Вы здесь

К СИБИРИ НА ВЫ

К СИБИРИ НА ВЫ

1.

Трудно найти русского, который бы не знал высказывания М. Ломоносова, чтоудно найти русского, который бы не знал высказывания М. Ломоносова, что "могущество России прирастать будет Сибирью". Но ведь могущество имеет не только материальное измерение. Огромные запасы сырья, водные ресурсы, энергетический потенциал, крупные предприятия — всё это, несомненно, важно, первостепенно важно. Однако проблемы раскрепощения "человеческого фактора" требуют обратить внимание на то, что Сибирь населена людьми с особым видением географического, межгосударственного экономического положения земли, на которой они живут, а потому имеющими некий собственный политический взгляд на взаимоотношения с европейской частью страны. И нужно, чтобы этот взгляд усиливал Россию, а не приводил к тому, чтобы сибиряки замыкались в своём мировосприятии. могущество России прирастать будет Сибирью". Но ведь могущество имеет не только материальное измерение. Огромные запасы сырья, водные ресурсы, энергетический потенциал, крупные предприятия — всё это, несомненно, важно, первостепенно важно. Однако проблемы раскрепощенияудно найти русского, который бы не знал высказывания М. Ломоносова, чтоудно найти русского, который бы не знал высказывания М. Ломоносова, что "могущество России прирастать будет Сибирью". Но ведь могущество имеет не только материальное измерение. Огромные запасы сырья, водные ресурсы, энергетический потенциал, крупные предприятия — всё это, несомненно, важно, первостепенно важно. Однако проблемы раскрепощения "человеческого фактора" требуют обратить внимание на то, что Сибирь населена людьми с особым видением географического, межгосударственного экономического положения земли, на которой они живут, а потому имеющими некий собственный политический взгляд на взаимоотношения с европейской частью страны. И нужно, чтобы этот взгляд усиливал Россию, а не приводил к тому, чтобы сибиряки замыкались в своём мировосприятии. могущество России прирастать будет Сибирью". Но ведь могущество имеет не только материальное измерение. Огромные запасы сырья, водные ресурсы, энергетический потенциал, крупные предприятия — всё это, несомненно, важно, первостепенно важно. Однако проблемы раскрепощения "человеческого фактора" требуют обратить внимание на то, что Сибирь населена людьми с особым видением географического, межгосударственного экономического положения земли, на которой они живут, а потому имеющими некий собственный политический взгляд на взаимоотношения с европейской частью страны. И нужно, чтобы этот взгляд усиливал Россию, а не приводил к тому, чтобы сибиряки замыкались в своём мировосприятии. человеческого фактора"требуют обратить внимание на то, что Сибирь населена людьми с особым видением географического, межгосударственного экономического положения земли, на которой они живут, а потому имеющими некий собственный политический взгляд на взаимоотношения с европейской частью страны. И нужно, чтобы этот взгляд усиливал Россию, а не приводил к тому, чтобы сибиряки замыкались в своём мировосприятии.

Пока из европейской части страны шёл устойчивый поток переселенцев, которые приносили в Сибирь вполне определённый характер отношения к ней, можно было не замечать естественных противоречий этого отношения с укоренившимся за Уралом иным мировосприятием. Но демографический кризис в России, в том числе в её европейских регионах, обозначил предел такой политике. Новые поколения уже собственно сибирской молодёжи, образованной и городской, вряд ли согласятся терпеть такое положение дел, когда при устойчивом возрастании экономической значимости их богатой земли, в культурном и политическом плане Сибирь фактически продолжает оставаться бесправной и не имеющей своего лица колонией.

