Вы здесь

Банки и Деньги

Банки и Деньги

"Островок стабильности в океане бушующего мирового финансового кризиса": накопление потенциала рыночных рисков, "дело Френкеля" и вопросы банковского надзора, кризис ликвидности осенью 2007 года


По оценкам западных экспертов, повышение цены сырой нефти сорта Urals на $1 за баррель ежегодно увеличивало доходы российского бюджета на 0,35 % ВВП и доходы консолидированного бюджета — на 0,45 %. Попытки Центрального банка стерилизовать избыточный приток валюты для предотвращения номинального укрепления рубля оборачивались ростом предложения денег и увеличением темпов инфляции, в результате чего (при условии сдерживания Центробанком номинального курса) национальная валюта все равно дорожала в реальном выражении.

С января 1999-го по август 2005 года реальный курс рубля укрепился почти на 70 %. А с августа 2005 года по август 2007 года реальный курс рубля укрепился еще на 10 %. Для противодействия этому объективному процессу Центральный банк был вынужден покупать поступающую в страну валюту, увеличивая тем самым предложение денег. В результате на 1 января 2006 года объем золотовалютных резервов достиг $182,24 млрд., а на 1 января 2007 г. — $304 млрд. Казалось бы, все благополучно: ВВП прирастает на 7 %, инфляция не превышает 10 %, активы банковского сектора увеличиваются на 40 %. Оптимизм участникам рынка, компаниям и гражданам внушали многочисленные заявления чиновников из Минфина и Минэкономразвития, убеждавшие всех в том, что никаких предпосылок для проблем в банковском секторе нет.

Проблема на самом деле существовала, причем уже давно: Минфин увеличивал бюджетный профицит, Центробанк — золотовалютные резервы, а банковская система испытывала острый дефицит кредитных ресурсов. Производственный сектор требовал длинные и дешевые заемные средства на срок до 3-х лет на модернизацию основных фондов, в то время как банки едва справлялись с выполнением задач краткосрочного кредитования экономики и населения. В числе фундаментальных причин дефицита "длинных ресурсов" банковской системы — нехватка сбережений, низкая норма сбережений, высокий уровень бедности в большинстве регионов, низкая степень доверия к банкам; инфляция, обесценивающая вклады; отсутствие длинных страховых денег (страхование жизни, негосударственные пенсионные фонды).

Вывод средств федерального и региональных бюджетов из банковской системы в систему федерального казначейства, который казался неизбежным в 1999 году после краха большинства "уполномоченных" банков, никак не оправдывался переизбытком неиспользованных остатков денежных средств на лицевых счетах министерств и ведомств. В 2005-07 гг. общий объем этих средств составлял около 500 млрд. руб. Разрыв между финансированием и кассовым исполнением бюджета за это время только дважды опускался ниже уровня 100 млрд. руб. Происходило это в декабре, когда бюджетополучатели наиболее активно тратили федеральные средства.

В рамках стандартных процедур рефинансирования банки, да и то ограниченное их число, могли привлечь кредитные ресурсы Центрального банка на срок не более чем на 3 месяца. При этом основной объем централизованных кредитов выдавался на срок до 7 дней. Само собой разумеется, что данные ресурсы могли способствовать разрешению разве что краткосрочных проблем с текущей ликвидностью, которые, зачастую, носят технический характер (например, нехватка ресурсов в период налоговых платежей). Нет смысла говорить и о том, что по своим срокам эти кредитные ресурсы не могли содействовать трансформации относительно краткосрочных и мобильных пассивов банковской системы в среднесрочные активы.

Основными инструментами краткосрочного рефинансирования банковской системы, применяемыми Центробанком, являлись ломбардное кредитование, однодневные кредиты овернайт и аукционы прямого РЕПО (термин "репо" происходит от английского "repurchase agreement"). С 14 октября 2003 года началось регулярное проведение ломбардных кредитных аукционов на срок 2 недели и аукционов прямого РЕПО на срок одна неделя и срок 3 месяца. Прямое РЕПО это — биржевая сделка по продаже государственных ценных бумаг с обязательством их обратного выкупа через определенный срок по новому, более высокому курсу. В этих операциях покупателем государственных ценных бумаг по первой части сделки и продавцом по второй части сделки выступает Центральный банк. К участию в аукционах допускались кредитные организации, заключившие соответствующие соглашения с Центробанком.

Практика ломбардного кредитования в России начала осуществляться с апреля 1996 г. По данным Центробанка, на конец апреля 1997 г. около 900 банков обладали активами, вложенными в государственные и иные ценные бумаги, которые могли быть использованы в качестве залога. После кризиса 1998 года ситуация изменилась. Доля государственных ценных бумаг в активах коммерческих банков резко сократилась. Более 85 % госбумаг, находящихся я в распоряжении банковского сектора, в настоящее время приходится на долю Сбербанка и ВТБ.

