Вы здесь

Банки и Деньги

Банки и Деньги

"Голосуй, или дебетуешь!" — Банкиры за переизбрание Б.Н.Ельцина


15 февраля 1996 г. Президент Б.Н.Ельцин прибыл в родной Екатеринбург, где на состоявшемся митинге, охрипшим от простуды голосом, публично объявил о своей готовности вновь бороться за пост Президента. Рассказывают, что у людей из его команды, стоявших за сценой, перехватило дыхание, и кто-то из них даже расплакался. Политический рейтинг Ельцина в тот момент можно было считать несущественным — его практически не было. Предвыборный штаб Ельцина возглавил вице-премьер О.Н.Сосковец. Сюда же вошли начальник президентской службы охраны А.В.Коржаков и тогдашний шеф ФСБ. М.И.Барсуков. Позднее этот штаб журналисты кремлевского пула назовут "первым" и будут посмеиваться над вполне советским подходом его деятелей к демократической процедуре выборов.

Напряженная борьба за президентский пост происходила в условиях дальнейшего падения промышленного производства, обострения бюджетного кризиса, сокращения бюджетных расходов и интенсивного наращивания государственного внутреннего долга. На одной из первых после завершения выборов пресс-конференции тогдашний Министр экономики Е.Г.Ясин признался: "Если говорить откровенно, то мы не ожидали такого влияния избирательной кампании на экономику".

Участие банков — коммерческих и государственных — в президентской гонке 1996 г. выразилось не только в солидных пожертвованиях в фонды избирательных компаний кандидатов на пост президента, но и поддержании в стране условий хотя бы относительной социально-экономической стабильности. И последнее имело для будущего России даже гораздо большее значение, чем огромное количество неучтенных наличных

рублей и долларов, измеряемое объемами коробок из-под ксерокса, которое было затрачено банкирами на поддержку победившего на выборах кандидата от демократических сил Б.Н.Ельцина.

Следует сразу отметить, что приобретение российскими банками в 1996 г. самого крупного за все годы реформ пакета государственных облигаций (ГКО и ОФЗ) представляло немалый риск. Он выражался в том, что в случае победы на президентских выборах кандидата от коммунистических и национально-патриотических сил Г.А.Зюганова, по этим бумагам мог быть объявлен дефолт. Но самая главная интрига заключалась даже не в возможной потере банками своих активов, а в том, что им, во всяком случае — коммерческим, пришел бы конец, причем, безо всякой национализации. В случае прихода к власти коммунистов у коммерческих банков просто бы заблокировали корреспондентские счета в Центральном банке, а затем в безакцептном порядке и, неважно в чью пользу, списали их остатки. В один прекрасный день РКЦ Центрального банка перестали бы принимать их платежи и выдавать наличность, а "обманутым вкладчикам" было бы дозволено занять их помещения и обшарить задолго до этого опустевшие хранилища, депозитные ячейки и сейфы. Возможность такого развития событий никто из банкиров не исключал, поэтому в их среде сразу же после появления на телеэкранах ролика, заказанного избирательным штабом Ельцина, со словами: "Голосуй, или проиграешь!" — родился встречный лозунг: "Голосуй, или дебетуешь!"

Первоначально, в самом общем виде, действия Правительства и Центрального банка были нацелены на сохранение президентского поста за Б.Н. Ельциным, как основы продолжения политики реформ и сохранения рычагов власти в руках капитализирующихся государственных монополий ("Газпром", "Росвооружение", РАО ЕЭС России, АО РЖД, Сберегательный банк России и т. д.). Показательными стали кадровые решения Б.Н.Ельцина в январе-феврале 1996 года, прежде всего отставка первого вице-премьера правительства А.Б.Чубайса, который символизировал интересы более или менее независимого от государственной власти крупного финансового и торгово-промышленного капитала. Президент Б.Н. Ельцин, выступая 16 января 1996 г на пресс-конференции, в числе крупных ошибок, допущенных Чубайсом, назвал проведение залоговых конкурсов. По словам Ельцина, за бесценок, были распроданы крупнейшие российские предприятия. "Этого прощать нельзя!" — строгим голосом сказал глава государства, который эту распродажу сам и санкционировал.

