Вы здесь

Банки и Деньги

Банки и Деньги

"Новое земля и новое небо": российская банковская система в условиях восстановительного этапа экономического роста (1999–2003 гг.)


После девальвации рубля в течение 1998-99 гг. в пять раз многие секторы российской промышленности — пищевая, легкая, частично машиностроение — бурно вытесняли импорт и хорошо развивались. По разным оценкам, эффект девальвации рубля исчерпал себя уже в октябре-декабре 1999 года, но производство, несмотря на это обстоятельство, продолжало расти. Данные Росстата о росте ВВП в 1999–2000 гг. на 11,5 % по сравнению с 1998 годом, коррелируются с данными о росте промышленного потребления электроэнергии на 6 % и увеличении объема грузоперевозок на 10 %. Кроме того, есть еще один важный показатель экономического подъема — увеличение количества малых предприятий. По данным на 1 апреля 2000 года в стране было зарегистрировано 873,6 тыс. малых предприятий, в то время как по состоянию на 1 октября 1997 г. их насчитывалось около 844 тыс.

На фоне экономического подъема производственного сектора экономики дела в банковском секторе выглядели удручающе. После дефолта в России остались действующими 1300 банков. Их совокупные активы не превышали $150 млрд. — меньше активов любого крупного западного банка. На пять действующих банков приходилось три банка с отозванной лицензией. Доля депозитов физических лиц в совокупных пассивах банковской системы снизилась с 1 августа 1998 г. по 1 марта 1999 г. с 25 до 17 %, и рассчитывать на их существенный рост не приходилось. Основным источником ресурсов для большинства банков стали краткосрочные депозиты и оборотные средства предприятий (ресурс очень мобильный, а потому ненадежный). Из-за сильного недоверия к банковской системе процентные ставки по депозитам превышали 60 % в годовом исчислении.

Таким образом, в десятилетнем противостоянии производственного и банковского секторов экономики производственный сектор одержал победу. Много уже написано о том, что в период высокой инфляции российские банки присваивали себе значительную долю ВВП за счет обесценения финансовых активов предприятий и населения и высокой разницы (спрэда) между кредитными и депозитными ставками. Теперь уже банкиры пошли на поклон к промышленникам и крупным торговым посредникам, уговаривая их "поддержать обороты в пределах хоть небольшого неснижаемого остатка". А за это обещали выплачивать проценты. С начислением их на счет или в карман, — кому как нравится. Парадоксально, но факт: клиенты банков становились их нетто-кредиторами.

Осенью 1999 года подоспела неожиданная помощь. Не от МВФ, который уже махнул на Россию рукой, а от мировых сырьевых рынков, которые стремительно пошли в рост. Начиная с сентября, стало заметно и устойчиво расти сальдо внешней торговли. Экономика и, само собой, банки получили подпитку ликвидности в тот самый момент, когда внутренние источники роста денежного предложения были исчерпаны. В результате банки не только избежали проблем, связанных с адаптацией к уменьшению темпов роста обязательств, но и сумели аккумулировать значительные избыточные ликвидные активы. А это позволило банковской системе выполнять свою главную функцию — кредитования экономики. По данным Центрального банка, в IV квартале 2000 г. предоставленные кредиты предприятиям и организациям составляли 10,8 % ВВП, отмечалось также увеличение доли заемных средств в оборотных средствах предприятий. Средневзвешенная ставка по рублевым кредитам составляла 26,7 % годовых при инфляции 20,2 %. Во II квартале 2001 года средневзвешенная процентная ставка по кредитам, предоставленным предприятиям и организациям в рублях, снизилась до 18,1 %. Значительная часть рублевых кредитов — более 40 % — была выдана на срок от 6 месяцев до 1 года. Доля кредитов нефинансовому сектору в активах банков постоянно увеличивалась и к началу IV квартала 2002 года достигла 44 % — самого высокого показателя за всю историю российской банковской системы.

