Вы здесь

Банки и Деньги

Банки и Деньги

"Финансовая смута" 2004 года: крах "Содбизнесбанка", кризис доверия на рынке МКБ, паника вкладчиков, антикризисные меры Центробанка. Классификация структурных элементов банковской системы России


В мае-июле 2004 г. в России случился странный на первый взгляд банковский кризис, который в рейтинге событий 2004 года, составленных на основе опросов общественного мнения, вышел на второе место после трагических сентябрьских событий в Беслане (захват террористами 1300 заложников — учащихся средней школы — и их освобождение). Каких-то серьезных негативных последствий для экономики страны этот кризис не имел, за пределы Москвы не вышел, однако отличался беспокоящей неясностью. Загадка этого кризиса в том, что для его возникновения не было совершенно никаких макроэкономических предпосылок.

В I полугодии 2004 года совокупный объем кредитования экономики банковским сектором вырос на 593 млрд. руб. ($21,9 млрд. — при расчете были использованы взвешенные курсы: текущий и на дату предыдущего периода — Прим. Авт.) или на 22,1 % в долларовом выражении. Сектор розничного кредитования вырос более значительно — на 48,7 % в долларовом выражении, а в количественном выражении составил 139,6 млрд. руб. ($5 млрд.). В частности, во II квартале объем кредитования физических лиц составил 88,6 млрд. руб. ($2,8 млрд.), увеличившись на 32,2 % в долларовом выражении по сравнению с I кварталом. Количество действующих кредитных организаций по состоянию на 1 августа 2004 г. составляло 1322 (1329 в начале 2003 г.), при этом на долю Москвы и Московской области приходится 51,5 % всех действующих кредитных организаций (49,9 %). Суммарные активы банковского сектора Российской Федерации по состоянию на начало августа 2004 г. составили 6225,7 млрд. руб., увеличившись, таким образом, по отношению к предыдущему месяцу на 43,7 млрд. руб. (0,7 %).

Авторитетные эксперты постфактум выискивали причины бедствия в соответствии со своими профессиональными и идеологическими предпочтениями. Одни строили сложные схемы причинно-следственных связей: показатели фондового рынка + кризис ликвидности отдельных банков + тревожные ожидания участников МБК + инициированные кем-то слухи, вызвавшие панику частных вкладчиков. Другие привычно повторяли общие фразы о необходимости дальнейшего реформирования банковского сектора. Третьи упражнялись в конспирологии, подводя публику к мысли о том, что происходящие события — результат заговора "питерских чекистов", направленного на "передел собственности" и даже — "пересмотр итогов приватизации".

Оригинальную версию происхождения банковского кризиса изложил на страницах популярнейшей газеты "Московский Комсомолец" популярный журналист А.Минкин. Он связал его с попыткой властей отвлечь граждан страны от рассматриваемого в Государственной Думе по инициативе Правительства пакета законов о монетизации социальных льгот, который отбрасывал беднейшие слои общества за черту выживания. Материал опубликован в "МК" от 14 июля 2004 года в цикле статей "Письма Александра Минкина Президенту России":

Уважаемый Владимир Владимирович!

Банковский кризис был хорош тем, что на две недели люди обо всем забыли: о войне, о ценах, даже об отнимаемых льготах. Это известный способ побороть невзгоды: надень ботинки на два номера меньше — через час забудешь обо всем. Для меня (надеюсь, и для вас) этот кризис не стал неожиданностью. За месяц до него весь город занавесила реклама "Каждому по пежо!". Если воспринимать это как обещание дать всем по иностранному автомобилю, то это абсолютно несбыточно. Хотя очень похоже на типичные кремлевские (советские и послесоветские) обещания: коммунизм в 1980-м, всем квартиры, продовольственные программы, моральные кодексы, семилетку качества, удвоение ВВП… Но верить в это могут только очень наивные. Не сердитесь, но я воспринял лозунг "Каждому по пежо!" как угрозу. Ее для приличия слегка завуалировали, переставив слоги. Прочитав "каждому по…", люди насторожились: что будет? Угрозу осуществили. Аккурат с прекращением выплат исчезли и лозунги. Значит, сбылось, получили по. Не каждый, конечно, но очень многие. Кризис вроде бы почти кончился. Но остались вопросы: "почему он начался? кто его устроил? зачем?"

