Вы здесь

К СИБИРИ НА ВЫ

К СИБИРИ НА ВЫ

1.

Мы много говорим, а ещё больше пишем о Сибири, о её поразительных… Да всё в ней поразительно! В Сибири зарождается новое качество нашей экономики, нашего отношения к миру, ещё не известная мировой истории цивилизация, частью которой нам предстоит стать. Да, всё в ней поразительно, как поразительно и то, что в европейской части страны столько ярких художественных, спортивных центров, — у каждой республики есть такие центры, воздействующие на общественное сознание, — тогда как в Сибири?.. Сколько же их в Сибири? Ни одного!!! Больше того, из Сибири выкачиваются ярчайшие спортивные, творческие таланты, а мы образованной, современно мыслящей молодёжи внушаем, как там хорошо, какие перспективы, но… только на стройках, на заводах!

А что, если затронуть вопрос о нравственной стороне сложившегося status‑quo? Да какая уж тут нравственность, когда на глазах десятков миллионов болельщиков хоккея, к примеру, идёт настоящее разворовывание талантов, подрывая неокрепшие традиции этого спорта на Урале, в Сибири. И с точки зрения завтрашнего дня государства эта нынешняя политика, если её продолжать в отношении Зауралья, становится неумна, недальновидна.

2.

В начале следующего тысячелетия молодой человек, неспособный естественно воспринимать восточные регионы, Тихий океан частью своего Отечества, обречён на духовную, культурную, социальную неполноценность. Образование детей уже отстаёт от задач завтрашнего дня, по сути, калеча их, — что видно хотя бы по тому, как трудно хотя бы амурскому тигру, нашему национальному животному, пробиться в сказки, в талисманы массовых мероприятий, в поговорки, то есть повадки которого мы не знаем, не понимаем, не умеем сопоставлять с определёнными характерами людей. Он чужой детям, чужой нам.

То же можно сказать и о большей части Сибири, по преимуществу горной страны. Вся волна хлынувших за последние десятилетия на экраны фильмов–сибириад в нашем кино и на телевидении похожа на фильмы европейцев об американских индейцах, даже хуже, потому что там хотя бы видна опора на своеобразный стиль вестерна, — у нас же просто идёт подгонка московской культурной традиции под изображение сибирской туземной же можно сказать и о большей части Сибири, по преимуществу горной страны. Вся волна хлынувших за последние десятилетия на экраны фильмов–сибириад в нашем кино и на телевидении похожа на фильмы европейцев об американских индейцах, даже хуже, потому что там хотя бы видна опора на своеобразный стиль вестерна, — у нас же просто идёт подгонка московской культурной традиции под изображение сибирской туземной "экзотики". Эти сибириады более способствуют развитию туризма, нежели развивают в нас осознание экономической и политической роли восточных регионов в общем развитии страны и государства. Ибо диалектика формирования нового духовного мировоззрения такова, что его нельзя создать без противоборствующего взаимообогащения регионально развивающихся традиций культурной жизни. экзотики". Эти сибириады более способствуют развитию туризма, нежели развивают в нас осознание экономической и политической роли восточных регионов в общем развитии страны и государства. Ибо диалектика формирования нового духовного мировоззрения такова, что его нельзя создать без противоборствующего взаимообогащения регионально развивающихся традиций культурной жизни.