Рост кредитования банками отечественных предприятий носил не фронтальный, а очаговый характер. В качестве основных локомотивов прироста кредитных портфелей выступали крупные многофилиальные банки и значительная часть средних региональных банков. Их кредиты экономике к середине 2001 года превысили 51 % всех выданных банковской системой кредитов. Несколько на отшибе от этого процесса находились банки, контролируемые нерезидентами и крупными экспортно-ориентированными корпорациями, которые, по-видимому, еще выжидали, считая риски кредитования производственного сектора экономики все еще слишком высокими. Среди новых сфер активного кредитования выделяется сельское хозяйство, увеличившее в реальном выражении за первые семь месяцев 2001 г. заемные средства на 51,1 %. Следует также отметить транспорт и электроэнергетику, кредиторская задолженность которых в реальном выражении выросла на 25,1 % и 17,5 % соответственно.

Абсолютными лидерами на рынке кредитных услуг, судя по их годовым отчетам, являлись Сбербанк и Внешторгбанк. Объем кредитов, выданных Сбербанком в 2000 году, по данным годового отчета, составил более 281 млрд. руб. ($12,6 млрд.) — чуть меньше трети совокупного объема банковских ссуд. В 2001 году кредитный портфель Сбербанка в пересчете на доллары США увеличился на $3 млрд. — это составило 35 % общего прироста объема кредитования в банковской системе. Объем кредитов, выданных Внешторгбанком в 2001 году, составил 64 млрд. руб, что соответствовало почти 15 % общероссийского показателя. Вместе указанные два банка обеспечили 50 % роста объема кредитов, выданных российскими банками в 2001 году.

Постепенно начал оживать рынок МБК, сформировались новые группы его участников. В качестве примера можно привести "Европейский трастовый банк", "Содбизнесбанк", "Москомприватбанк", на базе которых в 1999 году были созданы площадки торговли межбанковскими кредитами. В начале 2000 года оборот рынка МБК составил более 90 млрд. руб. или 50 % докризисного объема. Валютный рынок рос более быстрыми темпами. Уже в феврале 2000 года среднедневной оборот по доллару США на ММВБ превысил докризисный объем. Возникли новые организационные формы взаимодействия участников валютного рынка. Ассоциация российских банков совместно с ММВБ выступили с инициативой создания Национальной валютной ассоциации, в целях защиты интересов участников биржевого и внебиржевого валютных рынков.

Рынок государственных ценных бумаг после дефолта так и не восстановился (в 2002 году ежедневный оборот рынка ГКО-ОФЗ в долларовом выражении более чем в 40 раз уступал среднему значению за 1997 год). Как при первичном размещении, так и на вторичных торгах главным игроком был Сбербанк; довольно активны были и другие госбанки (прежде всего Внешторгбанк), а на долю негосударственных банков в 2002 году приходилось немногим более 20 % (против 40 % в 1997 году). Впрочем, это не удивительно, так как, например, доходность ОФЗ к осени 2002 года опустилась до 14 % — ниже ожидаемой годовой инфляции. На российский финансовый рынок начали возвращаться нерезиденты, сбежавшие с него после дефолта, и начали осторожно размещать средства (до $5 млрд. в начале 2002 года) на краткосрочных текущих счетах и депозитах.

После избрания в марте 2000 года В.В.Путина Президентом России в стране наблюдалась тенденция к политической стабилизации, поддерживаемая готовностью российского Правительства, обеих палат Федерального Собрания, делового и банковского сообщества скорректировать курс экономических реформ в направлении повышения темпов экономического роста.

В конце 1999 года, когда Путин еще был премьер-министром России, он создал Российский Центр Стратегических Разработок для подготовки перспективного (10-летнего) плана государственной экономической политики. Его возглавил юрист Г.О.Греф, которого Путин знал по работе в администрации Санкт-Петербурга, а в число сотрудников входили экономисты-реформаторы. Их план, опубликованный через полгода, в некоторых СМИ даже называли наиболее либеральной экономической программой с момента распада СССР в 1991 году. В "программе Грефа" были обоснованы весьма привлекательные для делового сообщества цели: уменьшение государственного вмешательства в экономику, минимизация бюрократии, снижение налогового бремени и поддержка частного бизнеса. Естественные монополии в электроэнергетике, газовой и железнодорожной отраслях подлежали реорганизации. Предлагались меры по обеспечению прав собственности акционеров и развитию корпоративного управления. Социальные льготы предполагалось сделать адресными, чтобы уменьшить разрыв между богатыми и бедными. Интересно, что "программу Грефа" тогдашнее правительство так и не одобрило, ограничившись формулировкой "принять к сведению". Вместо нее подготовили среднесрочную программу (на три года), которая затем каждые два года обновлялась.