13 мая 2004 г Центральный банк приказом от 12 мая N ОД-337 отозвал генеральную лицензию на осуществление банковских операций у "Коммерческого банка содействия предпринимательству" (ООО КБ "Содбизнесбанк") за неоднократное нарушение банковского законодательства, неисполнение закона N115-ФЗ и назначил временную администрацию. Произошло вполне заурядное, на первый взгляд, событие, которое, однако, получило неожиданное развитие. Назначенная Центральным банком временная администрация из-за противодействия руководства "Содбизнесбанка" две недели не могла приступить к работе. Такого случая в надзорной практике Центрального банка еще никогда не было. В тот же день первый зампред Центрального банка А.А.Козлов выступил с заявлением, в котором прокомментировал причины отзыва у. "Содбизнесбанка" лицензии. Этот банк, по его словам, не сохранил информацию о своих операциях за 2002 год, а в течение 2003 года не направлял в Комитет по финансовому мониторингу сведения об операциях, подлежащих обязательному контролю. Кроме того, банком не соблюдались требования по идентификации своих клиентов, среди которых было немало нерезидентов. А.А.Козлов также напомнил о том, что в апреле 2004 года в "Содбизнесбанке" проходила инспекционная проверка, по результатам которой Московское ГТУ направило в "Содбизнесбанк" предписание об ограничении валютно-обменных операций и прием вкладов у населения. "Содбизнесбанк" с этим решением не согласился и — опять-таки беспрецедентный случай в надзорной практике — оспорил данное предписание в Московском арбитражном суде.

Все попытки Центрального банка ввести в "Содбизнесбанк" временную администрацию наталкивались на решительный и жесткий отпор. СМИ начали освещать процесс отзыва лицензии у "скандального" банка в режиме постоянного мониторинга. Появились тревожные сообщения о том, что "Содбизнесбанком" завладели некие "теневые структуры". По данным отчета банка за IV квартал 2003 года, его владельцами являлись несколько фирм, организованных в форме ООО: "Стейв", "Лоция-М", "Компромисс", "ТК-Власта", "Стемп-Нью", "Вита-Вел" (каждой принадлежит около 16 % уставного капитала). Банк был создан в 1991 году с уставным фондом в 0,5 млн. рублей, который в 2002 году вырос до 2 млрд. рублей. В Центральном банке полагали, что увеличение уставного фонда произошло ненадлежащим образом — за счет кредитов, предоставленных "Содбизнесбанком" зависимым от владельцев банка фирмам. На 1 января 2004 года, по отчету банка, его активы составляли 5,8 млрд. рублей (112-е место среди российских банков), прибыль до налогообложения — 120 млн. рублей (97-е место).

На рынке "Содбизнесбанк" позиционировался как средняя по размерам универсальная кредитная организация, обслуживающая малый и средний бизнес, а также физических лиц. Десять лет основным владельцем банка (одновременно и председателем правления) являлся г-н Захаров. За это время в деятельности банка значилась одна темная история: в 1994 году московская компания "Реконструкция и развитие исторических и архитектурных памятников России" подала в Арбитражный суд Москвы иск о том, что "Содбизнесбанк" банк без ее согласия списал с ее счета 85 млн. рублей. Эти денежные средства имели своим целевым назначением оплату доли участия компании в уставном капитале банка. Иск компании судом был удовлетворен, хотя со стороны компании являлся нарушением ранее заключенного с банком договора.