Сибири давно уже пора иметь свою собственную художественную, спортивную столицу общенационального значения. Можно себе представить, к примеру, где была бы сибирская наука, важнейшая составная часть науки страны, если бы в своё время вместо создания Сибирского Отделения Академии Наук был шумно провозглашён лозунгбири давно уже пора иметь свою собственную художественную, спортивную столицу общенационального значения. Можно себе представить, к примеру, где была бы сибирская наука, важнейшая составная часть науки страны, если бы в своё время вместо создания Сибирского Отделения Академии Наук был шумно провозглашён лозунг "Превратим Сибирь в край современной науки!" Нужно смотреть правде и логике исторических закономерностей в глаза. Героическая эпоха романтики освоения Сибири с завершением строительства БАМа уходит в прошлое. Для привлечения в Сибирь молодых специалистов нужна новая романтика, соответствующая новому времени, романтика творчества, романтика современнейшей высокотехнологичной промышленности, романтика задорного и демократичного цивилизационного взгляда на мир, традиции чего и должна закладывать и развивать духовная столица Сибири. Превратим Сибирь в край современной науки!"Нужно смотреть правде и логике исторических закономерностей в глаза. Героическая эпоха романтики освоения Сибири с завершением строительства БАМа уходит в прошлое. Для привлечения в Сибирь молодых специалистов нужна новая романтика, соответствующая новому времени, романтика творчества, романтика современнейшей высокотехнологичной промышленности, романтика задорного и демократичного цивилизационного взгляда на мир, традиции чего и должна закладывать и развивать духовная столица Сибири.

3.

Нам нужна такая духовная столица в Сибири, художественная продукция которой создавала бы в нашем представлении иное русское видение окружающего мира. Это тем более необходимо, что сибирская земля не знала рабства, позора крепостничества, что создаёт замечательные предпосылки для появления перспективного цивилизованного искусства, демократичного, здорового, прогрессивного с точки зрения обновления общественного сознания в России. Надо смотреть в завтрашний день, когда логикой роста потребностей, перемещения потребностей в область духовных запросов, необходимых здоровому социально–общественному развитию, традиционный приоритет во внимании наших европейских культурных центров к столичным бюрократическим и интеллигентским интересам окажутся не отвечающими современному мировоззрению и станут проигрывать американскому массовому искусству.

Автору как‑то в одной из центральных газет попалась на глаза статья с упрёками секретаря приморского крайкома в адрес писателей. Мало‑де писатели пишут о крае, — приезжают в командировки, везде их повозят, покажут, чем живут люди, а произведений об этом почти нет. Во–первых, подобная неудовлетворённая потребность жителей дальневосточного края увидеть художественное изображение своей жизни само по себе тревожный сигнал. А во–вторых, важно понять, почему же не пишется? Если писатель талантлив и искренен, не пишется ему потому, что он честен, потому что он чувствует особый мир региона, в который проникает влияние соседних культур, проявляющееся в нюансах, коих он не может знать, а писать о том, что не знаешь, и попасть впросак ему стыдно. А с другой стороны, ему не на что опереться, негде искать поддержки воображению без опоры на традиции самостоятельной культуры этого края, традиции цивилизационной, современной.

Надо иметь огромную личностную самоотверженность, чтобы подобно Валентину Распутину жить в Иркутске и быть писателем. Ибо трудно представить здоровое развитие большого городского писателя без единомыслия столь же талантливых актёров, режиссёров, художников, создающих особую атмосферу, раздражающих взаимную особую потребность в полнокровном творческом самовыражении. Достаточно спросить хорошего хозяйственника, может ли современное предприятие работать без должной инфраструктуры, чтобы получить категорический ответ — нет, не может! Но ведь среда разнообразной творческой активности для писателя та же самаядо иметь огромную личностную самоотверженность, чтобы подобно Валентину Распутину жить в Иркутске и быть писателем. Ибо трудно представить здоровое развитие большого городского писателя без единомыслия столь же талантливых актёров, режиссёров, художников, создающих особую атмосферу, раздражающих взаимную особую потребность в полнокровном творческом самовыражении. Достаточно спросить хорошего хозяйственника, может ли современное предприятие работать без должной инфраструктуры, чтобы получить категорический ответ — нет, не может! Но ведь среда разнообразной творческой активности для писателя та же самая "инфраструктура", которая помогает ему творить на уровне современных запросов общества и не выродиться в провинциального отшельника. инфраструктура", которая помогает ему творить на уровне современных запросов общества и не выродиться в провинциального отшельника.

4.

