Вы здесь

К СИБИРИ НА ВЫ

К СИБИРИ НА ВЫ

Пушкин, будучи по своему воспитанию и образованию несомненным западником, явился истинно великим художником в том, что смог без предрассудков, очень поэтично пробудить в себе самобытный, допетровский, чисто русский взгляд на Восток. Хотя посмотрел он на Восток с позиции получившего доступ к западному классическому образованию горожанина, но с таким пониманием духа первоначальной русской истории, какой не смог показать никто до него и после него в русской культуре. Особенно ярко его гений воплотился в сказках, остающихся до сих пор непревзойдёнными примерами особого стиля русского народного воображения, порождениями особой духовной атмосферы московского европеизма начала девятнадцатого столетия.

1.

Становление московского государства происходило под воздействием антагонистического противоборства двух парадигм устроительства власти. С одной стороны, ассимилированной Древней Русью византийской православной традиции организации государственности, её хозяйственных, культурных, духовных, военных отношений. И, с другой стороны, навязываемой татаро–монгольским игом крайней формы хищно–азиатской ханской степной деспотии Золотой Орды, устройство власти которой через принятие среднеазиатского варианта ислама испытало влияние древних традиций государственности в Средней Азии, но так и не восприняло их в полной мере, так и не оторвалось от тюрского кочевнического мировоззрения. Борьба этих парадигм вела к полному вытеснению самобытных форм власти, которые сложились в Киевской Руси, стали причиной феодальной раздробленности, а затем и катастрофы древнерусской великой державы, и к возникновению особой централизации управления Московского государства. Самодержавная централизация управления Московской Руси обслуживала главные интересы московской великокняжеской власти того времени, когда смыслом существования русского этноса было выживание и победа над своим главным стратегическим врагом и противником, каким являлась Золотая Орда.

Для любого народа, который имел собственную государственность, но оказался завоёванным внешней силой и стал её данником, характерна потеря исторической, культурной ориентации в окружающем мире, гипертрофированная направленность всех моральных и духовных ресурсов на противодействие полному поглощению этой силой. Такое противодействие обусловлено чрезмерным влиянием навязываемых чужеродной силой методов управления на собственную изначальную традицию организации той или иной формы власти самобытного этнического бытия. И обретение независимости от внешнего гнёта, когда оно происходит, как случилось с Московской Русью при Иване III, вызывает кризис мировосприятия и мучительную потребность пересмотра всех сторон внутренних и внешних политических отношений. Происходит болезненный и опасный поиск равновесия военных и дипломатических сил со всеми соседними государствами, сопровождаемый войнами и изменениями границ.

Военные победы Ивана IV над Астраханским и Казанским ханствами окончательно и бесповоротно похоронили гнетущую опасность вновь подпасть под иго татаро–монголов, что вызвало глубокий мировоззренческий и управленческий кризис государства. Победы эти подорвали деспотический авторитет московского великокняжеского произвола, сформировавшегося в условиях ига, и привели страну к острой необходимости поиска обновлённой формы государственности, в наибольшей мере отвечающей потребности восстановить древнерусскую традицию организации власти, подотчётной сословно–представительным соборам. Однако правящий класс, состоящий из родовитого московского боярства, не захотел приспосабливаться к новым обстоятельствам, почти весь выступил против реформ молодого царя Ивана Грозного, а подданные не смогли организоваться для поддержки реформ. В результате, страна сползла к анархии, к Великой Смуте.

В эпоху Великой Смуты, которая завершилась лишь тогда, когда переросла в Народную революцию, произошли два важнейших изменения в физическом и духовном строе жизни населения страны. Был почти полностью уничтожен прежний правящий класс, уцелели лишь несколько из составлявших его боярских родов, и выросло новое поколение, которое не знало деспотизма царской власти. Это молодое поколение при быстром вымирании старших поколений созрело до Общественного Договора, до народного сознания, как единственного условия своего коллективного спасения от хаоса и гибели, от порабощения и отнятия своих прав на государственную независимость, на этот раз уже западными соседями московской Руси. Плодом первого в истории Руси Общественного Договора было избрание сословно–представительным собором народного монарха из династии Романовых, согласное утверждение его на трон государства, которое стало, таким образом, политически не Московским, а Великороссийским.