В 2002 году председателем правления "Содбизнесбанка" стал г-н Реусов, который до этого занимал должность зампреда правления коммерческого банка "Кредиттраст". По неподтвержденным данным г-н Захаров не только уступил пост главы банка, но и продал принадлежавшую ему долю акций предпринимателю А.Слесареву, которого также считали теневым владельцем банка "Кредиттраст". Осенью 2003 года бывший глава "Содбизнесбанка" г-н Захаров предпринял попытку выселить "Содбизнесбанк" из его центрального офиса на Красной Пресне, дом 26, стр. 1–2 — здание принадлежало фирме "Громов Б.Г.", совладельцем которой являлся г-н Захаров. По его словам, условия аренды помещения были для него крайне невыгодными. Однако адрес центрального офиса банка не изменился. Затем произошла еще одна темная история. По данным прокуратуры Республики Татарстан, в 2003 году через "Содбизнесбанк" были обналичены деньги криминального происхождения, являвшиеся выкупом за похищенных в Набережных Челнах руководителей компании "КамАЗ-Металлургия" — гендиректора Виктора Фабера и директора департамента по экономике Натальи Стародубцевой. Преступники требовали от них $1 млн. По данным МВД, первый транш в 10 млн. рублей, пройдя длинную цепочку, был обналичен преступниками в центральном офисе "Содбизнесбанка". Похищенных предпринимателей это не спасло — их все равно убили. Установлено, что они стали жертвами ОПГ под руководством Э.Тагирьянова — одной из самых кровавых и жестоких российских криминальных группировок. После этого председателем правления "Содбизнесбанка" был назначен г-н Петров; одновременно сменилось и все его руководство. В банк пришли молодые, энергичные и довольно толковые менеджеры, которые, словом и делом, подтверждали то, что они "умеют работать", сочетая операции сомнительного характера с активной кампанией по привлечению вкладчиков.

Председатель правления "Содбизнесбанка" г-н Петров мотивировал отказ от сотрудничества с назначенной Центральным банком временной администрации тем, что, якобы, за день до отзыва лицензии акционеры банка приняли решение о добровольной ликвидации банка и грозился опротестовать решение надзорного органа через суд. Центральный банк также обратился в суд, но уже с иском о ликвидации "Содбизнесбанка". 25 мая Московский арбитражный суд удовлетворил требование Центрального банка и вынес решение в качестве обеспечительной меры наложить арест "на имущество, ценности, ценные бумаги и денежные средства" Содбизнесбанка. В тот же день с помощью судебных приставов и правоохранительных органов в центральный офис "Содбизнесбанка вошла временная администрация. Вкладчики "Содбизнесбанка", которых оказалось более 20 тыс., начали устраивать массовые демонстрации в знак протеста против "произвола властей", перекрывая движение в центре Москвы. Поведение вкладчиков заставило москвичей и гостей столицы разом вспомнить события давно минувших дней: банкротство "Чары", крах МММ и, конечно, банковский кризис августа 1998 года.

Через четыре дня после отзыва лицензии у "Содбизнесбанка" глава Финмониторинга В.А.Зубков, выступая в Париже на сессии FATF, заявил, что его ведомство подозревает, как минимум, еще десять российских банков в нарушении закона о противодействии легализации преступных доходов. Информация попала в российские СМИ и получила в банковском и экспертном сообществе неожиданный резонанс. Сомнительными операциями, конечно, занимались не десять банков, а гораздо больше, и народ принялся фантазировать. В сети Интернет начали гулять разнообразные "черные списки" подозрительных банков, которых насчитывалось уже не меньше сотни. Банковское и экспертное сообщества не забыли о выступлении Председателя Центробанка С.М.Игнатьева 14 апреля 2004 года на XVI съезде Ассоциации российских банков. Тогда С.М.Игнатьев заявил о том, что в ходе инспекционных проверок у 136 банков были обнаружены признаки наличия фиктивного капитала. Анонимно получив от доброжелателей очередной "черный список", банкиры вымарывали оттуда себя, вписывали другого и посылали "десяточку" претендентов на отзыв лицензии в первоочередном порядке гулять дальше по Интернету. В списках, в итоге, оказались почти все московские — мелкие, средние и даже некоторые крупные банки, не подававшие до этого никаких признаков финансовой неустойчивости.