Положение дел вокруг Байкала не есть что‑то из ряда вон выходящее, как может показаться на основании поднятой экологами и центральными средствами информации шумихи. Но является следствием всей сложившейся московской бюрократической политики в отношении Сибири, политики метрополии в отношении сырьевой полуколонии. Невозможно спасти Байкал запретами и особыми законами. Будет запрещено промышленное строительство, возьмутся загрязнять озеро туристы из других регионов, будут мыть машины автомобилисты… Менять нужно саму культурную почву, порождающую безответственное отношение к природе Сибири. Если Сибирь культурно безгласная, туземная, придаточная к Европейской части страны, то массовое отношение к ней будет соответствующим. И положение дел с течением времени будет только ухудшаться и ухудшаться.

Читаешь Гончарова, Чехова, слышишь вальсытаешь Гончарова, Чехова, слышишь вальсы "На сопках Манчжурии", "Амурские волны", и поражает, насколько глубоко за последние полвека пустило в нас корни хищничество ко всему, связанному с восточными регионами. Ведь не было же этого ещё в начале века! А сейчас даже в лучших побуждениях мы не можем избавиться от "особого" отношения к ней. Почему, к примеру, нас не возмущают нелепые призывы, вроде — "Послужить Отечеству Сибирью"? Никому же и в голову не придёт сказать такого о Подмосковье, о Белоруссии и т. д. Подмосковье, выходит, Отечество, а Сибирь это придаток, некий клад или инструмент для удобства европейского хозяйствования, так, что ли? Нет. Если кто и должен служить чему, так это мы ей, включая чиновников и бюрократов столицы. Служить, как неотъемлемой части Отечества, за то огромное счастье, что она наша, что она дала нам поразительную историческую судьбу, что показала нам такие стороны нашего русского характера, какие достойны восхищения и самых высоких слов в человеческом языке. Нам следует быть благодарными Сибири за то, что она вошла в плоть и кровь нашего бытия, нашего отношения к миру, да и вообще к Земле, давая огромную историческую перспективу развития. На сопках Манчжурии", таешь Гончарова, Чехова, слышишь вальсытаешь Гончарова, Чехова, слышишь вальсы "На сопках Манчжурии", "Амурские волны", и поражает, насколько глубоко за последние полвека пустило в нас корни хищничество ко всему, связанному с восточными регионами. Ведь не было же этого ещё в начале века! А сейчас даже в лучших побуждениях мы не можем избавиться от "особого" отношения к ней. Почему, к примеру, нас не возмущают нелепые призывы, вроде — "Послужить Отечеству Сибирью"? Никому же и в голову не придёт сказать такого о Подмосковье, о Белоруссии и т. д. Подмосковье, выходит, Отечество, а Сибирь это придаток, некий клад или инструмент для удобства европейского хозяйствования, так, что ли? Нет. Если кто и должен служить чему, так это мы ей, включая чиновников и бюрократов столицы. Служить, как неотъемлемой части Отечества, за то огромное счастье, что она наша, что она дала нам поразительную историческую судьбу, что показала нам такие стороны нашего русского характера, какие достойны восхищения и самых высоких слов в человеческом языке. Нам следует быть благодарными Сибири за то, что она вошла в плоть и кровь нашего бытия, нашего отношения к миру, да и вообще к Земле, давая огромную историческую перспективу развития. На сопках Манчжурии", "Амурские волны", и поражает, насколько глубоко за последние полвека пустило в нас корни хищничество ко всему, связанному с восточными регионами. Ведь не было же этого ещё в начале века! А сейчас даже в лучших побуждениях мы не можем избавиться от "особого" отношения к ней. Почему, к примеру, нас не возмущают нелепые призывы, вроде — "Послужить Отечеству Сибирью"? Никому же и в голову не придёт сказать такого о Подмосковье, о Белоруссии и т. д. Подмосковье, выходит, Отечество, а Сибирь это придаток, некий клад или инструмент для удобства европейского хозяйствования, так, что ли? Нет. Если кто и должен служить чему, так это мы ей, включая чиновников и бюрократов столицы. Служить, как неотъемлемой части