Основная задача краткосрочного рефинансирования банков посредством прямого РЕПО — скорее поддержка рынка государственных ценных бумаг, чем поддержка ликвидности банковской системы. Финансовые ресурсы под низкий процент достаются преимущественно Сбербанку, а тот, в свою очередь, распределяет их в банковской системе. В механизме распределения централизованных кредитов рынок межбанковского кредитования (МБК) фактически превратился в нижний ярус системы рефинансирования.

Выполнение Сбербанком функции квазицентрального банка имеет для банковской системы существенные недостатки. Во-первых, такой механизм рефинансирования наделяет госбанки неоправданными конкурентными преимуществами. Во-вторых, он позволяет искусственно поддерживать их рентабельность. Наконец, в-третьих, такая система увеличивает издержки рефинансирования для остальных банков.

К 2007 году российский рынок межбанковского кредитования (МБК) приобрел четко выраженную сегментацию: банки первого круга (Сбербанк, госбанки, "дочки" иностранных банков и крупнейшие частные банки), банки второго круга (средние банки московского региона и крупнейшие региональные банки) и банки третьего круга (мелкие и средние региональные банки). Взаимный перелив ресурсов между этими уровнями даже в благополучные периоды был ограничен, в силу относительно небольших кредитных лимитов, выделенных банками первого и второго круга на своих более мелких корреспондентов. В периоды недостатка ликвидности срабатывал "эффект заслонки", полностью разделяющий сегменты МБК. Самый яркий пример — кризис на рынке МБК в июне-июле 2004 года. В этих условиях сколь бы эффективными ни были мероприятия регулирующего органа — Центрального банка, поступающие в банковскую систему ликвидные ресурсы не доходили до потенциально нуждающихся в них заемщиках, оседая в "закромах" банков первого круга. Последние, имея избыток ликвидности, минимизировали собственные возможные риски и страховались от потенциальных рисков более мелких банков-корреспондентов.

Указанные недостатки механизма рефинансирования усугубляли существенные различия в структуре балансов кредитных организаций. Если в активах банков первого круга значительную долю занимают высоколиквидные ресурсы (государственные и первоклассные корпоративные ценные бумаги), то в структуре активов остальных банков высокую долю занимают кредиты, ценные бумаги предприятий-эмитентов второго эшелона и векселя. Риски реализации портфеля ценных бумаг с существенным дисконтом у банков первого круга гораздо ниже, чем у остальных банков.

В 2005-06 гг. у банков не было особых трудностей с размещением средств. В условиях инвестиционного и потребительского бума быстро росли и корпоративный сегмент кредитования и розница. Банки могли бы внести более весомый вклад в удвоение ВВП, если бы Центробанк расширил инструменты рефинансирования, например, под залог кредитных требований банков к предприятиям-заемщикам, раздвинул сроки кредитования и снизил учетную ставку. Стабильный и умеренный рост денежной массы, при соответствующем росте объема производства, мог бы обеспечить постоянство уровня цен. В этом случае рыночные отношения между регулятором и банками 2-го уровня банковской системы воздействовали бы на нефинансовый сектор экономики самым выгодным и эффективным образом. Вместо этого Центробанк выпихнул банки 2-го уровня на рынок внешних заимствований, на котором банки-нерезиденты смогли предложить своим российским коллегам более длинные и более дешевые кредиты, чем родной Центробанк.

Если в 2004 году российскими банками было привлечено от банков-нерезидентов $7,1 млрд., то в 2006 году — уже $51,2 млрд., а за 9 месяцев 2007 года — $57 млрд. В результате к сентябрю 2007 года российские банкиры "настреляли" $131 млрд., из которых $30 млрд. требовалось возвратить до конца 2007 года, а еще $20 млрд. — до середины 2008 года. Следует заметить, что средства привлекались под 4–5% в годовом исчислении, конвертировались в рубли по текущему рыночному курсу (читай — покупались Центробанком), а затем под 12–15 % предоставлялись в виде рублевых кредитов корпоративным клиентам и под 20–40 %, а то и выше, населению.

В настоящее время валютные резервы, формируемые Центральным банком, делятся на две группы: резервы, обслуживающие интересы государства, и резервы, которые условно называют "внешнекредитными", так как они, по сути, являются нашим кредитом зарубежным экономикам. По оценкам экспертов, не менее $100 млрд. золотовалютных резервов в 2007 году являлись "внешнекредитными", размещавшимися в иностранных банках под 2–3% в годовом исчислении. Парадокс заключался в том, что, размещая средства в американских и европейских банках, банковская система Россия одновременно в них же и кредитовалась. Но по более высоким ставкам. На языке зарубежных финансистов такой переток кредитных ресурсов из одной страны в другую называется "финансовой интермедиациией". Последствия ее пока сводятся к тому, что потенциальные инвестиции в российскую экономику вынуждены проходить еще один круг, прежде чем достигнут конечных потребителей, а кредитная маржа оседает вне России, в странах — провайдерах кредитных ресурсов.