Центральный банк пытался успокоить банковское сообщество и вкладчиков, что, дескать, никаких "черных списков" у него нет, но уже было поздно. Идею компрометации подхватили профессиональные медийные компании и предложили участникам рынка свои "посильные услуги". Дальнейшее развитие событий очень живо напоминало эпизод из бессмертного романа Ильфа и Петрова "Золотой теленок". Если помните, то в длинной цепи приключений, которые предшествовали пожару в квартире N3, начальным звеном была ничья бабушка. Она жгла на своей антресоли керосин, так как не доверяла электричеству. Беспокойный ум бывшего камергера Митрича, томившийся от безделья, встревожился об опасных бабушкиных привычках и Митрич застраховал свое имущество. Об этом прознал страстный, но бдительный жилец Гигиенишвили, и в тот, же день сам застраховался на большую сумму. Люция Францевна Пферд, смекнув, что два негодяя задумали сжечь весь дом и получить страховку, моментально застраховалась сама и призвала к этому остальных жильцов. Дом загорелся в двенадцать часов пополуночи, да он и не мог не загореться, подожженный сразу с шести концов. Так погибла квартира номер 3, известная больше под названием "вороньей слободки".

Первой жертвой информационной войны стал КБ "Кредиттраст" — 28 мая 2004 года банки закрыли на него лимиты, заподозрив, что он имеет тех же собственников, что и "Содбизнесбанк". Потеряв за две недели почти 200 млн. рублей, "Кредиттраст" оказался не в состоянии поддерживать ликвидность, и. 3 июня заявил о своей "добровольной ликвидации". Это еще больше подлило масла в огонь. 9 июня 2004 года ставки по кредитам overnight на рынке МБК достигли 22 — 25 %,- после чего банки стали повально закрывать лимиты друг на друга, и рынок межбанковского кредитования остановился. Напряженная ситуация на рынке МБК четко продемонстрировал распределение банков по трем категориям. Разница между ставками для крупнейших банков (первый круг) и средними и мелкими (второй и третий круг) доходила до 20 %, а в некоторых случаях — до 40 — 80 %. Перед десятками средних и мелких банков замаячила перспектива задержки клиентских платежей и дефолтов по своим обязательствам. Какое-то время банки держались, а представители Центрального банка в типичной для российских х чиновников манере заявляли, что "никакого кризиса нет".

Только к 11 июня руководство Центрального банка спохватилось и объявило о снижении фондов обязательного резервирования до 7 %. Благодаря снижению норматива ФОР в банковскую систему было "впрыснуто" около 40 млрд. рублей. В считанные дни — уже к 17–18 июня — остатки на корреспондентских счетах покинули критическую зону 150 млрд. рублей и вернулись на более или менее благополучный уровень — около 200 млрд. рублей. Ставки на рынке МБК среди банков первого круга держались на уровне 6-10 %, по второму кругу они начинались от 10 % и выше. Для поддержания ликвидности банки второго и третьего круга активно распродавали пакеты акций, векселя, государственные ценные бумаги, недвижимость, а на вырученные средства скупали доллары и евро. Спешка объяснялась также и тем, что незадолго до кризиса Центральный банк обязал кредитные организации отчитываться о соблюдении ими резервных позиций ежедневно.

11 июня состоялась встреча Президента В.В.Путина с председателем Центробанка С.М.Игнатьевым, показанная по телевидению. На встрече были произнесены дежурные фразы о том, что банкам и их вкладчикам опасаться нечего, а виной всему происходящему — желание неких лиц, занимающихся "отмыванием денег", получить максимальную для себя выгоду от раздувания шумихи вокруг банковского кризиса. Первым эту идею сформулировал Президент, председателю Центробанка она, видимо, пришлась по душе, поскольку он охотно с ней согласился, подчеркнув, что подобная мысль его уже посещала. Напутственные слова Президента Российской Федерации главному банкиру страны, если в них вдуматься, подтверждал наихудшие опасения участников рынка: "Порядок, без всякого сомнения, надо наводить. Но я вас прошу действовать аккуратно. Никаких массовых зачисток одномоментно, надеюсь, проводить вы не собираетесь. Это должна быть системная, аккуратная работа". На что г-н Игнатьев еле слышно ответил: "Не планируется".