Отечества, за то огромное счастье, что она наша, что она дала нам поразительную историческую судьбу, что показала нам такие стороны нашего русского характера, какие достойны восхищения и самых высоких слов в человеческом языке. Нам следует быть благодарными Сибири за то, что она вошла в плоть и кровь нашего бытия, нашего отношения к миру, да и вообще к Земле, давая огромную историческую перспективу развития. Амурские волны", и поражает, насколько глубоко за последние полвека пустило в нас корни хищничество ко всему, связанному с восточными регионами. Ведь не было же этого ещё в начале века! А сейчас даже в лучших побуждениях мы не можем избавиться оттаешь Гончарова, Чехова, слышишь вальсытаешь Гончарова, Чехова, слышишь вальсы "На сопках Манчжурии", "Амурские волны", и поражает, насколько глубоко за последние полвека пустило в нас корни хищничество ко всему, связанному с восточными регионами. Ведь не было же этого ещё в начале века! А сейчас даже в лучших побуждениях мы не можем избавиться от "особого" отношения к ней. Почему, к примеру, нас не возмущают нелепые призывы, вроде — "Послужить Отечеству Сибирью"? Никому же и в голову не придёт сказать такого о Подмосковье, о Белоруссии и т. д. Подмосковье, выходит, Отечество, а Сибирь это придаток, некий клад или инструмент для удобства европейского хозяйствования, так, что ли? Нет. Если кто и должен служить чему, так это мы ей, включая чиновников и бюрократов столицы. Служить, как неотъемлемой части Отечества, за то огромное счастье, что она наша, что она дала нам поразительную историческую судьбу, что показала нам такие стороны нашего русского характера, какие достойны восхищения и самых высоких слов в человеческом языке. Нам следует быть благодарными Сибири за то, что она вошла в плоть и кровь нашего бытия, нашего отношения к миру, да и вообще к Земле, давая огромную историческую перспективу развития. На сопках Манчжурии", таешь Гончарова, Чехова, слышишь вальсытаешь Гончарова, Чехова, слышишь вальсы "На сопках Манчжурии", "Амурские волны", и поражает, насколько глубоко за последние полвека пустило в нас корни хищничество ко всему, связанному с восточными регионами. Ведь не было же этого ещё в начале века! А сейчас даже в лучших побуждениях мы не можем избавиться от "особого" отношения к ней. Почему, к примеру, нас не возмущают нелепые призывы, вроде — "Послужить Отечеству Сибирью"? Никому же и в голову не придёт сказать такого о Подмосковье, о Белоруссии и т. д. Подмосковье, выходит, Отечество, а Сибирь это придаток, некий клад или инструмент для удобства европейского хозяйствования, так, что ли? Нет. Если кто и должен служить чему, так это мы ей, включая чиновников и бюрократов столицы. Служить, как неотъемлемой части Отечества, за то огромное счастье, что она наша, что она дала нам поразительную историческую судьбу, что показала нам такие стороны нашего русского характера, какие достойны восхищения и самых высоких слов в человеческом языке. Нам следует быть благодарными Сибири за то, что она вошла в плоть и кровь нашего бытия, нашего отношения к миру, да и вообще к Земле, давая огромную историческую перспективу развития. На сопках Манчжурии", "Амурские волны", и поражает, насколько глубоко за последние полвека пустило в нас корни хищничество ко всему, связанному с восточными регионами. Ведь не было же этого ещё в начале века! А сейчас даже в лучших побуждениях мы не можем избавиться от "особого" отношения к ней. Почему, к примеру, нас не возмущают нелепые призывы, вроде — "Послужить Отечеству Сибирью"? Никому же и в голову не придёт сказать такого о Подмосковье, о Белоруссии и т. д. Подмосковье, выходит, Отечество, а Сибирь это придаток, некий клад или инструмент для удобства европейского хозяйствования, так, что ли? Нет. Если кто и должен служить чему, так это мы ей, включая чиновников и бюрократов столицы. Служить, как неотъемлемой части Отечества, за то огромное счастье, что она наша, что она дала нам поразительную историческую судьбу, что показала нам такие стороны нашего русского