С этого времени начала складываться великорусская народная культура. Расцвет этой культуры приходится на царствование второго царя династии Романовых, Алексея Михайловича Тишайшего. Все русские народные сказки зародились около середины семнадцатого века и несут на себе глубокий отпечаток характера царствования и общественных отношений того периода нашей истории. И в то же время при царе Алексее Михайловиче набирал силу новый диалектический антагонизм традиций государственности и духовной культуры, который наметился ещё при Иване Грозном и трагически определился в шведско–польской интервенции в эпоху Великой Смуты; он стал главным двигателем дальнейшего развития государства. С одной стороны, византийская православная духовность завершала вытеснение или ассимиляцию языческих традиций эпохи древнерусского государства и переживала окончательное обрусение, быстро освобождая духовную культуру от последствий татаро–монгольского ига, а с другой, — она оказалась вынужденной противостоять нарастающему давлению северо–восточной протестантской культурной и политической традиции, динамичной и агрессивной.

2.

Диалектическая антагонистическая борьба этих традиций привела к их объединению при Преобразованиях Петра Великого в новой форме государственности, Российской самодержавной военно–бюрократической империи. Самодержавная империя железной волей отторгла Общественный Договор и подавила народное сословное представительство русского народа, его духовную и культурную самобытность. Имперская государственная власть повернула Россию к новой стратегической цели, к культурной интеграции с европейскими странами, в первую очередь с такими же северными — германскими, чтобы шире осуществлять поглощение их достижений в развитии городской промышленной цивилизованности. Русская народная самобытность сохранялась только в крестьянской среде и в среде третьего провинциально–городского сословия, права которой на общественное сознание и соучастие в выработке пути развития страны были растоптаны властью в результате установления Российской империи, а потому она не имели интереса воспринимать ассимиляцию западноевропейской культуры. Дух империи отражался в полной мере только в молодой столице, в Санкт–Петербурге, портовом граде, сосредоточившем в себе бурный подъём торговой и хозяйственной активности, тогда как духовным центром русского народа, его континентальной культуры, оставалась Москва, которая оказалась на положении провинциальной столицы.

Огромные достижения в развитии промышленности, торговли, доходах государственной казны обозначили возможность отображения финансовых и производственных успехов государства в тех культурных формах, которые создавали духовную среду таким успехам. В столице Российской империи за неполное столетие совершенно утвердилось европейское самосознание правящего класса и развилась многообразная европейская культура, дав прочное основание для укоренения в стране традиции светских живописи, музыки, литературы, архитектуры, театра, градостроительства и пр. Пушкин определил Преобразования Петра Великого и перенос столицы государства к Балтийскому морю, как намерение прорубить окно в Европу. Он был не прав. Царь Пётр прорубил в Европу дверь и, против своего желания, заделал старую дверь на Восток, оставив там лишь окно, да и то прикрытое европейскими жалюзи. Да и было почему. Что мог тогда предложить Восток в сравнении с бурными достижениями Европы?

К началу ХIХ века в России сложилась уникальная духовная ситуация определённого равновесия между мощными пластами самостоятельных культур. В северной столице после царствования Екатерины Второй окончательно укоренилась и расцвела европейская просвещённость, державная горделивость которой укреплялась успехами военно–политического, хозяйственного и финансового развития этого нового Константинополя. Но одновременно, слабо затронутая западноевропейским духом старая столица, Москва, благодаря отсутствию речных и сухопутных связей с новой системой промышленного хозяйствования страны, смогла сохранить традиционную основу своего экономического существования в сельском хозяйстве и соответствующие этому существованию духовные отношения, характерные допетровской эпохе, вдохновенно отображаемые с помощью западноевропейских средств и в культуре. На стыке духовного оптимизма двух столиц и стала возможной уникальная свежесть пушкинского мировоззрения, гармоничность его континентального, чисто русского европейски просвещённого евразийства.