Нельзя же всерьёз спорить с тем, что социальное настроение, экономическое и политическое видение мира проживающими в огромных регионах за Уралом почти никак не отражено в их собственном культурном и духовном творчестве. За исключением разве что в литературных работах небольшой группы писателей. Если в европейской, южно–азиатской, закавказской частях страны каждая союзная республика имеет свои, дотационные средства культурного воздействия на формирование местного культурного поля, то за Уралом таких центров фактически нет. Оттого и образ Сибири в культурном восприятии смутен, невнятен. И когда там снимаются кинематографическими бригадами из Москвы и из Ленинграда фильмы, являющиеся в наше время главные средства формирования культурного образа того или иного региона, то снимаются они именнользя же всерьёз спорить с тем, что социальное настроение, экономическое и политическое видение мира проживающими в огромных регионах за Уралом почти никак не отражено в их собственном культурном и духовном творчестве. За исключением разве что в литературных работах небольшой группы писателей. Если в европейской, южно–азиатской, закавказской частях страны каждая союзная республика имеет свои, дотационные средства культурного воздействия на формирование местного культурного поля, то за Уралом таких центров фактически нет. Оттого и образ Сибири в культурном восприятии смутен, невнятен. И когда там снимаются кинематографическими бригадами из Москвы и из Ленинграда фильмы, являющиеся в наше время главные средства формирования культурного образа того или иного региона, то снимаются они именно "варягами", явно ищущими "экзотики", явно выражающими вполне определённые традиции взгляда на Сибирь из европейской России. варягами", явно ищущимильзя же всерьёз спорить с тем, что социальное настроение, экономическое и политическое видение мира проживающими в огромных регионах за Уралом почти никак не отражено в их собственном культурном и духовном творчестве. За исключением разве что в литературных работах небольшой группы писателей. Если в европейской, южно–азиатской, закавказской частях страны каждая союзная республика имеет свои, дотационные средства культурного воздействия на формирование местного культурного поля, то за Уралом таких центров фактически нет. Оттого и образ Сибири в культурном восприятии смутен, невнятен. И когда там снимаются кинематографическими бригадами из Москвы и из Ленинграда фильмы, являющиеся в наше время главные средства формирования культурного образа того или иного региона, то снимаются они именнользя же всерьёз спорить с тем, что социальное настроение, экономическое и политическое видение мира проживающими в огромных регионах за Уралом почти никак не отражено в их собственном культурном и духовном творчестве. За исключением разве что в литературных работах небольшой группы писателей. Если в европейской, южно–азиатской, закавказской частях страны каждая союзная республика имеет свои, дотационные средства культурного воздействия на формирование местного культурного поля, то за Уралом таких центров фактически нет. Оттого и образ Сибири в культурном восприятии смутен, невнятен. И когда там снимаются кинематографическими бригадами из Москвы и из Ленинграда фильмы, являющиеся в наше время главные средства формирования культурного образа того или иного региона, то снимаются они именно "варягами", явно ищущими "экзотики", явно выражающими вполне определённые традиции взгляда на Сибирь из европейской России. варягами", явно ищущими "экзотики", явно выражающими вполне определённые традиции взгляда на Сибирь из европейской России. экзотики", явно выражающими вполне определённые традиции взгляда на Сибирь из европейской России.

К чему это приводит в экономическом и политическом плане?