характера, какие достойны восхищения и самых высоких слов в человеческом языке. Нам следует быть благодарными Сибири за то, что она вошла в плоть и кровь нашего бытия, нашего отношения к миру, да и вообще к Земле, давая огромную историческую перспективу развития. Амурские волны", и поражает, насколько глубоко за последние полвека пустило в нас корни хищничество ко всему, связанному с восточными регионами. Ведь не было же этого ещё в начале века! А сейчас даже в лучших побуждениях мы не можем избавиться от "особого" отношения к ней. Почему, к примеру, нас не возмущают нелепые призывы, вроде — "Послужить Отечеству Сибирью"? Никому же и в голову не придёт сказать такого о Подмосковье, о Белоруссии и т. д. Подмосковье, выходит, Отечество, а Сибирь это придаток, некий клад или инструмент для удобства европейского хозяйствования, так, что ли? Нет. Если кто и должен служить чему, так это мы ей, включая чиновников и бюрократов столицы. Служить, как неотъемлемой части Отечества, за то огромное счастье, что она наша, что она дала нам поразительную историческую судьбу, что показала нам такие стороны нашего русского характера, какие достойны восхищения и самых высоких слов в человеческом языке. Нам следует быть благодарными Сибири за то, что она вошла в плоть и кровь нашего бытия, нашего отношения к миру, да и вообще к Земле, давая огромную историческую перспективу развития. особого"отношения к ней. Почему, к примеру, нас не возмущают нелепые призывы, вроде -таешь Гончарова, Чехова, слышишь вальсытаешь Гончарова, Чехова, слышишь вальсы "На сопках Манчжурии", "Амурские волны", и поражает, насколько глубоко за последние полвека пустило в нас корни хищничество ко всему, связанному с восточными регионами. Ведь не было же этого ещё в начале века! А сейчас даже в лучших побуждениях мы не можем избавиться от "особого" отношения к ней. Почему, к примеру, нас не возмущают нелепые призывы, вроде — "Послужить Отечеству Сибирью"? Никому же и в голову не придёт сказать такого о Подмосковье, о Белоруссии и т. д. Подмосковье, выходит, Отечество, а Сибирь это придаток, некий клад или инструмент для удобства европейского хозяйствования, так, что ли? Нет. Если кто и должен служить чему, так это мы ей, включая чиновников и бюрократов столицы. Служить, как неотъемлемой части Отечества, за то огромное счастье, что она наша, что она дала нам поразительную историческую судьбу, что показала нам такие стороны нашего русского характера, какие достойны восхищения и самых высоких слов в человеческом языке. Нам следует быть благодарными Сибири за то, что она вошла в плоть и кровь нашего бытия, нашего отношения к миру, да и вообще к Земле, давая огромную историческую перспективу развития. На сопках Манчжурии", таешь Гончарова, Чехова, слышишь вальсытаешь Гончарова, Чехова, слышишь вальсы "На сопках Манчжурии", "Амурские волны", и поражает, насколько глубоко за последние полвека пустило в нас корни хищничество ко всему, связанному с восточными регионами. Ведь не было же этого ещё в начале века! А сейчас даже в лучших побуждениях мы не можем избавиться от "особого" отношения к ней. Почему, к примеру, нас не возмущают нелепые призывы, вроде — "Послужить Отечеству Сибирью"? Никому же и в голову не придёт сказать такого о Подмосковье, о Белоруссии и т. д. Подмосковье, выходит, Отечество, а Сибирь это придаток, некий клад или инструмент для удобства европейского хозяйствования, так, что ли? Нет. Если кто и должен служить чему, так это мы ей, включая чиновников и бюрократов столицы. Служить, как неотъемлемой части Отечества, за то огромное счастье, что она наша, что она дала нам поразительную историческую судьбу, что показала нам такие стороны нашего русского характера, какие достойны восхищения и самых высоких слов в человеческом языке. Нам следует быть благодарными Сибири за то, что она вошла в плоть и кровь нашего бытия, нашего отношения к миру, да и вообще к Земле, давая огромную историческую перспективу развития. На сопках Манчжурии", "Амурские волны", и поражает, насколько глубоко за