Две трети зарубежных заимствований банковского сектора пришлось на долю 20 крупнейших банков страны. "Длинные" деньги под невысокий процент — это не единственное преимущество финансирования на Западе. Большое значение имеет и рекламный эффект: получение выгодного для банка кредита от зарубежных партнеров для каждого российского банка — своеобразный знак качества. Улучшается репутация, создается благоприятный имидж, а в результате выполнения мероприятий по повышению прозрачности, необходимой для выхода на международный рынок, увеличивается стоимость бизнеса. После получения публичной кредитной истории за рубежом владельцы российских банков могут рассчитывать на привлечение западных средств и вхождение в капитал банка иностранных инвесторов. Но оскудение этого источника (внешних заимствований) создавало риск снижения темпов роста капитала и банковских активов, включая кредитные портфели.

Другим важным источником дополнительных ресурсов для банков был рынок облигаций, позволявший за относительно короткий срок (в качестве альтернативы межбанковскому кредитованию) привлекать крупные суммы без обеспечения под приемлемую доходность. Ставки по облигациям российских кредитных организаций в целом устраивали как самих эмитентов, так и инвесторов: в среднем бумаги банков первого эшелона торговались на уровне 7–8% годовых к погашению через год, банков второго эшелона — 8-11 % годовых, по третьему эшелону — от 11–13 % годовых и выше.

Из-за сложной процедуры регистрации облигаций многие банки отдавали предпочтение векселям. По данным Центробанка, объем вексельного рынка банковского сектора за 2006 год составил 790,4 млрд руб., увеличившись на 41 % по сравнению с его ростом в 12 % в 2005 г. Напомним, что, как и облигации, векселя подлежат погашению в указанный в договоре с покупателем срок.

Практиковались сделки по привлечению кредитов под обеспечение собственных ценных бумаг и ценных бумаг других эмитентов на условии соглашения об обратном выкупе — биржевое репо. Запуск биржевого сегмента сделок репо в секции фондового рынка ММВБ состоялся в апреле 2002 года. По данным за первое полугодие 2005 года среднемесячный объем таких сделок составил около 27 млрд. руб. К 2008 году рынок биржевого репо вырос до размеров ежедневного оборота 100–150 млрд руб. только в рамках фондовой биржи ММВБ.

Страницы


Разделы

  • Симонов Николай СергеевичБанки и Деньги

  • ВВЕДЕНИЕ

  • ГЛАВА 1Реформа советской банковской системы в 1988–1990 гг

  • ГЛАВА 2Создание коммерческих банков, "заговор банкиров", формирование каркаса банковской системы России

  • ГЛАВА 3Агония союзного центра и крах советской денежно-кредитной системы

  • ГЛАВА 4Банковская система России в трех измерениях экономической реформы: либерализация, приватизация, финансовая стабилизация

  • ГЛАВА 5От "черного вторника" до "черного четверга": первые банковские кризисы и скандальные банкротства, создание финансово-промышленных групп (ФПГ)

  • ГЛАВА 6"Голосуй, или дебетуешь!" — Банкиры за переизбрание Б.Н.Ельцина

  • ГЛАВА 7Под обломками "финансовой пирамиды" ГКО или как банкротились крупнейшие коммерческие банки

  • ГЛАВА 8"Новое земля и новое небо": российская банковская система в условиях восстановительного этапа экономического роста (1999–2003 гг.)

  • ГЛАВА 9"Финансовая смута" 2004 года: крах "Содбизнесбанка", кризис доверия на рынке МКБ, паника вкладчиков, антикризисные меры Центробанка. Классификация структурных элементов банковской системы России

  • ГЛАВА 10В ожидании ВТО: переход на МСФО, проблемы конкурентоспособности и программа "банкизации всей страны"

  • ГЛАВА 11Добро пожаловать в государственный капитализм! — Переход на новую модель экономического развития, экспансия госбанков, создание государственных корпораций

  • ГЛАВА 12"Островок стабильности в океане бушующего мирового финансового кризиса": накопление потенциала рыночных рисков, "дело Френкеля" и вопросы банковского надзора, кризис ликвидности осенью 2007 года
  • ГЛАВА 13Хроника пикирующей экономики

  • ЗАКЛЮЧЕНИЕ

  • ПРИМЕЧАНИЯ

  • В нашей электронной онлайн библиотеке вы можете бесплатно и без регистрации прочитать «Банки и Деньги» автора Симонов Николай на телефоне, андроиде, айфоне, айпаде. Сейчас вы находитесь в разделе „ГЛАВА 12"Островок стабильности в океане бушующего мирового финансового кризиса": накопление потенциала рыночных рисков, "дело Френкеля" и вопросы банковского надзора, кризис ликвидности осенью 2007 года“ на странице 1. Приятного чтения.