Для российских демократов лозунг возрождения России и провозглашение ее суверенитета были не более чем средствами политической борьбы за власть.

В начале перестройки демократы были слабы. На пути к достижению их цели — реставрации капитализма — стояли по крайней мере два серьезных препятствия. Первое из них — веру широких слоев народа в коммунистические, коллективистские идеалы — демократы преодолели, завоевав монополию на средства массовой информации. Метод концептуальной лжи, с помощью которого они добились успеха, описан в предыдущей главе. Дополнительно к сказанному по этому поводу выше следует заметить, что действия демократических СМИ полностью подтвердили мнение Ленина о буржуазной демократии как о “свободе проповедовать то, что буржуазии выгодно проповедовать”[151].

Вторым препятствием была совокупная мощь социалистического государства — экономическая, финансовая, военная. Через министерства, силовые ведомства, администрацию на местах КПСС фактически осуществляла функции государственной власти в стране. Пока экономика функционировала в нормальном режиме, пока КПСС продолжала контролировать огромные материальные и финансовые ресурсы и вся пирамида государственных административных органов работала на укрепление власти Коммунистической партии, демократы не могли достичь заветной цели. По существу, КПСС олицетворяла собой государственную власть в СССР. В силу этого обстоятельства логика политической борьбы неизбежно заставила демократов выступить противниками коммунистической государственной машины и государства (СССР) вообще. Единое союзное государство, оплот ненавистной демократам власти коммунистов, стояло на пути к достижению вожделенной цели — капитализации страны, поэтому, стремясь к завоеванию власти, они принялись “раскачивать” государство.

Это только казалось, что в период поздней перестройки содержание политических процессов определялось борьбой за демократизацию общества, права человека и “общечеловеческие ценности”. На самом деле велась яростная и грязная борьба без правил за обладание собственностью, ресурсами и властью на шестой части суши. Этот вывод подтверждается фактами нашей недавней истории не только до 1991 г., но и после него: разве разгон и последующий расстрел Верховного Совета в октябре 1993 г. соответствуют основополагающим демократическим принципам терпимости, поощрения плюрализма мнений и признания прав политической опппозиции?

Страницы


Разделы

  • СССР: ЛОГИКА ИСТОРИИ

  • ВВЕДЕНИЕ

  • ГДЕ ИСКАТЬ КЛЮЧ К ИСТОРИИ СССР?

  • ДВЕ ФАЗЫ КОММУНИСТИЧЕСКОГО ОБЩЕСТВА

  • ВЛИЯНИЕ СПОСОБА ПРОИЗВОДСТВА НА ИСТОРИЧЕСКИЙ ПРОЦЕСС

  • РЕВОЛЮЦИОННЫЙ РОМАНТИЗМ

  • ВЗГЛЯД БОЛЬШЕВИКОВ НА СОЦИАЛИЗМ

  • ПЕРВЫЕ МЕСЯЦЫ СОВЕТСКОЙ ВЛАСТИ

  • УЧЕТ И КОНТРОЛЬ

  • СОРЕВНОВАНИЕ

  • ТРУДОВАЯ МОТИВАЦИЯ

  • ХЛЕБНАЯ МОНОПОЛИЯ

  • СОЦИАЛИЗМ И ТОВАР

  • ГРАЖДАНСКАЯ ВОЙНА

  • ВОЕННЫЙ КОММУНИЗМ

  • НЭП

  • КООПЕРАТИВНЫЙ ПЛАН В. И. ЛЕНИНА

  • СОВЕТСКИЙ СОЦИАЛИЗМ

  • ЦЕНА ИНДУСТРИАЛИЗАЦИИ

  • ДИАЛЕКТИК И ДОГМАТИК

  • ПЛАН И ЦЕНТРАЛИЗАЦИЯ

  • ЧЕЛОВЕЧЕСКИЙ ФАКТОР

  • РАСПРЕДЕЛЕНИЕ ПО ТРУДУ

  • СОЦИАЛИЗМ И КОНКУРЕНЦИЯ

  • СОЦИАЛИЗМ И ГОССОБСТВЕННОСТЬ

  • КОММУНИЗМ

  • ВУЛЬГАРНЫЙ КОММУНИЗМ

  • КОЛЛЕКТИВИЗАЦИЯ

  • ТОТАЛИТАРИЗМ

  • СТАЛИНИЗМ И ФАШИЗМ

  • РЕФОРМЫ И РЕФОРМАТОРЫ

  • СОЦИАЛИЗМ И ДЕФИЦИТ

  • КОНЦЕПТУАЛЬНАЯ ЛОЖЬ

  • СССР И КОММУНИСТИЧЕСКАЯ ИДЕЯ
  • ЛОГИКА БУДУЩЕГО

  • СОВРЕМЕННЫЙ КАПИТАЛИЗМ:ДОСТИЖЕНИЯ И ПРОТИВОРЕЧИЯ

  • МОНОПОЛИИ И АНАРХИЯ ПРОИЗВОДСТВА

  • КЛАССОВАЯ БОРЬБА

  • КАПИТАЛИЗМ И СТИМУЛЫ

  • КОЛЛЕКТИВИЗАЦИЯ СОБСТВЕННОСТИ

  • НОВЫЙ СОЦИАЛИЗМ

  • МНОГООБРАЗИЕ ФОРМ СОБСТВЕННОСТИ

  • СОЦИАЛИЗМ И “РОДИМЫЕ ПЯТНА” КАПИТАЛИЗМА

  • ЭВО И РЕВО

  • РЕВОЛЮЦИОННАЯ АЛЬТЕРНАТИВА: ИСПОЛЬЗОВАННЫЕ И УПУЩЕННЫЕ ВОЗМОЖНОСТИ

  • МАРКСИЗМ И СОВРЕМЕННОСТЬ

  • КОММУНИСТЫ И МАРКСИЗМ

  • ВЫВОДЫ

  • ЗАКЛЮЧЕНИЕ

  • В нашей электронной онлайн библиотеке вы можете бесплатно и без регистрации прочитать «СССР: логика истории.» автора Александров Юрий на телефоне, андроиде, айфоне, айпаде. Сейчас вы находитесь в разделе „СССР И КОММУНИСТИЧЕСКАЯ ИДЕЯ“ на странице 1. Приятного чтения.