После отставки Чубайса в российских деловых кругах ожидали смягчение денежно-кредитной политики и снижение учетной ставки Центрального банка до уровня, который бы позволял производственным предприятиям получать кредиты, а коммерческим банкам формировать свои активы за счет кредитного портфеля. Но этого не произошло, потому что советники Ельцина убедили его в том, что инфляция — не самый лучший союзник действующей власти в начавшейся президентской гонке. Короче говоря, Правительство и Центральный банк отказались от использования кредитной эмиссии Центрального банка (первичной — в виде кредитов правительству, и вторичной — в виде кредитов коммерческим банкам) для финансирования бюджетного дефицита и увеличения денежной массы. Бюджетные дыры предполагалось залатать за счет государственного внутреннего долга (выпуска ГКО и ОФЗ) и внешних заимствований. Вопрос о том, как отреагируют на сжатие денежной массы и начавшуюся избирательную компанию производственные предприятия, Правительство и Центральный банк в расчет не приняли. И уже в I квартал 1996 г. денежные власти столкнулись с острейшим бюджетным кризисом.

По сравнению со среднегодовыми показателями 1993–1995 гг., доходы федерального бюджета и, в особенности — налоги, уплачиваемые в денежной форме, резко упали. Их удельные вес в ВВП снизился, соответственно, с 11,4 % до 7,7 % и с 11,1 % до 5,0 %. Резко ухудшила ситуацию дешевеющая нефть: с декабря 1996-го по февраль 1998 года мировая цена на нефть российской экспортной марки Urals упала вдвое: с $20 до $11 за баррель. К весне 1998-го стало очевидно, что платежный баланс дефицитен, золотовалютные резервы тают, экономический курс нуждается в корректировке. Правительство и Центральный банк попытались увеличить заимствования на рынке государственных облигаций и у зарубежных кредиторов, но рынок отреагировал на их предложения достаточно вяло. Министерство финансов организовало выпуск казначейских налоговых освобождений (КНО), векселей, других денежных суррогатов, повысило таможенные пошлины, одновременно распространив их на более широкий круг товаров, в том числе на лекарства. Государственные налоговые органы приступили к разработке и введению новых видов налогов, включая и такие экзотические, как налог на пересечение границы физическими лицами и на импорт наличной валюты.

В 1996 году широкое распространение получили программы вексельного кредитования получателей бюджетных средств под государственные гарантии. Банки после заключения с Министерством финансов соответствующих соглашений предоставляли предприятиям кредиты простыми векселями на сумму невыполненных государством обязательств со сроком платежа "по предъявлению, но не ранее" даты, отстоящей от даты заключения договора. Соглашения заключались на срок до 6 месяцев. Это означало, что даже если выданный банком вексельный кредит под госгарантию будет погашен Министерством финансов уже на следующий день, то вексель банка продолжал иметь силу на весь срок его действия.

По некоторым оценкам, доходы, получаемые банками от кредитования под гарантии Правительства, порою, даже превышали доходы от государственных ценных бумаг. Всего, по данным коллегии Счетной палаты РФ, в 1996 году банки выпустили таких векселей на сумму более 37 трлн. неденоминированных рублей. Некоторые из них не устояли перед искушением массированного вексельного кредитования вне рамок государственной программы, чем нанесли государству немалый ущерб. На рынке обращалось и немало фальшивых векселей, векселедателем или авалистом которых якобы являлось Министерство финансов или региональные власти. Лишь в сентябре 1996 года, осознав опасный для народного хозяйства характер развития вексельного рынка, Центральный банк ввел для коммерческих организаций обязательный норматив риска вексельных обязательств (Н13), который ограничил операции коммерческих банков с векселями 200 % от размера собственных средств.