15 июня глава Центробанка С.М.Игнатьев провел встречу с представителями Ассоциации российских банков и призвал банкиров к спокойствию. По сообщению газеты "Коммерсантъ" от 16 июня 2004 года, участвовавший в совещании председатель правления "Альфа-банка" Рушан Хвесюк выступил с инициативой поддержать банки второго и третьего круга, испытывающие проблемы с ликвидностью: "Понимая сложность ситуации на банковском рынке, "Альфа-банк" готов оказать помощь российским банкам с проблемной ликвидностью, купив у них долгосрочные кредиты. Тем самым банк повысит их ликвидность и даст возможность расплатиться по обязательствам со своими контрагентами". Некоторые другие крупные банки также подтвердили свою готовность при необходимости выкупить у средних банков "хорошие кредиты".

17 июня несколько депутатов из различных фракций (И.Н.Харченко, Н.С.Леонов, Е.Ю.Соломатин, Л.Ю. Воронин) направили письмо на имя Президента России, директора ФСБ и Генерального прокурора, в котором сообщалось о предкризисной, стремительно ухудшающейся ситуации в банковской сфере. "В настоящее время, — отмечалось в письме, — мелкие и средние банки поставлены на грань выживания, а крупные кредитные учреждения уже испытывают серьезные трудности в финансировании своих клиентов". Депутаты просили руководство страны поручить Центробанку и правоохранительным органам дать оценку действиям первого зампреда Центрального банка А.А.Козлова, которого они назвали "строителем пирамиды ГКО и одним из организаторов дефолта 1998 года". Глава Центробанка С.М. Игнатьев принял огонь на себя: "Считаю обвинения необоснованными. Все существенные решения Козлов, как мой первый заместитель, принимает с моего согласия". И далее: "Вероятность банковского кризиса сейчас чрезвычайно мала и со временем становится все меньше и меньше, несмотря на все переходные периоды".

Страницы


Разделы

  • Симонов Николай СергеевичБанки и Деньги

  • ВВЕДЕНИЕ

  • ГЛАВА 1Реформа советской банковской системы в 1988–1990 гг

  • ГЛАВА 2Создание коммерческих банков, "заговор банкиров", формирование каркаса банковской системы России

  • ГЛАВА 3Агония союзного центра и крах советской денежно-кредитной системы

  • ГЛАВА 4Банковская система России в трех измерениях экономической реформы: либерализация, приватизация, финансовая стабилизация

  • ГЛАВА 5От "черного вторника" до "черного четверга": первые банковские кризисы и скандальные банкротства, создание финансово-промышленных групп (ФПГ)

  • ГЛАВА 6"Голосуй, или дебетуешь!" — Банкиры за переизбрание Б.Н.Ельцина

  • ГЛАВА 7Под обломками "финансовой пирамиды" ГКО или как банкротились крупнейшие коммерческие банки

  • ГЛАВА 8"Новое земля и новое небо": российская банковская система в условиях восстановительного этапа экономического роста (1999–2003 гг.)

  • ГЛАВА 9"Финансовая смута" 2004 года: крах "Содбизнесбанка", кризис доверия на рынке МКБ, паника вкладчиков, антикризисные меры Центробанка. Классификация структурных элементов банковской системы России
  • ГЛАВА 10В ожидании ВТО: переход на МСФО, проблемы конкурентоспособности и программа "банкизации всей страны"

  • ГЛАВА 11Добро пожаловать в государственный капитализм! — Переход на новую модель экономического развития, экспансия госбанков, создание государственных корпораций

  • ГЛАВА 12"Островок стабильности в океане бушующего мирового финансового кризиса": накопление потенциала рыночных рисков, "дело Френкеля" и вопросы банковского надзора, кризис ликвидности осенью 2007 года

  • ГЛАВА 13Хроника пикирующей экономики

  • ЗАКЛЮЧЕНИЕ

  • ПРИМЕЧАНИЯ

  • В нашей электронной онлайн библиотеке вы можете бесплатно и без регистрации прочитать «Банки и Деньги» автора Симонов Николай на телефоне, андроиде, айфоне, айпаде. Сейчас вы находитесь в разделе „ГЛАВА 9"Финансовая смута" 2004 года: крах "Содбизнесбанка", кризис доверия на рынке МКБ, паника вкладчиков, антикризисные меры Центробанка. Классификация структурных элементов банковской системы России“ на странице 1. Приятного чтения.