Вы здесь

СССР: логика истории.

СССР: логика истории.

Реформирование советской модели социализма не должно было привести к откачу от социализма вообще. В том, что так произошло, большую роль сыграли два обстоятельства.

Первое из них — представление о неправедности Советской власти и власти КПСС, утвердившееся в общественном сознании в связи с открывшейся информацией о массовых политических репрессиях, войне в Афганистане и привилегиях партноменклатуры. Метод, с помощью которого было сформировано это убеждение, будет рассмотрен в следующей главе.

Второе обстоятельство — дефицит продовольствия и потребительских товаров, чрезвычайно усилившийся к концу перестройки. Пустые полки магазинов в глазах населения были лучшим доказательством несостоятельности социализма. И до сих пор угроза возврата к пустым прилавкам в случае прихода коммунистов к власти является весьма действенным средством антикоммунистической пропаганды.

В нашем обществе представление о неразделимости социализма и дефицита оформилось в устойчивый стереотип. Товарный дефицит считается неотъемлемой чертой социализма как общественного строя. В этой главе предпринимается попытка доказать, что это неверно не только для социализма вообще, но даже по отношению к той его вульгарно-коммунистической интерпретации, которую мы до сих пор считали настоящим социализмом.

Разбирая проблему товарного дефицита, мы сталкиваемся с очередным — далеко не первым! — парадоксом советской истории. В самом деле, долгое время СССР был второй страной мира по уровню промышленного развития. Производство сельскохозяйственной продукции чуть ли не вдвое превышало нынешний уровень. По удельным показателям (производству на душу населения) СССР также не намного отставал от самых развитых мировых держав. И вместе с тем уровень жизни в СССР был ниже, чем в странах, обладавших значительно меньшей экономической мощью, а дефицит являлся постоянным спутником жизни советских людей. Наличие дефицита потребительских товаров в богатой и могущественной стране — разве это не парадоксальная ситуация?!

Причина дефицита в СССР заключалась в превышении платежеспособного спроса населения над суммой цен всей массы производимых в стране товаров и услуг. Таким образом, в создании дефицита участвовали три фактора — платежеспособный спрос, производство товаров и их цена.

Производство потребительских товаров в СССР в целом было недостаточным, причем не только по количеству, но и по качеству и номенклатуре. Рыночная экономика стран Запада получает импульс для своего развития от потребителя — индивидуального или группового. Плановая централизованная экономика СССР обслуживала прежде всего интересы государства — оборону, крупные проекты. Поскольку экономические интересы государства и простых граждан далеко не всегда совпадали, государство часто решало проблемы народного хозяйства за счет интересов потребителей.

Исторически так сложилось, что в СССР всегда отдавался приоритет развитию тяжелой промышленности. Сначала это было вызвано потребностями индустриализации страны, затем — необходимостью поддержания военно-стратегического паритета с Западом. Главные усилия и большая часть ресурсов направлялись на развитие отраслей группы “А”, выпускавших средства производства, в ущерб отраслям группы “Б”, выпускавших товары народного потребления. Вследствие этого фактора советский гражданин получал меньше товаров, чем житель другого государства с равновеликой по объему производства экономикой. И так из года в год. В итоге, сделав СССР великой и могучей державой, народ так и не получил условий жизни, естественных для всякого цивилизованного государства.

Курс на преимущественное развитие тяжелой индустрии в ущерб производству товаров народного потребления был оправдан в период 30-х — 50-х гг. Мощь державы создавалась за счет “затягивания поясов” у народа. Низкий платежеспособный спрос населения вполне удовлетворялся даже относительно невысоким уровнем производства потребительских товаров. Но продолжать эту политику в другой исторической обстановке, для которой был характерен высокий и постоянно растущий платежеспособный спрос, было недопустимо.

Дело в том, что в экономике все взаимосвязано. Деньги, получаемые гражданами в виде зарплаты или социальных выплат, должны через систему торговли вернуться в бюджет государства. Нарушение этого “кругооборота” денег рано или поздно приводит к кризисной ситуации в экономике. Чтобы ее избежать, государство должно обеспечить производство потребительских товаров в количестве, эквивалентном (по суммарной цене) произведенным выплатам.

В СССР процесс “кругооборота” денег был нарушен. Неестественно высокая доля в экономике отраслей тяжелой и оборонной промышленности и низкая — отраслей, работающих на удовлетворение потребностей населения, имели своим следствием низкий уровень товарного покрытия зарплатного рубля.