Предприятия и организации, получающие в обмен за свою продукцию и услуги денежные суррогаты и вынужденные использовать их в своих расчетах, естественно, старались избавиться от них в первую очередь. Все требовали "живых денег", но откуда им было взяться? Учетная ставка Центрального банка по-прежнему имела заградительный характер. По состоянию на 19 февраля 1996 г. она составляла 120 %, поэтому кредитами, хотя бы на пополнение оборотных средств и ликвидацию кассовых разрывов, могли воспользоваться только предприятия, занимающиеся торгово-закупочной деятельностью. Общая доля кредитных операций в банковских активах коммерческих банков в начале 1996 г. составила всего 38,4 % и снизилась, даже по сравнению с 1995 годом, на 5,6 %.

На фискальное поведение производственных предприятий очень сильно влияло то, что идеологи КПРФ достаточно откровенно демонстрировали свое сочувствие к тем, кто не платит налоги "правительству национального предательства". В среде "красных директоров" и "красных губернаторов" реальность избрания Г.А.Зюганова на пост президента не подвергалась никакому сомнению. На сторону лидера коммунистов склонялась вся элита российского ВПК, аграрии и даже некоторые финансовые круги Запада, которые увидели в нем второго Александра Квасьневского. Проводившиеся ВЦИОМ опросы общественного мнения показывали, что, если бы президентские выборы состоялись 1 марта 1996 года, то за Б.Н.Ельцина проголосовали бы только 6 % избирателей.

Всем предпринимателям, имеющим непосредственное отношение к производству, было понятно, что в случае победы кандидата в президенты от КПРФ недоимки, скорее всего, простят. Рост недоимок дополнительно стимулировался плохо продуманным механизмом предоставления отсрочек по налогам, установленным Указом Президента от 19 января 1996 года. Правом на рассрочку выплаты недоимок воспользовалось около 30 тыс. налогоплательщиков. При этом важнейшим обстоятельством явилось то, что на решение вопроса о предоставлении разрешения на отсрочку по недоимкам, накопившимся до 1.01.96 г., вновь созданная в первом квартале 1996 года задолженность не влияла. Оппоненты Ельцина, с нескрываемым злорадством заявляли о том, что обострение бюджетного кризиса — самая наглядная демонстрация неспособности его команды (чаще, правда, употреблялось слово "банда") вывести страну из затяжного экономического спада.

15 марта 1996 г. Государственная Дума проголосовала против Беловежских соглашений 1991 года (250 против 98).. И на протяжении последующих двух дней в Кремле разыгралась скрытая от непосвященных драма необычайной важности. Ельцин не без обоснования полагал, что Дума подвергла сомнению его легитимность как Президента, поэтому он был полон решимости в соответствии со своими конституционными полномочиями: Думу распустить, КПРФ — запретить, выборы — отменить. По счастью от повторения государственно-конституционного кризиса, подобного тому, который произошел в сентябре-октябре 1993 г., Б.Н.Ельцина удалось отговорить.

Реально взвесив свои шансы на победу, Ельцин вынужден был расширить финансово-экономическую опору политического режима за счет частнокапиталистического сектора экономики и прежде всего — банковского капитала. Сделать шаг навстречу друг другу банкирам и Ельцину было непросто. За время, прошедшее с начала "первой чеченской войны", накопилось немало взаимных обид и претензий. С одной стороны, достаточно вспомнить вооруженное нападение сотрудников Службы безопасности Президента на охрану "Мост-банка" в декабре 1994 г., а с другой — резкую критику Ельцина в 1994–1995 гг. подконтрольными крупному финансовому капиталу СМИ (в том числе — канала НТВ) за отклонение от курса демократических и экономических реформ. И все-таки эта встреча состоялась: 29 марта 1996 года Б.Н.Ельцин за закрытыми дверями провел рабочее совещание Администрации Президента РФ с участием представителей крупного бизнеса.