последние полвека пустило в нас корни хищничество ко всему, связанному с восточными регионами. Ведь не было же этого ещё в начале века! А сейчас даже в лучших побуждениях мы не можем избавиться от "особого" отношения к ней. Почему, к примеру, нас не возмущают нелепые призывы, вроде — "Послужить Отечеству Сибирью"? Никому же и в голову не придёт сказать такого о Подмосковье, о Белоруссии и т. д. Подмосковье, выходит, Отечество, а Сибирь это придаток, некий клад или инструмент для удобства европейского хозяйствования, так, что ли? Нет. Если кто и должен служить чему, так это мы ей, включая чиновников и бюрократов столицы. Служить, как неотъемлемой части Отечества, за то огромное счастье, что она наша, что она дала нам поразительную историческую судьбу, что показала нам такие стороны нашего русского характера, какие достойны восхищения и самых высоких слов в человеческом языке. Нам следует быть благодарными Сибири за то, что она вошла в плоть и кровь нашего бытия, нашего отношения к миру, да и вообще к Земле, давая огромную историческую перспективу развития. Амурские волны", и поражает, насколько глубоко за последние полвека пустило в нас корни хищничество ко всему, связанному с восточными регионами. Ведь не было же этого ещё в начале века! А сейчас даже в лучших побуждениях мы не можем избавиться оттаешь Гончарова, Чехова, слышишь вальсытаешь Гончарова, Чехова, слышишь вальсы "На сопках Манчжурии", "Амурские волны", и поражает, насколько глубоко за последние полвека пустило в нас корни хищничество ко всему, связанному с восточными регионами. Ведь не было же этого ещё в начале века! А сейчас даже в лучших побуждениях мы не можем избавиться от "особого" отношения к ней. Почему, к примеру, нас не возмущают нелепые призывы, вроде — "Послужить Отечеству Сибирью"? Никому же и в голову не придёт сказать такого о Подмосковье, о Белоруссии и т. д. Подмосковье, выходит, Отечество, а Сибирь это придаток, некий клад или инструмент для удобства европейского хозяйствования, так, что ли? Нет. Если кто и должен служить чему, так это мы ей, включая чиновников и бюрократов столицы. Служить, как неотъемлемой части Отечества, за то огромное счастье, что она наша, что она дала нам поразительную историческую судьбу, что показала нам такие стороны нашего русского характера, какие достойны восхищения и самых высоких слов в человеческом языке. Нам следует быть благодарными Сибири за то, что она вошла в плоть и кровь нашего бытия, нашего отношения к миру, да и вообще к Земле, давая огромную историческую перспективу развития. На сопках Манчжурии", таешь Гончарова, Чехова, слышишь вальсытаешь Гончарова, Чехова, слышишь вальсы "На сопках Манчжурии", "Амурские волны", и поражает, насколько глубоко за последние полвека пустило в нас корни хищничество ко всему, связанному с восточными регионами. Ведь не было же этого ещё в начале века! А сейчас даже в лучших побуждениях мы не можем избавиться от "особого" отношения к ней. Почему, к примеру, нас не возмущают нелепые призывы, вроде — "Послужить Отечеству Сибирью"? Никому же и в голову не придёт сказать такого о Подмосковье, о Белоруссии и т. д. Подмосковье, выходит, Отечество, а Сибирь это придаток, некий клад или инструмент для удобства европейского хозяйствования, так, что ли? Нет. Если кто и должен служить чему, так это мы ей, включая чиновников и бюрократов столицы. Служить, как неотъемлемой части Отечества, за то огромное счастье, что она наша, что она дала нам поразительную историческую судьбу, что показала нам такие стороны нашего русского характера, какие достойны восхищения и самых высоких слов в человеческом языке. Нам следует быть благодарными Сибири за то, что она вошла в плоть и кровь нашего бытия, нашего отношения к миру, да и вообще к Земле, давая огромную историческую перспективу развития. На сопках Манчжурии", "Амурские волны", и поражает, насколько глубоко за последние полвека пустило в нас корни хищничество ко всему, связанному с восточными регионами. Ведь не было же этого ещё в начале века! А сейчас даже