Вы здесь

В мире насекомых с фотоаппаратом

В мире насекомых с фотоаппаратом


Эмпуза


Эмпуза — очень, очень своеобразна. Брюшко торчит кверху, в отростках и похоже на колючку или семячко. К брюшку причленены какие-то несуразные палочки-ноги. Голову эмпузы венчают совсем коротенькие, чуть закрученные усики, а между ними — странный отросток. Вообще он какой-то странный, этот богомол, и не зря получил такое название.[1]

На голове богомола эмпузы большой отросток, отражающий свет сверкающей капелькой росы.

Когда эмпуза бежит на своих ходульных ногах, высоко подняв голову на длинной переднеспинке, она напоминает миниатюрного жирафа.

Отросток на голове с передней стороны вогнут, с гладкой, будто зеркальной поверхностью. Для чего он нужен, долго было не известно. Да этим никто особенно не интересовался. Мало ли загадочного среди таких разнообразных существ, как насекомые. Но как-то, фотографируя эмпузу, я разгадал этот секрет.

Забравшись на растение, богомол поворачивается навстречу солнцу. И тогда неожиданно открывается изумительное свойство отростка: солнечные лучи отражаются от лакированной поверхности, и на голове богомола вспыхивает искрящаяся капелька росы. Она видна на далеком расстоянии, до десяти — пятнадцати метров.

Зачем же богомолу понадобилось это украшение?

Летом в сухой и жаркой пустыне насекомые страдают от жажды, а капелька росы — настоящее сокровище! К ней и летят и попадают в цепкие ноги коварного хищника. Замечательно то, что зеркальце богомола отражает электрический свет и свет керосиновой лампы, также ярко-белой и радужной искоркой.

Структура зеркальца и ее отражательной поверхности должна представлять большой интерес для физиков-оптиков. Вот бы разгадать ее полностью!

Быть может, дальнейшее изучение эмпузы интересно и с практической точки зрения.

Так выглядит богомол эмпуза «в полный рост».


Крошечные хищники


За окном на ветвях карагача снег, все бело, и только черной лентой вьется асфальтовое шоссе. Здесь, дома, тепло. Сейчас весь мир насекомых, большой и многоликий, спит, скованный холодом, и дожидается пробуждения природы. На душе покой, незачем спешить в поле. Хорошо сидеть за письменным столом и писать о том, что было летом. Строчка за строчкой ложатся на бумагу, мысль плавно течет, будто ничего более вокруг не существует. И вдруг я вижу необыкновенное... Нет, это какая-то галлюцинация! На кончике моей авторучки угнездился крошечный, не более трех миллиметров богомольчик, крутит во все стороны своей большой головкой, сложив в молитвенной позе цепкие передние ноги хищника, рассматривая по богомольному обычаю, нет ли где поживы. Как же он очутился здесь в квартире, в разгар зимы?

Целый час брожу по комнатам, ищу разгадку неожиданного появления богомольчика. Такая крошечная малютка могла выйти только из кокона. Но где же он? Никто его ках будто не заносил в дом. Ах, вот где: на раме окна. Видно, когда оно было открыто летом, кокон сюда и пристроила богомолиха. Большой, размером с земляной орех, он весь покрыт крошечными богомолятами. Один из них уже приготовился к своему путешествию по квартире, другой только что выбрался наружу, устал, обсыхает, третий, еще прозрачный, мягкий, с усилием протаскивает свое тельце из узкой щелки кокона.

Крошечные богомольчики выбираются из пакета яиц, изготовленного матерью.

Кокон богомола очень сложно устроен. Яйцевые камеры в нем лежат рядышком, строгими рядами, тесно друг к другу, окутанные снаружи мелкопористым и прочным материалом, получившимся из застывшей пены. В таком домике не страшны резкие перепады температуры, что самое коварное для насекомых. Сейчас, зимой, в степях и пустынях лежат богомольи коконы в укромных местах и дожидаются тепла, а наш, попавший в обстановку длинного тропического лета, вон сколько сразу выпустил своих квартирантов!

Долго, почти целую неделю, из кокона выбирались крошечные хищники и, едва окрепнув, тотчас же отправлялись странствовать. Иначе нельзя. Если сразу всем выбраться из заточения, в тесной кучке проявятся хищнические инстинкты и разыграется война друг против друга. Каждый же крошка, приступивший к самостоятельной жизни, занят только одним: или убегать от сильного или нападать на слабого.


Зеркальца на ногах


Нежно-зеленый богомол ирис давно привлекал мое внимание. Уж очень забавная у него поза коварного хищника, поджидающего добычу. Подвесившись кверху брюшной стороной, он всегда как-то странно расставляет в стороны свои передние, вооруженные острыми шипами, ноги. Наверное, в этом скрыт какой-то особенный прием, уловка опытного охотника.

У богомола ириса есть сверкающие зеркальца на ножках.

Все богомолы слывут маскировщиками и в совершенстве подделываются формой и окраской тела под веточки и листики, а некоторые даже походят на цветы. Этот же висит книзу спиной, в неподвижности.

Разгадать секрет богомола ириса не было удобного случая. Так трудно заметить искусного «конспиратора».

Но однажды на нижней стороне бедер передних ног застывшего богомола я увидел светлые лакированные зеркальца. Они блестели, как росинки на солнце. Конечно, не ради того, чтобы зеркальца сверкали, богомол занимает такую позу, обратившись в сторону солнца. Как и у богомола эмпузы, в пустыне в жару такая росинка — богатая находка для страдающих от жажды насекомых. Только у богомола ириса сверкающая капелька находится на нижней стороне бедер, а у эмпузы — на отростке головы.

Страницы


В нашей электронной онлайн библиотеке вы можете бесплатно и без регистрации прочитать «В мире насекомых с фотоаппаратом» автора Мариковский Павел на телефоне, андроиде, айфоне, айпаде. Сейчас вы находитесь в разделе „БОЛЬШИЕ ПОРТРЕТЫ МАЛЕНЬКИХ ЖИВОТНЫХ“ на странице 1. Приятного чтения.