29 марта 2000 года Президент В.В.Путин провел рабочее совещание с участием представителей Министерства финансов и АРКО по проблеме реструктуризации кредитных организаций, проявив к этой теме не только живой интерес, но также и готовность взять некоторые вопросы законодательного регулирования банковской деятельности под свой личный контроль.

17 мая 2000 года Государственная Дума утвердила М.М.Касьянова в должности главы кабинета министров. Должность Министра финансов в новом кабинете занял А.Л.Кудрин. С деятельностью Касьянова и Кудрина, чтобы сейчас не зубоскалили о первом, и не иронизировали о втором, связаны впечатляющие успехи государства в деле преодоления многолетнего бюджетного кризиса и достижения долгожданной макроэкономической стабилизации.

Федеральный бюджет на 2000 год был составлен по расходам в сумме 855,1 млрд. рублей и по доходам в сумме 797,2 млрд. рублей, исходя из прогнозируемого объема ВВП в сумме 5 350 млрд. рублей и уровня инфляции 18 %. Дефицит в размере 57,8 млрд. рублей покрывался за счет эмиссии государственных ценных бумаг. Причем, Центральный банк приобретал их на сумму 30,0 млрд. рублей с условием погашения до 1 января 2001 года. С точки зрения соотношения объема ВВП и бюджетного дефицита это был лучший бюджет России за все годы экономических реформ. Но по-настоящему оптимальным, с точки зрения перспектив экономического роста, стал федеральный бюджет на 2001 год, принятый Государственной Думой 14 декабря и одобренный Советом Федерации 20 декабря 2000 года. Впервые в новейшей истории России ее государственный бюджет стал бездефицитным, доходы и расходы составили по 1 триллиону 193 миллиарда рублей, исходя из прогнозируемого объема ВВП в размере 7 триллионов 750 миллиардов рублей и уровня инфляции 12 %.

Денежно-кредитная политика Центрального банка в условиях начавшегося экономического подъема была весьма сдержанной, хотя на протяжении 1999–2000 гг. несколько раз наблюдалось кратковременное ускорение денежного предложения, что было связано, преимущественно, с необходимостью дополнительных рублевых интервенций на валютном рынке, с целью накопления валюты, продаваемой Министерству финансов для осуществления платежей по внешнему долгу. Продолжалась политика плавающего обменного курса. На протяжении 1999–2000 гг. Центральный банк неоднократно снижал учетную ставку, опустив ее с 60 % до 25 % в годовом исчислении. За период реформирования российской экономики более низкое значение учетной ставки наблюдалось только в апреле 1992 года (20 %) и в октябре-ноябре 1997 года (21 %). Правда, уровень учетной ставки, кроме индикативного, другого значения не имел. В 2000 году Центральный банк дважды в неделю (понедельник и четверг) объявлял ломбардные кредитные аукционы на срок до 7 календарных дней, но из-за отсутствия спроса со стороны банков аукционы признавались несостоявшимися. В течение первой половины 2000 года общая сумма предоставленных Центральным банком внутридневных кредитов и кредитов "овернайт" составляла не более 1 млрд. рублей.

В январе 2000 года Совет директоров Центрального банка принял решение об увеличении нормативов обязательных резервов: по привлеченным кредитными организациями средствам юридических лиц в валюте Российской Федерации, юридических и физических лиц в иностранной валюте — с 8,5 до 10 %; по денежным средствам физических лиц, привлеченным во вклады (депозиты) в валюте Российской Федерации — с 5,5 до 7 %. Таким образом, резервные требования вернулись к докризисному значению.

На пути нормального развития у российской банковской системы было еще много препятствий и хронических болезней. Одна из самых тяжелых — наличие множества неликвидированных банков с отозванной лицензией. В IV квартале 1999 года таковых насчитывалось 1025. Действовавшие в тот период ликвидационные процедуры и технологии не позволяли полностью прикрыть большое количество "мертвых" банков, которые продолжали подавать признаки жизни, наподобие гаитянских зомби. Дело в том, что в России сформировалась судебная модель банкротства банков с небольшой примесью административных мер. Центральный банк вправе отзывать лицензию у банка, но его банкротством занимался суд. Он же назначал арбитражного управляющего и следил за процедурой ликвидации банка, которая была прописана настолько нечетко, что позволяла заинтересованным лицам затягивать банкротство до бесконечности. За это время активы банка уходили в другие структуры и банально тратятся на содержание арбитражных управляющих. В результате кредиторам последней очереди — юридическим лицам — во многих случаях не доставалось ничего.