Для привлечения молодёжи, специалистов на новостройки Сибири и Дальнего Востока страна вынуждена опираться главным образом на всяческие коэффициенты доплаты. Подавляющее большинство людей едут туда за длинным рублём, и в первую очередь специалисты, которых за Уралом постоянно не хватает. Но можно ли требовать от людей иного отношения, если такое отношение заложено в стратегической политике советского государства? Ведь специалист имеет совершенно особые требования к духовной среде своего проживания. Если деятелия привлечения молодёжи, специалистов на новостройки Сибири и Дальнего Востока страна вынуждена опираться главным образом на всяческие коэффициенты доплаты. Подавляющее большинство людей едут туда за длинным рублём, и в первую очередь специалисты, которых за Уралом постоянно не хватает. Но можно ли требовать от людей иного отношения, если такое отношение заложено в стратегической политике советского государства? Ведь специалист имеет совершенно особые требования к духовной среде своего проживания. Если деятели "важнейшего из искусств" приезжают в Сибирь "варягами", если в Сибири и на Дальнем Востоке идёт устойчивый отбор самых талантливых молодых людей из проявивших себя в искусстве, им обеспечивается переселение в Европейскую Россию, то спрашивается, мы что, делаем из остальных сибиряков идиотов, не способных задаваться всяческими вопросами о своём статусе в структуре советского общества? Хотим того или нет, но мы создаём политические противоречия между регионами, по сути создаём нестабильную обстановку в огромном регионе Евразии, в пограничных с Китаем районах, духовно не обживаемых и как бы лишь временно нужных государству. важнейшего из искусств"приезжают в Сибирья привлечения молодёжи, специалистов на новостройки Сибири и Дальнего Востока страна вынуждена опираться главным образом на всяческие коэффициенты доплаты. Подавляющее большинство людей едут туда за длинным рублём, и в первую очередь специалисты, которых за Уралом постоянно не хватает. Но можно ли требовать от людей иного отношения, если такое отношение заложено в стратегической политике советского государства? Ведь специалист имеет совершенно особые требования к духовной среде своего проживания. Если деятелия привлечения молодёжи, специалистов на новостройки Сибири и Дальнего Востока страна вынуждена опираться главным образом на всяческие коэффициенты доплаты. Подавляющее большинство людей едут туда за длинным рублём, и в первую очередь специалисты, которых за Уралом постоянно не хватает. Но можно ли требовать от людей иного отношения, если такое отношение заложено в стратегической политике советского государства? Ведь специалист имеет совершенно особые требования к духовной среде своего проживания. Если деятели "важнейшего из искусств" приезжают в Сибирь "варягами", если в Сибири и на Дальнем Востоке идёт устойчивый отбор самых талантливых молодых людей из проявивших себя в искусстве, им обеспечивается переселение в Европейскую Россию, то спрашивается, мы что, делаем из остальных сибиряков идиотов, не способных задаваться всяческими вопросами о своём статусе в структуре советского общества? Хотим того или нет, но мы создаём политические противоречия между регионами, по сути создаём нестабильную обстановку в огромном регионе Евразии, в пограничных с Китаем районах, духовно не обживаемых и как бы лишь временно нужных государству. важнейшего из искусств"приезжают в Сибирь "варягами", если в Сибири и на Дальнем Востоке идёт устойчивый отбор самых талантливых молодых людей из проявивших себя в искусстве, им обеспечивается переселение в Европейскую Россию, то спрашивается, мы что, делаем из остальных сибиряков идиотов, не способных задаваться всяческими вопросами о своём статусе в структуре советского общества? Хотим того или нет, но мы создаём политические противоречия между регионами, по сути создаём нестабильную обстановку в огромном регионе Евразии, в пограничных с Китаем районах, духовно не обживаемых и как бы лишь временно нужных государству. варягами", если в Сибири и на Дальнем Востоке идёт устойчивый отбор самых талантливых молодых людей из проявивших себя в искусстве, им обеспечивается переселение в Европейскую Россию, то спрашивается, мы что, делаем из остальных сибиряков идиотов, не способных задаваться всяческими вопросами о своём статусе в структуре советского общества? Хотим того или нет, но мы создаём политические противоречия между регионами, по сути создаём нестабильную обстановку в огромном регионе Евразии, в пограничных с Китаем районах, духовно не обживаемых и как бы лишь временно нужных государству.

Такое отношение к Зауралью привело к тому, что у нас сложилось крайне несбалансированное культурно–политическое положение Москвы. Она оказывается в европейском общественном сознании неким форпостом Европы, самой восточной её столицей, пограничной с таинственной и варварской Сибирью. Тогда как в свете происходящих политических процессов нам обязательно необходимо обеспечить её центральное положение в стране, уравновесить культурно–политические столицы союзных республик мощнейшим центром активной культурной политики за Уралом.

Отнимая у Сибири и Дальнего Востока право на собственные политические столицы, мы обязаны дать живущим там право на создание столиц духовных, культурных, способных оказывать огромное влияние на всю страну. Тем самым снималась бы известная неудовлетворённость, которая постепенно просыпается в общественном сознании сибиряков, связанная с тем, что они не могут не воспринимать своё положение в структуре советского общества, как унизительное, полуколониальное.

Пример разрешения подобной проблемы в мировой практике уже есть, и он доказал высокую эффективность в деле формирования обогащаемой разными регионами страны единой национальной культуры. И пример этот предложили США.

2.

Трудно оспорить тот факт, что Голливуд стал в настоящее время столицей мирового кинематографа, его Меккой. Но ведь национальный кинематографический центр Соединённых Штатов появился не в штатах Новой Англии, не на Восточном побережье, где сложились интеллектуальные и духовные центры, не в политической столице этой страны. Наоборот, он создавался в малообжитых регионах Западного побережья, с тяжелейшим климатом, осваиваемых с большим напряжением национальных ресурсов. Голливуд обживался вместе с освоением Дикого Запада и отразил изнутри дух этого освоения, вдохнув в американскую национальную культуру совершенно новое видение мира. Он чрезмерно обогатил духовный потенциал США демократизмом и дерзостью, моральной стойкостью, жаждой борьбы и победы, жаждой вживаться и осваивать любой, самый сложный мир, в том числе и мир враждебный. Вовсе не случайно то, что именно в Голливуде так убедительно снимаются фильмы об освоении людьми полных опасностей инопланетных миров. Хотим мы это признать или нет, но Голливуду обязаны верой в творческую, созидательную силу духа человека не только американцы, но множество других жителей земли.