Особо следует отметить “вклад” в создание этой проблемы военно-промышленного комплекса. Поддержание военно-стратегического паритета с Западом при вопиющем неравенстве сил и средств требовало огромных усилий со стороны Советского государства. В общем объеме продукции машиностроения производство военной техники составляло более 60 %, а доля военных расходов в валовом национальном продукте — 23 %[141]. Но военная продукция вообще не может быть потреблена в привычном для нас понимании (за исключением, может быть, тех случаев, когда она продается за границу). Поэтому отвлечение ресурсов — материальных и денежных в оборонные отрасли ведет к их омертвлению: производство вооружений ни в коей мере не способствует насыщению товарного рынка, увеличению уровня потребления в стране и не может обеспечить возврат затраченных средств государству. Сюда же следует добавить амбициозные проекты типа космических или БАМа, которые также способствовали омертвлению средств без должной отдачи.

Давал себя знать и нерыночный характер экономики Советского Союза. Как показано в одной из предыдущих глав, в СССР отсутствовал действенный механизм согласования интересов, которые преследовали в процессе производства отдельные предприятия и общество в целом. В итоге отечественные предприятия были ориентированы не на удовлетворение потребительского спроса, а на выполнение директивных плановых показателей. Страдал от этого потребитель, поскольку промышленность не была заинтересована ни в обновлении и расширении номенклатуры выпускаемых товаров, ни в повышении их качества.

В результате недостаточное производство потребительских товаров, особенно с учетом их качества, при малоподвижных ценах не компенсировало роста платежеспособного спроса населения. В сельском хозяйстве наблюдалась та же картина: производство продуктов питания не поспевало за увеличением спроса на них. Получаемые населением деньги не обеспечивались в должной мере товарами. Рост доходов граждан, не подкрепляемый возможностью их использования, создавал лишь иллюзию повышения уровня жизни. Увеличивались накопления населения — так называемый “отложенный” спрос. Хотя система государственных сберегательных касс обеспечивала возвращение “отложенных” денег в оборот, вследствие недополучения ожидаемых материальных благ в народе копилась социальная неудовлетворенность.

И все-таки недостаточное по количеству производство потребительских товаров не являлось единственной и главной причиной их дефицита. Даже при том объеме производства товаров народного потребления, который был в СССР, товарного дефицита при правильной ценовой политике не должно было быть. Дело в том, что баланса платежеспособного спроса и предложения товаров можно добиться не только путем увеличения производства товаров, но и простым повышением их цены. Повышение цен — самый простой и естественный способ компенсации отставания производства товаров от платежеспособного спроса на них. Даже в самый пик товарного дефицита, в 1991 году, можно было ликвидировать его путем повышения цен (что, кстати, и продемонстрировал чуть позже Гайдар).

Поэтому дефицит товаров и услуг в СССР не был объективной неизбежностью. Он являлся результатом социальной (именно социальной, а не экономической!) политики КПСС, исключавшей по идеологическим причинам возможность широкомасштабного повышения цен и снижения уровня жизни населения.

КПСС, будучи заложницей своей собственной социальной политики, признавала только один способ ликвидации дефицита товаров — увеличение их производства. Характерный пример — памятная всем Продовольственная программа, ставившая целью устранить дефицит продуктов питания в стране за счет увеличения их производства.

Однако дефицит продовольствия был следствием не столько недостаточного его производства, сколько нарушения баланса между платежеспособным спросом и предложением. Действительно, по потреблению продуктов питания при Советской власти, в 1985 г. мы находились на седьмом месте в мире. В расчете на одного жителя у нас производилось зерна на 28 % больше, чем в странах ЕЭС. По сравнению с США молока производилось больше на 30 %, сахара — на 20 %, сливочного масла — в 3 раза[142]. Эти цифры говорят сами за себя, даже со скидкой на то, что у нас произведенная продукция отнюдь не в полном объеме доходила до потребителя. Вместе с тем в США и Европе не было дефицита продовольствия, а в СССР был, хотя, повторим, при правильной ценовой политике его не должно было быть даже при существенно более низком, чем достигнутый, уровне сельскохозяйственного производства. Показательно в этой связи, что с конца 40-х до начала 60-х гг. полки советских магазинов (правда, только в крупных городах) были наполнены продовольствием едва ли не больше, чем сейчас. Причиной такого положения были низкие заработки, ограничивающие в тот период покупательную способность населения. В дальнейшем, хотя производство продовольствия на душу населения постоянно росло, доходы населения росли еще быстрее, и в результате свободное от товаров пространство прилавков отечественных магазинов не уменьшалось, а увеличивалось.