Еще до кризиса 1998 года достаточно массовым явлением было отсутствие у официально обанкротившихся банков кредиторов, заинтересованных в их ликвидации. Или в отсутствии у собственников (акционеров) средств, необходимых для завершения ликвидационных процедур. После кризиса достаточно массовым явлением было стремление главных (мажоритарных) акционеров и топ-менеджеров обанкротившихся банков максимально оттягивать их окончательную гибель. По крайней мере, до тех пор, пока не будут реализованы остатки денежных средств на счетах банков-корреспондентов. Банки с отозванной лицензией представляли собой практически альтернативную банковскую систему, которая не Центральным банком, ни другими официальными органами никак не регулировалась.

Совокупные активы банков с отозванной лицензией (за исключением "СБС-Агро" и "Российского кредита", находившихся под управлением АРКО) на 31 декабря 2000 года составляли 8,5 % активов всех зарегистрированных банков. Рассказывают, что в короткую бытность В.А.Степашина в должности премьера он, однажды, поинтересовался у главы Центробанка В.В.Геращенко, возможно ли то, что некий банк с отозванной лицензией, как ни в чем не бывало, продолжает проводить банковские операции, — на что последний философически заметил: "В России все возможно…". "Очень жизнеутверждающий ответ", — сказал Степашин под хохот присутствовавших на заседании членов кабинета министров.

Страницы


Разделы

  • Симонов Николай СергеевичБанки и Деньги

  • ВВЕДЕНИЕ

  • ГЛАВА 1Реформа советской банковской системы в 1988–1990 гг

  • ГЛАВА 2Создание коммерческих банков, "заговор банкиров", формирование каркаса банковской системы России

  • ГЛАВА 3Агония союзного центра и крах советской денежно-кредитной системы

  • ГЛАВА 4Банковская система России в трех измерениях экономической реформы: либерализация, приватизация, финансовая стабилизация

  • ГЛАВА 5От "черного вторника" до "черного четверга": первые банковские кризисы и скандальные банкротства, создание финансово-промышленных групп (ФПГ)

  • ГЛАВА 6"Голосуй, или дебетуешь!" — Банкиры за переизбрание Б.Н.Ельцина

  • ГЛАВА 7Под обломками "финансовой пирамиды" ГКО или как банкротились крупнейшие коммерческие банки

  • ГЛАВА 8"Новое земля и новое небо": российская банковская система в условиях восстановительного этапа экономического роста (1999–2003 гг.)
  • ГЛАВА 9"Финансовая смута" 2004 года: крах "Содбизнесбанка", кризис доверия на рынке МКБ, паника вкладчиков, антикризисные меры Центробанка. Классификация структурных элементов банковской системы России

  • ГЛАВА 10В ожидании ВТО: переход на МСФО, проблемы конкурентоспособности и программа "банкизации всей страны"

  • ГЛАВА 11Добро пожаловать в государственный капитализм! — Переход на новую модель экономического развития, экспансия госбанков, создание государственных корпораций

  • ГЛАВА 12"Островок стабильности в океане бушующего мирового финансового кризиса": накопление потенциала рыночных рисков, "дело Френкеля" и вопросы банковского надзора, кризис ликвидности осенью 2007 года

  • ГЛАВА 13Хроника пикирующей экономики

  • ЗАКЛЮЧЕНИЕ

  • ПРИМЕЧАНИЯ

  • В нашей электронной онлайн библиотеке вы можете бесплатно и без регистрации прочитать «Банки и Деньги» автора Симонов Николай на телефоне, андроиде, айфоне, айпаде. Сейчас вы находитесь в разделе „ГЛАВА 8"Новое земля и новое небо": российская банковская система в условиях восстановительного этапа экономического роста (1999–2003 гг.)“ на странице 1. Приятного чтения.