Могло бы такое иметь место, если бы о Диком Западе США снимали фильмы снобы и эстеты культурных столиц Восточного побережья? Очевидно, что нет!

Голливуд, помимо прочего, сыграл свою важную роль в политическом развитии Соединённых Штатов, превратив Нью–Йорк и Вашингтон в некие срединные города европейской цивилизации. Ибо в сознании множества людей он предстаёт крайне западной, приграничной культурной столицей этой цивилизации, уравновешивая культурное влияние центров Европы, превращая их как бы в окружение американских экономической и политической столиц Восточного побережья.

У нас положение дел совсем иное. Интеллигенция и чиновничество Москвы и Ленинграда, столичных городов других европейских республик навязывают стране своё видение культурных и духовных ценностей, свои интересы, отравляя нашу духовную атмосферу полуфеодальной сонливостью, проблемами карьеризма, болезненными самокопаниями и испугом перед технологическими свершениями современной цивилизации. Наша культура не только не помогает стране в острейших проблемах цивилизационного освоения Сибири, в мобилизации общества на прорыв к новому уровню технологического развития страны, который необходим, в том числе, ускоренному подъёму экономики Сибири, но и прямо мешает этому освоению. Она искусственно вымучивает из себя восторженный энтузиазм, сляпанный по заказу правительства, который развращает общественную мораль цинизмомнас положение дел совсем иное. Интеллигенция и чиновничество Москвы и Ленинграда, столичных городов других европейских республик навязывают стране своё видение культурных и духовных ценностей, свои интересы, отравляя нашу духовную атмосферу полуфеодальной сонливостью, проблемами карьеризма, болезненными самокопаниями и испугом перед технологическими свершениями современной цивилизации. Наша культура не только не помогает стране в острейших проблемах цивилизационного освоения Сибири, в мобилизации общества на прорыв к новому уровню технологического развития страны, который необходим, в том числе, ускоренному подъёму экономики Сибири, но и прямо мешает этому освоению. Она искусственно вымучивает из себя восторженный энтузиазм, сляпанный по заказу правительства, который развращает общественную мораль цинизмом "варяжских" набегов по ту сторону Урала. варяжских"набегов по ту сторону Урала.

Нельзя не учитывать и исторические традиции духовной и политической культуры европейской части России, насквозь пропитанной пережитками феодализма с его замкнутой паразитарностью привилегированных кланов и добровольным рабством низов. Тогда как Сибирь никогда не знала феодализма, крепостничества, в самой почве отрицает этот исторический период, не приемлет его. Северные американцы романтикой Дикого Запада, развиваемой изнутри этого региона, помогали своей стране вырываться из болота пережитков европейского феодализма, который переносился из Старого Света с потоками иммигрантов. У нас же романтика освоения направляется из Москвы, она носит заказной характер, а потому явно зависит от политической конъюнктуры, эксплуатирующей сибирский фактор в целях усиления исключительно столичной власти, — власти чиновничьего центра государства.

Сложно сказать, сколько ещё сибиряки будут терпеть подобное отношение к своему мировосприятию, — но можно не сомневаться, что не слишком долго. Москва в своих политических целях всё больше зависит от экономического потенциала, от сырья Сибири, а рост образованности молодёжи предопределяет рост регионального политического самосознания. Вместо того чтобы доводить этот процесс до роста массовой неприязни Сибири и Дальнего Востока к европейской части страны, но главное — к Москве, следовало бы дать толчок становлению за Уралом мощного культурного центра, не стесняясь брать пример с Голливуда в США.

июнь 1986г.


В нашей электронной онлайн библиотеке вы можете бесплатно и без регистрации прочитать «К СИБИРИ НА ВЫ» автора ГОРОДНИКОВ Сергей на телефоне, андроиде, айфоне, айпаде. Сейчас вы находитесь в разделе „Время не терпит“ на странице 1. Приятного чтения.