в лучших побуждениях мы не можем избавиться от "особого" отношения к ней. Почему, к примеру, нас не возмущают нелепые призывы, вроде — "Послужить Отечеству Сибирью"? Никому же и в голову не придёт сказать такого о Подмосковье, о Белоруссии и т. д. Подмосковье, выходит, Отечество, а Сибирь это придаток, некий клад или инструмент для удобства европейского хозяйствования, так, что ли? Нет. Если кто и должен служить чему, так это мы ей, включая чиновников и бюрократов столицы. Служить, как неотъемлемой части Отечества, за то огромное счастье, что она наша, что она дала нам поразительную историческую судьбу, что показала нам такие стороны нашего русского характера, какие достойны восхищения и самых высоких слов в человеческом языке. Нам следует быть благодарными Сибири за то, что она вошла в плоть и кровь нашего бытия, нашего отношения к миру, да и вообще к Земле, давая огромную историческую перспективу развития. Амурские волны", и поражает, насколько глубоко за последние полвека пустило в нас корни хищничество ко всему, связанному с восточными регионами. Ведь не было же этого ещё в начале века! А сейчас даже в лучших побуждениях мы не можем избавиться от "особого" отношения к ней. Почему, к примеру, нас не возмущают нелепые призывы, вроде — "Послужить Отечеству Сибирью"? Никому же и в голову не придёт сказать такого о Подмосковье, о Белоруссии и т. д. Подмосковье, выходит, Отечество, а Сибирь это придаток, некий клад или инструмент для удобства европейского хозяйствования, так, что ли? Нет. Если кто и должен служить чему, так это мы ей, включая чиновников и бюрократов столицы. Служить, как неотъемлемой части Отечества, за то огромное счастье, что она наша, что она дала нам поразительную историческую судьбу, что показала нам такие стороны нашего русского характера, какие достойны восхищения и самых высоких слов в человеческом языке. Нам следует быть благодарными Сибири за то, что она вошла в плоть и кровь нашего бытия, нашего отношения к миру, да и вообще к Земле, давая огромную историческую перспективу развития. особого"отношения к ней. Почему, к примеру, нас не возмущают нелепые призывы, вроде — "Послужить Отечеству Сибирью"? Никому же и в голову не придёт сказать такого о Подмосковье, о Белоруссии и т. д. Подмосковье, выходит, Отечество, а Сибирь это придаток, некий клад или инструмент для удобства европейского хозяйствования, так, что ли? Нет. Если кто и должен служить чему, так это мы ей, включая чиновников и бюрократов столицы. Служить, как неотъемлемой части Отечества, за то огромное счастье, что она наша, что она дала нам поразительную историческую судьбу, что показала нам такие стороны нашего русского характера, какие достойны восхищения и самых высоких слов в человеческом языке. Нам следует быть благодарными Сибири за то, что она вошла в плоть и кровь нашего бытия, нашего отношения к миру, да и вообще к Земле, давая огромную историческую перспективу развития. Послужить Отечеству Сибирью"? Никому же и в голову не придёт сказать такого о Подмосковье, о Белоруссии и т. д. Подмосковье, выходит, Отечество, а Сибирь это придаток, некий клад или инструмент для удобства европейского хозяйствования, так, что ли? Нет. Если кто и должен служить чему, так это мы ей, включая чиновников и бюрократов столицы. Служить, как неотъемлемой части Отечества, за то огромное счастье, что она наша, что она дала нам поразительную историческую судьбу, что показала нам такие стороны нашего русского характера, какие достойны восхищения и самых высоких слов в человеческом языке. Нам следует быть благодарными Сибири за то, что она вошла в плоть и кровь нашего бытия, нашего отношения к миру, да и вообще к Земле, давая огромную историческую перспективу развития.

 15 дек.1987г.

Следующий раздел:

Урал или Каменный Пояс


В нашей электронной онлайн библиотеке вы можете бесплатно и без регистрации прочитать «К СИБИРИ НА ВЫ» автора ГОРОДНИКОВ Сергей на телефоне, андроиде, айфоне, айпаде. Сейчас вы находитесь в разделе „Безгласная Сибирь“ на странице 1. Приятного чтения.