О том, кто из банкиров присутствовал на этой встрече, общественности стало известно только в ноябре 1996 г. из интервью Б.А.Березовского газете "Financial Times". Березовский назвал семь фамилий, заявив, что именно эти люди финансировали всю избирательную компанию Ельцина. По его словам, это были: президент "Столичного банка сбережений" (СБС) г-н Смоленский, совладелец банка "ОНЭКСИМ" г-н Потанин, совладелец банка "Менатеп" г-н Ходорковский, совладельцы "Альфа-банка" г-н Авен и г-н Фридман, президент "Мост-банка" г-н Гусинский и, разумеется, он сам, любимый. По другим сведениям, на данном совещании присутствовали более 20 человек, в том числе — президент "Инкомбанка" г-н Виноградов. О нем Березовский ничего не сказал, а сам Виноградов после того, что потом об этом совещании стали писать в прессе, вероятно, решил "не высовываться". Так и возникла легенда "о семи банкирах", которая в интерпретации журналистов А.Фадина и Н.Троицкого получила, по аналогии с событиями смутного времени правления царя Бориса Годунова в начале XVII века, соответствующее название — "семибанкирщина".

На том историческом совещании представители крупного бизнеса сошлись на том, что именно Чубайс — жесткий и решительный архитектор массовой приватизации — должен управлять кампанией по переизбранию Ельцина в 1996 году. И Ельцин, наверное, скрипя зубами, вынужден был с этим предложением согласиться. А.Б.Чубайс восстановил свое членство в партии "Демократический выбор России" и возглавил несколько фондов, через которые денежные пожертвования крупного бизнеса (в виде беспроцентных ссуд и наличности) полились на финансирование избирательной компании Ельцина. Непосредственно в избирательном штабе Ельцина Чубайс занял скромный пост руководителя Аналитической группы, которую журналисты кремлевского пула сразу же назвали "вторым штабом".

Помогали банкиры и другим кандидатам на пост Президента России, например, Г.А.Явлинскому, В.В.Жириновскому, А.И.Лебедю, а некоторые даже Г.А.Зюганову. Только никто из них эту помощь не афишировал. Вот, что, например, вспоминает об этом, по мере своего разумения, пресс-секретарь генерала Лебедя полковник Юшков:

Страницы


Разделы

  • Симонов Николай СергеевичБанки и Деньги

  • ВВЕДЕНИЕ

  • ГЛАВА 1Реформа советской банковской системы в 1988–1990 гг

  • ГЛАВА 2Создание коммерческих банков, "заговор банкиров", формирование каркаса банковской системы России

  • ГЛАВА 3Агония союзного центра и крах советской денежно-кредитной системы

  • ГЛАВА 4Банковская система России в трех измерениях экономической реформы: либерализация, приватизация, финансовая стабилизация

  • ГЛАВА 5От "черного вторника" до "черного четверга": первые банковские кризисы и скандальные банкротства, создание финансово-промышленных групп (ФПГ)

  • ГЛАВА 6"Голосуй, или дебетуешь!" — Банкиры за переизбрание Б.Н.Ельцина
  • ГЛАВА 7Под обломками "финансовой пирамиды" ГКО или как банкротились крупнейшие коммерческие банки

  • ГЛАВА 8"Новое земля и новое небо": российская банковская система в условиях восстановительного этапа экономического роста (1999–2003 гг.)

  • ГЛАВА 9"Финансовая смута" 2004 года: крах "Содбизнесбанка", кризис доверия на рынке МКБ, паника вкладчиков, антикризисные меры Центробанка. Классификация структурных элементов банковской системы России

  • ГЛАВА 10В ожидании ВТО: переход на МСФО, проблемы конкурентоспособности и программа "банкизации всей страны"

  • ГЛАВА 11Добро пожаловать в государственный капитализм! — Переход на новую модель экономического развития, экспансия госбанков, создание государственных корпораций

  • ГЛАВА 12"Островок стабильности в океане бушующего мирового финансового кризиса": накопление потенциала рыночных рисков, "дело Френкеля" и вопросы банковского надзора, кризис ликвидности осенью 2007 года

  • ГЛАВА 13Хроника пикирующей экономики

  • ЗАКЛЮЧЕНИЕ

  • ПРИМЕЧАНИЯ

  • В нашей электронной онлайн библиотеке вы можете бесплатно и без регистрации прочитать «Банки и Деньги» автора Симонов Николай на телефоне, андроиде, айфоне, айпаде. Сейчас вы находитесь в разделе „ГЛАВА 6"Голосуй, или дебетуешь!" — Банкиры за переизбрание Б.Н.Ельцина“ на странице 1. Приятного чтения.