Урождённый представитель московской боярской аристократии юный Пушкин с жадностью и искренней охотой получал европейское образование под С. — Петербургом, в царскосельском лицее. Он тщательно изучил богатейшую сюжетную и языковую грамматическую традицию Западной Европы, многогранно заявленную в литературе и поэзии, которая помогла ему совершить огромный прорыв в качестве художественного сюжетного мышления, слабо развитого в прежнем народно–русском сочинительстве. Он в своём творчестве европеизировал московскую народную культуру, не разрушая, а наоборот, обогащая её третьесословную допетровскую самобытность ХVII века новыми европейски дворянскими и аристократическими формами светски просвещённого мировоззрения. Грибоедов, Лермонтов, Гоголь закрепили новое явление в мировой культуре, каким стала русская литература, оторвали её от пушкинского евразийства и превратили в самостоятельную европейскую традицию, что стало следствием происходивших изменений в хозяйственной жизни империи.

Постройка железной дороги С. — Петербург — Москва нанесла тяжёлый удар по московской самобытности. Дух европейского хозяйственного рационализма перевернул экономическое существование старой столицы. Поэтому развить особый евразийский романтизм Пушкина не удалось никому. Россия необратимо становилась в главных интересах власти и общества совершенно европейским государством. Дошло до того, что художественная и познавательная литература Британии, Франции стала удивлять русскую публику культурными особенностями Китая, Индии, Персии, — наших непосредственных или близких соседей.

За весь ХIХ век единственным восточным мотивом, серьёзно и основательно вошедшим в русскую духовность и культуру, был мотив туземный, связанный с завоеванием и освоением Кавказа. Но он не оказывал воздействия на цивилизационное развитие России, оставался в большей мере яркой экзотикой столкновения европейской империи с варварскими народностями и племенами, некоторые из коих часто упоминались в античной истории, что определяло особое любопытство к ним в обеих столицах.

Железные дороги за вторую половину XIX века произвели подлинную революцию в хозяйственных отношениях центральной России. Они подтолкнули бурное развитие промышленного капитализма, сельского хозяйства, потому что обеспечили многократное увеличение объёмов вывозимых в Европу товаров. Хребет экономики империи перемещался из Северо–западного региона в Великороссию, с её историческим хозяйственным и политическим центром — Москвой. Как следствие, в это время активизируется духовная жизнь Москвы, нарастает влияние славянофилов, виднейшие московские историки совершают переоценку личности Петра Великого и значения его Преобразований, при этом всё чаще звучат не просто критика, а обвинения царя Петра Первого в уничтожении русского общественного сословно–представительного единства.

Характерным проявлением возрастания роли Москвы при постепенном умалении Петербурга стало важное нововведение в облике царей и вообще мужчин царской семьи. После Николая Первого русские императоры и их родственники возвращаются к обычаю допетровской эпохи отпускать бороды и особым образом остригать их на манер московских государей. В музыке, в литературе, в живописи, в одежде год от года усиливался интерес к мифологизации допетровского времени, к допетровским царям и сюжетам, к народности, к народным сказкам. Стал возрождаться дух русского народничества в культуре, но народничества уже определённо европейского! Ибо экономический подъём в стране был определяем успехами внедрения в России промышленного капитализма, ориентацией хозяйственных отношений на европейские рынки.

Переименование в 1914 году Петербурга в Петроград, набирающая влияние идея переноса столицы государства в Москву стали следствием первостепенной значимости экономического, а потому и культурного развития Великороссии с начала ХХ столетия. Кризис феодализма в Центральной Европе, в том числе в двух наиважнейших германских империях, Австро–венгерской и Прусской, полностью подорвал ориентированную Петром Великим на германские традиции организации государственной власти феодально–бюрократическую систему государственности Российской империи. И она стала рушиться, пока не оказалась сметённой февральской буржуазно–демократической революцией 1917 года.

3.

Главной отличительной особенностью великорусского народного мировоззрения начала ХХ века от российского народного мировосприятия ХVII века было то, что оно стало вполне европейским. В частности, оно воспитывало отношение к степным тюрским племенам и народностям и татаро–монгольскому игу таким образом, что оно становилось схожим с древнерусским, то есть превратило это отношение в восточноевропейски великодержавное, носившее отпечаток явного духовного и культурно–цивилизационного превосходства.

Страницы


В нашей электронной онлайн библиотеке вы можете бесплатно и без регистрации прочитать «К СИБИРИ НА ВЫ» автора ГОРОДНИКОВ Сергей на телефоне, андроиде, айфоне, айпаде. Сейчас вы находитесь в разделе „Сибирь и новая русская литература“ на странице 1. Приятного чтения.