В условиях рыночной экономики подобная ситуация исключена, поскольку в ней баланс спроса и предложения устанавливается автоматически. Но и при плановой централизованной экономике государственные органы могли не допустить и обязаны были не допускать нарушения этого баланса посредством регулирования цен в зависимости от уровня платежеспособного спроса.

Страницы


Разделы

  • СССР: ЛОГИКА ИСТОРИИ

  • ВВЕДЕНИЕ

  • ГДЕ ИСКАТЬ КЛЮЧ К ИСТОРИИ СССР?

  • ДВЕ ФАЗЫ КОММУНИСТИЧЕСКОГО ОБЩЕСТВА

  • ВЛИЯНИЕ СПОСОБА ПРОИЗВОДСТВА НА ИСТОРИЧЕСКИЙ ПРОЦЕСС

  • РЕВОЛЮЦИОННЫЙ РОМАНТИЗМ

  • ВЗГЛЯД БОЛЬШЕВИКОВ НА СОЦИАЛИЗМ

  • ПЕРВЫЕ МЕСЯЦЫ СОВЕТСКОЙ ВЛАСТИ

  • УЧЕТ И КОНТРОЛЬ

  • СОРЕВНОВАНИЕ

  • ТРУДОВАЯ МОТИВАЦИЯ

  • ХЛЕБНАЯ МОНОПОЛИЯ

  • СОЦИАЛИЗМ И ТОВАР

  • ГРАЖДАНСКАЯ ВОЙНА

  • ВОЕННЫЙ КОММУНИЗМ

  • НЭП

  • КООПЕРАТИВНЫЙ ПЛАН В. И. ЛЕНИНА

  • СОВЕТСКИЙ СОЦИАЛИЗМ

  • ЦЕНА ИНДУСТРИАЛИЗАЦИИ

  • ДИАЛЕКТИК И ДОГМАТИК

  • ПЛАН И ЦЕНТРАЛИЗАЦИЯ

  • ЧЕЛОВЕЧЕСКИЙ ФАКТОР

  • РАСПРЕДЕЛЕНИЕ ПО ТРУДУ

  • СОЦИАЛИЗМ И КОНКУРЕНЦИЯ

  • СОЦИАЛИЗМ И ГОССОБСТВЕННОСТЬ

  • КОММУНИЗМ

  • ВУЛЬГАРНЫЙ КОММУНИЗМ

  • КОЛЛЕКТИВИЗАЦИЯ

  • ТОТАЛИТАРИЗМ

  • СТАЛИНИЗМ И ФАШИЗМ

  • РЕФОРМЫ И РЕФОРМАТОРЫ

  • СОЦИАЛИЗМ И ДЕФИЦИТ
  • КОНЦЕПТУАЛЬНАЯ ЛОЖЬ

  • СССР И КОММУНИСТИЧЕСКАЯ ИДЕЯ

  • ЛОГИКА БУДУЩЕГО

  • СОВРЕМЕННЫЙ КАПИТАЛИЗМ:ДОСТИЖЕНИЯ И ПРОТИВОРЕЧИЯ

  • МОНОПОЛИИ И АНАРХИЯ ПРОИЗВОДСТВА

  • КЛАССОВАЯ БОРЬБА

  • КАПИТАЛИЗМ И СТИМУЛЫ

  • КОЛЛЕКТИВИЗАЦИЯ СОБСТВЕННОСТИ

  • НОВЫЙ СОЦИАЛИЗМ

  • МНОГООБРАЗИЕ ФОРМ СОБСТВЕННОСТИ

  • СОЦИАЛИЗМ И “РОДИМЫЕ ПЯТНА” КАПИТАЛИЗМА

  • ЭВО И РЕВО

  • РЕВОЛЮЦИОННАЯ АЛЬТЕРНАТИВА: ИСПОЛЬЗОВАННЫЕ И УПУЩЕННЫЕ ВОЗМОЖНОСТИ

  • МАРКСИЗМ И СОВРЕМЕННОСТЬ

  • КОММУНИСТЫ И МАРКСИЗМ

  • ВЫВОДЫ

  • ЗАКЛЮЧЕНИЕ

  • В нашей электронной онлайн библиотеке вы можете бесплатно и без регистрации прочитать «СССР: логика истории.» автора Александров Юрий на телефоне, андроиде, айфоне, айпаде. Сейчас вы находитесь в разделе „СОЦИАЛИЗМ И ДЕФИЦИТ“ на странице 1. Приятного чтения.